Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

О жизни после жизни

"Читая ленту" - так обычно avvas обозначает посты со ссылками на разные темы. В одном из таких его постов вчера увидела следующее: "Я вдруг обратил внимание, что сегодня интеллектуалы вообще не обсуждают два самых главных для каждого человека вопроса:
1. Физическое бессмертие.
2. Что будет с нами на том свете..." http://malutka-du.livejournal.com/161786.html
Всевидящее Око

И захотелось мне рассказать вам историю, которая случилась 10 февраля не помню какого года. История странная, бездоказательная, но для меня вполне реальная. Вопросы жизни после смерти - это вопросы веры, а не знания. Поэтому: хотите - верьте, хотите - нет. Надеюсь, не сочтете меня сумасшедшей:)) Расскажу её просто в качестве информации к размышлению. Я никогда не рассказывала эту мистическую историю публично. Только наедине с кем-то или в подзамочных постах на одного, когда этого требовала ситуация, если речь заходила об уходе кого-то из близких. Надеюсь, вы отнесетесь к этому случаю как минимум с пониманием.

Итак.
Тогда мы жили в Лефортово, у меня была знакомая Лена, которая жила в доме напротив, практически окна-в-окна. Мы учились в одной школе, в разных классах, не дружили, просто знали друг друга в лицо. Потом вышли обе замуж, я ездила по гарнизонам, к тому времени уже вернулись в Москву. У нее муж Коля - военный переводчик, но до поры до времени жил то в Питере (у него там была работа вахтовая), то в Москве по неделе, она же так и оставалась дома у родителей. У них была дочка Даша, Женина ровесница, и маленький Илюша, ему было года два. В то время мы обе с детьми ходили в детскую студию в Центре Досуга Лефортово, заменяющую детский сад (в смысле обучения общению, ну и музыка-танцы-рисование и т.п.)- 5 раз в неделю по 3-4 часа. Ещё Лена мечтала, чтобы её дочка занималась бальными танцами, для которых нужен партнер, и они уговорили нас с Женей заниматься бальными танцами. Там, естественно, пока дети были на занятиях, общались, да встречались во дворе во время совместных прогулок. Иногда, когда была его московская неделя, во дворе вместо неё появлялся с детьми ее муж Коля, но сидел он в сторонке от нас, мамочек, с газетой или книжкой.
То есть, мы не были близки ни в каком смысле ни с ней, ни с ним.

Спустя какое-то время Лена отправляет (отец у нее был начальник отдела кадров в военной академии) своего Колю служить в Алжир - деньги зарабатывать. Она - хорошая мать, хорошая хозяйка, у неё самой очень хорошая крепкая семья, где интересы детей были приоритетными. Думаю - отважно, ибо тогда уже было ясно, что исламисты хотят избавиться от неверных и там. Моя одноклассница вышла замуж в свое время за алжирца, имела 2 совместных детей, знала язык и преподавала в местном университете, и то уехала к тому времени оттуда (правда, в Париж, а не в Москву, где впоследствии вышла второй раз замуж за русского эмигранта), потому как было реально опасно там находиться. А Лена не думала об опасности, считала прибавку из долларов на счету и мечтала о хорошем образовании для детей. Потом уже выяснилось, что она перед отъездом ходила к знакомой экстрасенше, и та сказала: Коля попадет в очень серьезный переплет, но вернется домой. Поэтому ничего плохого она в голове не держала, в полной уверенности, что жизнь мужа вне опасности.

И вот 10 февраля звонит общая знакомая и говорит, что Колю застрелили в Алжире. Это была пятница. Я не могла поверить в это. Молодой мужчина, заботливый отец двоих детей, очень хороший человек, добрый, внимательный, любящий муж. Звонить Лене я не могла, потому что понимала, насколько ей тяжело говорить об происшедшем. Все казалось, что это какая-то ошибка и быть этого не может.

В субботу утром мы водили Женю и дочь Лены Дашу на бальные танцы. Им было по 5 лет, и Лена договорилась с преподавателем, чтобы с ними занимались индивидуально (фамилия у препода, кстати - Улыбка:)). Лена занятия отменять не стала. Она была никакая, но все не верила, что это правда. Пыталась уточнить по разным каналам, в одном месте информацию подтвердили, в нескольких сказали, что не знают. Говорила - это кто-то другой был с его документами. Мой муж сказал на это, что в этих местах, действительно, информации о военных специалистах в Алжире нет, что в первом месте - должны знать, и что скорее всего ошибки быть не может, потому что это же не Чечня, где военнослужащих много, а там этих специалистов по пальцам пересчитать, путаница исключена.

Привезли его в ночь с понедельника на вторник, она ходила с отцом на опознание в госпиталь Бурденко, что рядом с нами. Увидела Колю, всю дорогу назад кричала и плакала. В среду должны были состояться похороны.

Вечерами я подходила к окну и видела в окнах напротив слабый свет в глубине комнаты - на Дашином пианино возле фотографии Коли стояла свеча. Конечно, я переживала за них, но - напомню - у нас не было близкой дружбы, я не могу сказать, что переживания были настолько глубокие, чтобы в дальнейшем сработало подсознание, спровоцированное внушением или чем-то ещё.

В ночь на среду мой муж был в наряде. Тахта, на которой мы спали, была узкая, и даже с учетом того, что оба мы были тогда худые, мне всегда было тесно, муж вечно подпихивал меня к холодной стенке, оставляя себе побольше пространства. И в ночи его дежурств я обычно отсыпалась, благо, что они были через 2 на третью.

Так вот. Уснула я хорошо, т.к. работа у меня тогда была очень тяжелая физически, плюс ребенок маленький, нагрузка была и моральная, и физическая большая, я сильно уставала и валилась с ног к вечеру. (Кстати, именно в те времена я опробовала Апилак из маточного пчелиного молочка, и он мне помог, правда, чуть поправилась, что даже понравилось мужу).

Часа в 3 ночи я вдруг очнулась ото сна - знаете, как бывает, кажется, что был стук или звонок, и ждешь подтверждения, это был уже точно не сон, но и не явь, нечто среднее. Лежу я на спине с закрытыми глазами и вижу картину так, будто сидя на постели, смотрю в центр комнаты. В пятне света стоит Коля со светлым же лицом и не двигая губами произносит: "Передай моим, чтобы они так не убивались, мне здесь хорошо". Ни испуга, ни каких-либо других эмоций я не почувствовала, как будто эта ситуация была совершенно нормальной. Не успела я как-то отреагировать на эту сцену, как приоткрылась дверь, и вошла в комнату моя кошка - говорят, они это чувствуют. Причем я только спустя годы сообразила, что и ее увидела с закрытыми еще глазами. Я открыла глаза, и Коля исчез, будто лампу-образ погасили. Ну, или Коля исчез, и я открыла глаза - вот эту последовательность я не могу восстановить с точностью. Спустя некоторое время я опять уснула.

Утром не знала что делать. Похороны в 12, меня туда не звали, Лене, естественно, ни до чего. Но просьбу-то надо исполнять. Звоню: "Лена, вот думай, что хочешь, но я это не придумала, чтобы тебя успокоить". И рассказала. Она не то, чтобы не поверила или поверила, как-то она, кажется, не поняла в тот момент ничего, не удивилась. Только спросила, почему он не к ней пришел, а ко мне. Ее успокаивающими так накачали, что она за столом на поминках смеяться начала, ее потом увели домой. А дня через три она, придя в себя, звонит: "Оля, а что он еще говорил? Не говорил он, что жалеет, что ушел?" - "Лен, не могу я от себя ничего добавлять и додумывать, вот все, что сказал, больше ничего. Единственное, был он в серебристо-голубом чем-то, как в костюме, да на лице его такая полуулыбка светилась, и лицо спокойное, просветленное, я бы даже сказала, что счастливое какое-то, умиротворенное".
А она отвечает: "Да, ведь и привезли его в свадебном его костюме, как раз серо-голубом, наутро похорон переодели в военную форму. И на лице его была именно такая улыбка, как ты говоришь." Стреляли ему в спину и убили сразу тремя выстрелами, он не видел смерти, не успел испугаться или боль почувствовать. "А почему ж, говорит, он к тебе пришел, а не к нам?" Я говорю: "Лен, ты так переполнена ненавистью к убийцам (ее вызывал посол Алжира, просил извинения, дал 10000 долларов на детей и спрашивал о просьбах. Лена спросила, найдут ли убийц и что им будет. Он ответил, что уже известны имена, городок маленький, Колю местные знали-любили и выдали имена. Как поймают - будут казнить. Так Лена попросилась присутствовать на казни. Он так опешил, что перешел на ломаный русский язык: "У нас это не принято."), что Коля не может пробиться сквозь эту пелену. Прости их - ведь Господь послал ему руками тех людей быструю, нестрашную, неведомую (хотя после прочтения его дневников оказалось - предчувствованную) смерть... Смерть за Веру."

Потом, ближе к 40 дням, она его почувствовала тоже: точно так же, как и я в свое время, она очнулась ото сна, почувствовав легкое дуновение на груди, так её ласкал муж в свое время. Коля стоял у 2-ярусной кроватки детей и на вопрос, не жалеет ли он о происшедшем, ведь ей так плохо без него, что оставил её одну, он ответил: "Нет, не жалею, мне здесь хорошо, жаль только, что я детей потискать не могу." У него самого детство было тяжелое - отец-тракторист пил, мать ушла от них в другой дом и как сына Колю не воспринимала, растила его тетка, и когда он в семью Лены попал, просто отдыхал душой, они очень семейственные и очень его все любили. Коля потом часто приходил к ней, даже к её маме во сне - вот ей точно снился, а не являлся. Рассказывал, что у них там своя жизнь, свои обязанности, что он там с детьми занимается, кажется. Вот эту подробность точно не помню. Говорил, что им там очень тяжело, когда живые люди убиваются по ним.

Лена, уже зная, какую боль доставляет Коле страданиями, тоской и слезами, потом уже держалась так стойко, что окружающие недоумевали и трактовали это на свой житейский лад - дескать, молодая вдова и все такое прочее...

Лена потом пошла к той экстрасенше: "Что же Вы так сказали, что он вернется, побывав в переплете, сказали бы честно, мы бы его не посылали туда?"
А она отвечает: "Я видела, что это неизбежно, что вернется он - в гробу, но не могла этого вам сказать, изменить это было нельзя."

И кстати, Лена была у священника, спрашивала, за что, почему такого молодого Бог забрал, ведь детей растить без него тяжело. А он ответил, что забирают так рано обычно лучших, которые уже свою миссию здесь выполнили, или чтобы уберечь от очень большой ошибки.
Когда Лене привезли его дневники, она их прочла и поняла, что он то ли боялся умереть, то ли просто чувствовал, что произойдет: мысли об этом были в его записях. Он к тому времени 9 месяцев там отслужил, а незадолго до смерти переоформил все счета на Лену. И к 8 марта пришла от него открытка, отправленная перед гибелью. Он её подписал: "Теперь я могу спать спокойно".

Вот такая информация к размышлению.

Почему Коля пришел именно ко мне, я так и не знаю. Возможно, у меня оказалась "антенна" посильнее, чем у других, он каким-то чудесным образом понял, что я увижу и пойму. Возможно, просто близко было лететь:)) И могу ли я рассказывать об этом, тоже не знаю - иногда рассказываю, когда кажется это важным.
Надеюсь, для кого-то из вас это действительно окажется важным.
По крайней мере после этого случая и ещё одного, о котором рассказывать не буду, я смерти не боюсь.

Да, послесловие.
Дети выросли. Лена действительно дала каждому из них хорошее образование. Дочь учится в каком-то учебном заведении при МИДе, отличница. Сын - в военно-музыкальном училище, преподаватели говорят, что у него редкий талант.
Когда были поминки на 9 дней, Лена попросила забрать к себе Дашу: они не хотели говорить детям о смерти отца, сказали, что его на небо ангелы забрали. Я поставила им с сыном мультик "Король-лев", где с неба отец разговаривает со львенком. Но Даша в разговоре с другой девочкой сказала, что слышала мамины разговоры и знает, что папу застрелили. Маме они о своем знании не рассказывала. А в беседе со мной поделилась сожалением, что мама против животных в доме, а папа их очень любил. И спас воробышка.
Дети порой мудрее и великодушнее взрослых себя ведут.
Tags: Воспоминания, Наблюдения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments