Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Любимовка (12).

Воскресенье
Сегодня был заключительный день Любимовки. Праздник просто:))
Началось всё не очень-то. Выйдя из дома вовремя, уже на улице сообразила, что карточку от фотика не взяла. Пришлось вернуться. Но посмотрела в зеркало, улыбнулась - все, как надо:))) Однако уже на улице минут через пять чувствую противную липкость в левой руке, думаю, что такое, а оказалось - кровь. Я опешила, ибо даже не заметила, когда и чем порезалась. Причем её было так много, что я в попытке найти влажные салфетки в сумке быстро испачкала новенькую ветровку. Потом оказалось, что у меня порезаны 4 пальца на обеих руках!! Два я заклеила лейкопластырем, а два просто замотала салфеткой. Зато в Доке замечательный Стас, звукорежиссер, очень грамотно обработал мне мои ранки, заботливо перебинтовал - ну, золото, а не человек:))) От такой заботы все зарастает прямо на глазах:))) После читки я купила пластыри в аптеке и упаковку отдала Стасу в благодарность:)))) Дай Бог, чтобы они никому не пригодились, чтобы ни у кого не было никаких ранок:)))
Так приятно открывать хорошее в человеке, Стас - очень добрый парень, да:)))) Я к нему за эти дни очень прониклась симпатией, уважением и любовью:))))
Стас, выходит, положил конец моим горестям и началось только хорошее:)))
А вот и он, знакомьтесь: окружен двумя красивыми женщинами, актрисами:)) Ту, что слева, я видела в читке, но фамилию не запомнила, к сожалению. А справа - талантливая актриса, режиссер Ольга Лысак:))


Не знаю, случайно ли так совпало с мнением отборщика пьес Елены Ковальской, но мне показалось, что именно сегодня были 4 пьесы совершенно законченные, которые не надо править, абсолютно готовые спектакли я увидела в этих читках. Профессионалы говорили критические слова о каждой пьесе, а мне они казались почти совершенными. Ни одна из них не оставила меня равнодушной. Я, по Коляде, и насмеялась, и наплакалась от души.

Первой была читка пьесы Ксении Драгунской "Единственный с корабля" - подслушанный разговор 46-летних людей. Были приметы времени, подробности жизни в 70-80-е, когда они начинали принимать наркотики, их забирали в милицию. Но мне кажется, пьеса не совсем об этом. У маминой подруги дочь начала колоться в школе ещё, на Мосфильмовской она жила, в той же среде была, что и герои пьесы, но она постарше, умерла в 45 от передоза, ей сейчас было бы за 50, чуть другое поколение. Это боль людей, проживших бОльшую часть жизни из-за того, что случилось или не случилось. О судьбе, о жизни, о смерти, о дружбе, о любви. Подробнее говорить не могу ничего, потому что проплакала половину пьесы, было так же горько от их потерь, открытий, понимания невозможного, безвовратности, как и героям.

После читки в числе прочего говорили и о том, что пьесу эту, похожую на радиопьсу, невозможно поставить в современном театре, что нужен очень кропотливый труд режиссера и актеров. А я подумала, что как раз Марина Брусникина замечательно бы справилась с этой задачей: она умеет не только прочувствовать переживания героев, но и передать, с такой же пронзительностью и именно через этот кропотливый труд. Я уж не говорю о возрастном совпадении с героями. Всё-таки она удивительно тонкий человек и умеет передать это щепетильность, хрупкость чувств, неуловимые нюансы отношений, она внимательно и деликатно относится к тексту, бережно - к людям, населяющим пьесу, с любовью и уважением. Именно её спектакли, обозначенные критиками как чтецкий театр, вызывают у меня массу чувств и переживаний - "Пролетный гусь", "Белое на черном", "Река с быстрым течением", "Солне сияло", "Легкий привкус измены". Мне кажется, они по духу очень близки с Ксенией Драгунской, обе умеют плести тончайшее редкой красоты кружево из слов, отношений, взглядов, недосказанности.

В этот раз не стала бояться, а просто подошла по окончании пьесы к самой Ксении, спросила, знает ли она Марину Брусникину. Лично нет, но слышала. И я сказала, что это как раз идеальный режиссер для этой пьесы. Не знаю, правда, насколько сама Марина готова это делать - её уже заклевали за "радиотеатр" как раз. Однако пьеса настолько тонкая, воздушная, атмосферная, хотя и о печальных вещах там говорится, настолько трогает, царапает душу подробностями "а это я много лет назад положил те 25 рублей тебе в книгу", что я очень надеюсь, что и Марине это окажется близким. Предложила передать текст самой Марине. Но Ксения сказала, что сама передаст или на проходной, или через сына, который в ШС учится. Так хочется, чтобы они совпали и спектакль случился:)))

Режиссер Михаил Угаров пригласил читать эту пьесу трех режиссеров: Алексея Жирякова, Юлию Ауг и Юрия Муравицкого. Сделали они это великолепно.
Меня пробрало очень сильно. Когда я подошла к Ксении, сказала, что пьеса очень понравилась, что я плакала, она приобняла меня и сказала, что не надо плакать (видимо, привыкла, что с ней делятся:)), что надо радоваться, что живем:)) Хотя я вовсе не жаловалась, а просто констатировала факт, что пьеса воздействует на людей, что я плакала не от жалости к себе и своей жизни, а от сочувствия этим людям. Потому что моя жизнь сложилась иначе, потерь таких и не было, но их переживания очень пересекаются с моими в других областях.
Алексей Жиряков, Юлия Ауг, Юрий Муравицкий.

Юля на читке очень волновалась и даже курила. И её волнение видно на этой фотографии: вчера она была в другом настроении. А эта фотка - сразу после читки, она ещё не отошла от пьесы.


После читки:

обсуждение пьесы, Елена Гремина.


Драматурги Алексей Зензинов, Ксения Драгунская, Вячеслав Дурненков.

Tags: Любимовка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment