Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

Ещё про двух вязьмичей

Разговариваю с молодой женщиной, лет 35-37. Живет она в деревне, двое сыновей, старшему 16, в 11 класс перешёл, младший в 8/9 класс пойдёт. Живут у свекрови.
Я, говорит, работала в школе, но недавно перешла сюда.
- А что так, не захотели учителем быть?

- Я не учителем была, а поваром. Самая молодая была. Учителя все старше, скоро на пенсию повыходить, учить некого будет. У нас и так в школе лицо всего 7 учеников. Я своих перевела, пусть ездить надо, но там образование хорошее, детям нужно учиться. Они не хотят в деревне жить. Пусть учатся, не держать же их возле себя. Так что теперь в школе всего 5 учеников. Если школу закроют, всем нужна будет новая работа. Кто-то на пенсию уйдёт. А с работой тут плохо, не наездишься. А мы с мужем не хотим в город совсем. Нам тут так хорошо. Дом строим. Правда, давно, медленно. Но будем тут жить. Дети будут приезжать.

Глаза светятся. А я думаю, вот такие и есть основа народа. Тяжело жить, но "нам тут так хорошо".


Зашла ещё в одну церковь, тоже в стадии восстановления. Оживает потихоньку.
Дверь не смогла открыть, отхожу в сторону.
Спустя минуту дверь отворяет женщина: "Заходите, тут такой сквозняк, туго дверь надо закрывать".

Она да я.
- Можете фотографировать, смотрите, какой красивый иконостас резной.

Правда, красивый, изящный, дерево разных цветов, ангелы.
Мостки ведут наверх, леса на всю высоту иконостаса.

- Это местные мастера делали?
- Что вы, у нас тут таких нет. Это наш батюшка привёз из Костромской области, где имение Грибоедовых. Там разрушенная церковь, крыши нет, все под открытым небом стояло. Он договорился, частями сюда привёз. Вообще, иконостас намного больше был, но часть деталей уже не восстановить. Долго решали, как собрат целый, только недавно собрали, вот надо реставрировать, а денег нет.

Я привычно лезу в кошелёк, кладу сотню. Она мне: "Может, свечки купите?" Но я тороплюсь к маршрутке, свечи ставить - надо отказом подумать. А у меня их, о ком думаю, много. На записочки тоже не было времени.


Ела в кафе куриный суп, голодать надо, но мне нельзя. Съела бульон и куриное мясо.
Рассказываю официантке про свои впечатления от Вязьмы.
Заходит бомж с палкой. Смотрит на меня, на сотрудниц кафе. Они его не видят за стойкой. Я притормаживаю, думая, что он заговорит, но он уходит.

Женщины спрашивают, кто был. Говорю, бомж.

Девушка качает головой:
- Он вчера пришёл, говорит, есть у вас еда, может, покормите?

Рядом храм большой. Нищие обычно сидят у храмов, денег просят.

- Я ему колбаски нарезала, огурчиков, помидоров, хлеба дала. Он ушёл на улицу есть. Я потом вышла, вижу, а он хлеб оставил. Я такое не люблю. Значит, не так уж голоден. Больше не дам ему. Или только хлеб, чтобы ценил.

Такой разумный подход. Попрошайки пользуются чужой добротой, не хотят ничего делать, быстро садятся на голову, типа, ты уже и должен им.

Сколько людей, столько мнений. Где грань между добром и злом, каждый решает сам.
Tags: Вязьма, Наблюдения, Россия
Subscribe

Posts from This Journal “Вязьма” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments