Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Об интуиции.

В моей жизни было столько разных встреч, столько людей, столько разных судеб - порой кажется, что какие-то встречи ушли в небытие, и вдруг - едва уловимый мгновением аромат, неосязаемое прикосновение к чему-то зыбкому, и память выбирает из памяти человека, словно попугай у уличного зазывалы вытаскивает карточку с твоей "судьбой", которая сродни гаданию по странице в первой попавшейся книге. Каким причудливым образом соединяет Некто людей? И зачем?

Я уже сейчас не вспомню, сколько мне лет тогда было. Думаю, что не больше 20.

Моя мама, сколько себя помню, выписывала разные газеты, подписывалась на собрания сочинений разных авторов, среди которых был даже Федор Кони, 4-томник которого в числе прочих был сдан в букинистический магазин вперемешку с проданным красивым немецким хрусталем в периоды, когда нам не хватало денег - пьющий и скупой глава семьи выводил и на такие решения.

В одну из холодных темных ночей первооктябрьской подписной кампании мы с соседкой Жанной простояли всю ночь, придя домой только горячего чаю попить, в подъезде 250-го отделения почты, что на Красноказарменной улице, чтобы попасть в число подписчиков "Литературки", "Роман-газеты" и "Нового мира" с "Октябрем" и "Знаменем". Мы с ней - старшей - разговаривали на разные близкие темы, чем и запомнилась та ночь - так важно иметь старшего друга, который объяснит многое из того, до чего ты не успел дойти своим умом. Работники почты, вырвавшие у нас первые подписки для себя (с нашего молчаливого согласия, ибо следующие за нами, кому не достались нужные издания, думали, что "лимит" начали расходовать именно мы), все же с чувством вины отдали нам нужные подписки - Литературки "давали" на весь район штук 5.

Мы получали "Вечернюю Москву", в которой до своих 14-15 лет я вычитывала объявления об училищах, выбирая себе будущую профессию - все, от наборщика высокой печати до медсестры и учителя младших классов, казались мне очень интересными. Перейдя в 9 класс, про училища читать перестала.
Бабушке выписывали "Труд" - бабуля, имея 3 класса церковно-приходской школы, читала все, что под руку попадало, а вечером перессказывала новости маме, пришедшей с работы. У бабушки была очень хорошая, светлая память и разум до самой смерти в противовес соседской бабушке, которая не узнавала своих дочерей.

Помимо всего прочего, мы получали "Комсомолку" - тогда она была, действительно, довольно продвинутой газетой, там работали энергичные, юно мыслящие журналисты. Были бодрящие статьи. Я очень любила рубрику "Алый парус" о надеждах и судьбах молодых. Мне всегда было интересно, почему и как складывается судьба у разных людей именно так, а не иначе.

И вот однажды в небольшой колонке я увидела маленькие выдержки из писем - моральные, так сказать. О себе. Личные очень, что тогда не приветствовалось. Общественные интересы должны быть выше личных и прочее - особенности личности отрицались. Все должны быть борцами, иметь активную жизенную позицию и пр.

Один из авторов писем рассказал, что его любимая девушка погибла в авиакатастрофе. Само по себе допущение этого сообщения было храбростью - авиакатастроф в СССР официально не было и быть не могло. То, о чем он писал, казалось новостью из другого мира или из прошлого.
Другие письма тоже были о страданиях. Но именно в этом письме был указан обратный адрес.

Не умея устоять перед чужими переживаниями, я написала ему письмо. Перед этим я прочитала книгу некоего Эдуарда Гольдернесса (как она ко мне попала - не помню, но след оставила отчетливый), в которой он рассказывал о себе: как в 14 лет лежал на мокром песке на море, мечтая о подвиге, как не ел почти неделю, голодая из солидарности с детьми Африки, как застудился именно тогда, сильно заболел, был прикован к постели, как к нему пришла девушка, которая посвятила ему много времени, помогала выходить из одиночества и болезни, о чувствах, которые их связали. Для меня он стал примером огромного стремления жить, побеждать свою болезнь, неблагоприятные обстоятельства жизни, которые гнули его к земле, но он умел им противостоять.

Для меня сильный человек - не с бицепсами, а с несмирившейся душой.
Сила воли, духа выше силы тела.

Вот об этом я и писала, помимо всего прочего, неизвестному адресату. Два листа в клеточку мелким аккуратным почерком. Синими чернилами, в которые я добавляла каплю зеленки для лазурности. Это добавляло мне и ощущения неповторимости - никто больше не писал такими чернилами. Все писали шариковыми ручками, а я чаще всего - перьевой. Причем и в шариковые стержни я добавляла те же чернила: снимала головку с шариком, втягивала губами в пустой стержень чернила с зеленкой, надевала головку обратно и писала таким особым стержнем.

Сколько писем разным людям было мною написано в этом лазурном цвете:)))

Адресат этот - назовем его Н., потому что имени его я не помню - неожиданно откликнулся. Хотя мое письмо не предполагало ответа. Просто поддержка.

Н. писал о том, что ему пришло очень много писем из разных городов Союза. Писали, в основном, одинокие женщины разных возрастов. Он был москвичом - оказывается, помимо того, что адрес был единственным в тех отрывках из писем, почему я и написала (были другие люди, которым я бы хотела написать, но их адресов не было), многих привлекло именно это. Были женщины, которые не писали писем, а просто приезжали и звонили в дверь, предлагая нехитрые утешения страдающему молодому мужчине.

Почему-то всегда страдающие мужчины получают куда больше предложений утешиться, чем страдающие женшины, которые чаще всего вызывают ухмылку у мужчин.

Письмо Н. меня не столько удивило, сколько насторожило. Я не рассчитывала на дальнейшее общение. Не будучи специалистом-графологом или хотя бы психологом, я ощутила какую-то тревогу: письмо было написано очень мелким, убористым, скупым и расчетливым почерком, с витиеватыми хвостиками у "у" и "д", с выделением моих "высоких моральных качеств", было отмечено, что на фоне других писем и проявлений для Н. было важно именно мое письмо.
Ставя меня на высокую ступень, а других авторш на ступень ниже, он вовсе не делал мне приятного комплимента, могущего подкупить мое самолюбие.

Он предложил мне встретиться.

Я оказалась в затруднении. С одной стороны, я встречаться не хотела, считая свою миссию по поддержке человека в трудную минуту выполненной. С другой, сказавши "а", надо говорить и "б" - все же человеку плохо.
И поколебавшись, я ответила согласием.

Встречу он назначил на выходе с эскалатора на "Ленинских горах". Я отправилась туда с настороженностью и недоверием. Как сейчас понимаю, я чувствовала, что мною просто хотят попользоваться. В каком качестве? Этого я не понимала. Боялась только физического насилия от нездорового психически человека - по двум его письмам (о встрече мы договорились тоже через письма, телефона своего я ему не дала) у меня создалось ощущение, что он не совсем здоров.

Мы шли по очень пустынной улице вдоль спуска нынешних Воробьевых гор. Ни людей, ни машин практически не было, зато кустов в избытке. Проходили мимо церковки справа - маленькой и очень аккуратной.

О чем говорили, сейчас уже не вспомню - мой мозг был слишком начеку, я была готова обороняться:)) Страх - плохой помощник во всем.
Вежливость вежливостью, но я повернула от совсем пустынных расстояний снова к метро.

Н. на прощанье говорил какие-то хорошие слова, что я такая-сякая-хорошая-уже-не-помню-какая, что он был бы рад новой встрече, но я с таким облегченим оказалась внутри метро, что мне не важно было слышать все, что он мне пытался сказать.

Мне казалось, что я избежала чего-то страшного.

Это ощущение ещё не раз появлялось в моей жизни. Наверно, это можно отнести к действиям моего Ангела-хранителя. Или интуиции, что, мне кажется, одно и то же.

Всегда ли мы прислушиваемся к голосу внутри себя?
Каждый раз, когда я шла наперекор ему, страдания не заставляли себя ждать. Голос разума. Интуиция. Бог внутри. Поиск и нахождение истины.

Всегда ли он прав? Особенно, когда допускает два варианта развития событий, предсказывая оба. Что руководит окончательным выбором в этом случае?

Одна из моих бывших жж-подруг, отфрендивших меня больше года назад после длинных душевных бесед, что стало для меня причиной затяжной депрессии - я быстро привязываюсь к людям, которых хорошо чувствую и понимаю, и любой разрыв переживаю очень долго и глубоко - сказала мне, что моя интуиция ведет себя как продажная девка. Мне было само по себе больно слышать эти слова от человека, которому я доверяла как себе. Но желание спрограммировать меня на недоверие к самой себе было ещё больнее.

Бывает, что люди, которых я люблю, не соглашаются с тем взглядом, которым я вижу их самих. Хотя моё отношение наполнено любовью к этим людям. Отчего-то это вызывает у некоторых людей отторжение. Быть может, я неправильно выражаю свои мысли и чувства. А может, человек не может увидеть себя таким, каким я вижу его, это вызывает у него дискомфорт.

Почему?? Как горько бывает, когда думаешь, что - счастливое совпадение, а оказывается - больный разрыв навсегда.

Почему вдруг пришло именно это воспоминание из прошлого?

Не знаю. Зачем-то.
Tags: Воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments