Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

В Одессе

в военном госпитале умер на рабочем месте, в операционной, известный военный хирург Олег Кушнир, который спасал пострадавших в Доме профсоюзов. Делал операцию, стало ему плохо, он присел, но даже реанимация не спасла ему жизнь. Лицо такое хорошее. Царствие ему небесное.
Новость эту сообщил волонтер госпиталя. Отправилась к нему на страничку в фб прочитать от первого лица, и зачиталась. Он там рассказывает про тех бойцов, которые получили ранения во время боев на Востоке Украины. В рассказах этих внимательному читателю открываются интересные подробности. Решила скопировать сюда несколько рассказов, потому что это часть истории, взгляд непосредственных участников событий.

  • ВЛАД-ПОЗЫВНОЙ "СЕРЖАНТ": ЗА 23 ГОДА СВОЕЙ КОРОТКОЙ ЖИЗНИ Я ВПЕРВЫЕ ПОНЯЛ, ГДЕ ЕСТЬ НАСТОЯЩИЕ ДРУЗЬЯ!!!
    Владислав - простой парень из деревни, для которого военное дело - сознательный выбор. На войну он попал по собственному желанию в 2017 году. Служба в ВСУ научила его разбираться в людях, выявлять фальшь и ценить искренность. Влад не по возрасту серьезный, категоричен в оценках, с чистым ярым взглядом из-под бровей театрального Мефистофеля.
    Свою настоящую фамилию он попросил не называть, чтобы не навредить своим родным.
    О себе:
    Мне 23 года. Я родом из Херсонской области. Имею среднее специальное образование. С 16-ти лет начал работать. Не хотел сидеть на шее у родителей.
    Ездил на заработки в Россию. Да, было такое (улыбается). У меня там родной брат живет. В начале войны мы с ним ссорились. У него были свои аргументы за Россию, у меня свои - за Украину. Где то два года вообще не говорили на эту тему. Сейчас сошлись. Он переживает и уже понимает ситуацию, как она есть на самом деле.
    О военной службе:
    Срочную службу проходил в Национальной гвардии Украины. После окончания мне предлагали старшинскую должность, но я отказался, надо было ехать домой.
    Контракт подписал в 2017 году. Там в военкомате все мои знакомые. Они позвонили мне, спросили: «Хочешь поехать на месяц на военные сборы?». Я согласился. Потом узнал, что военная часть морской пехоты выходит в зону АТО. Я взял отношение (согласие командира части, который принимает на военную службу, - ред.). Прошел комиссию. Через неделю подписал контракт в Николаеве и в составе 503-го отдельного батальона морской пехоты поехал в Мариуполь. Там началась моя служба.
    Впоследствии мы стояли в селе Водяное. Там проживает несколько стареньких бабушек и дедушек. Они были настроены «проукраински». А вот в Мариуполе много «сепаров». Но больше всего я разочарован в Одессе. Как-то вышел здесь на КПП и услышал, как женщина кричала: «Одесса - это не Украина, а отдельное государство». Командир мой здесь лежал раненый - зашел в магазин, обратился по-украински, а ему ответили, что на украинском языке они не разговаривают. Ему было обидно.
    Я разочаровался во многих людях. Даже в тех односельчан, о которых был хорошего мнения. Один знакомый спрашивал у моей мамы сколько мне заплатили за ранения. Кто-то говорит: пошел воевать за деньги. Знаете, если человек оценивает свою жизнь в 20 000 гривен, то я готов положить перед ним на стол эти 20 000 и убить его. Я свою жизнь ценю выше.
    О ранении:
    Когда я поехал в сектор, не знал, что в этом же батальоне служит мой одноклассник. В конце февраля он погиб. Когда я об этом узнал, то сразу решил перевестись в его подразделение. А первого мая около десяти часов вечера буквально на той же позиции ранили меня.
    В это время я должен был отдыхать, но услышал обстрел. Выбежал с пулеметом, вылез из окопа, из которого нельзя было вылезать. Расстояние до противника была 72 метра. Я хотел подавить его огневую точку. Но не ожидал, что будут стрелять из других точек, из которых ранее никогда не вели огонь. В «зеленке» не было видно новых позиций противника. Прилетело в руку. Через 8 часов на той же позиции ранили моего друга. У меня пулевое ранение, а у него - от ручного гранатомета.
    Когда ранили - было страшно, переживал. А через месяц, я это уже со смехом вспоминал. Иногда сидишь, смотришь в YouTube боевые действия на Донбассе и ловишь себя на мысли, что тебе не хватает обстрелов (улыбается). Когда впервые туда приехал, неделю голову не поднимал, боялся, думал: зачем я здесь. А потом прижился. Сейчас ни о чем не жалею.
    Родители знали, что я отправляюсь в зону АТО. Мама думала, что я где-то в тылу. Отец знал больше. Когда же узнали, что я в больнице, папа впервые за 23 года обратился ко мне «сынок».
    Сейчас мне сделали уже четвертую операцию. Но работы еще много.
    О планах на будущее:
    Когда вылечусь, хочу дальше служить. Врачи говорят, что я не смогу. Надо будет списываться, или же в военкомат идти, или в тыловую часть. Но я туда не хочу. Надо воевать, а не в тыловой части сидеть. Планирую воевать до тех пор, пока не закончится война. Потом буду думать - оставаться в армии или нет.
    О главном:
    Взгляды на жизнь изменились еще после срочной службы. Я вернулся домой, встретился с друзьями. Они мне рассказывали, как эти полтора года гуляли-отдыхали. То, что я в это время бегал по лесам в бронежилете, сдавал марш-броски в жару - их не интересовало. А я и не хотел рассказывать. Вот со старшими ребятами, которые воевали, мне было о чем поговорить.
    За 23 года своей короткой жизни я впервые понял, где есть настоящие друзья. Они все на передовой! Там пятидесятилетний мужчина и двадцатилетний парень - равны. В моем подразделении есть дядя Коля. Он мне как отец. Всегда подбадривал, а когда меня ранили, первый ко мне подскочил, постоянно держал за руку.
    Дома у меня таких друзей нет. После ранения, никто из них мне даже не позвонил. Звонили командиры со срочной службы, переживали, предлагали помощь. Звонили ребята, которые меня выносили раненого с позиции. Хотя я с ними знаком всего полгода, но больше в них уверен, чем в «друзьях», с которыми общался с первого класса.
    К людям не буду относиться так, как раньше. Они часто ищут выгоду. Мне хотели помочь деньгами, но я денег не беру. Жизнь научила. Когда убили моего одноклассника, односельчане собрали определенную сумму для его матери, а потом начали её упрекать. Она ответила: «Я верну вам деньги, а вы верните мне живого сына». Я не хочу, чтобы меня упрекали, и никогда не буду просить. Искреннее сочувствие и поддержку я чувствую сразу!

  • Александр Молчанов, 30 лет Беларусь, г.Борисов.
    Александр доброволец, приехав из Беларуси в 2014 году специально помогать нам отстаивать нашу независимость. Практически с первых дней войны влился в добровольческий корпус "Правого сектора", потом в 16-ом году подписал контракт с ВСУ и остался служить в мотопехотном батальоне. Прошел через многое...страшные бои, когда на глахаз гибли его побратимы, но оставался цел и невредим. Но... в августе, во время боя пуля 5,45 отрекошетив прошла через глаз, застряв в решетчатых пазух носа. Был к нам доставлен крайним борт и сразу преоперирован в клинике Филатова. Травма у Саши очень тяжелая, пуля прошла насквозь глаза, оставив рваные раны диаметром до 4 мм. Пулю извлечь не получилось, так как она находится очень глубого в пазухах носа, так и будет ходить с ней дальше... Глаз удалость сохранить, внутриглазное давление хорошее, но к сожаление на данный момент Саша свет так им и не видет.
    Врачи сделали все что могли при таком тяжелейшем ранении, а станет ли лучше, знает только один господь Бог...
    Про себя:
    Саша с самого детства увлекался изучением истории, любил читать произведения В.Гюго и Ф.Достоевского. Естественно, это отложило отпечаток на формировании его взглядов и характера. Он всегда имел обостренное чувство справедливости и не мог безразлично наблюдать за происходящем как на его родине, так и в Грузии, и вУкраине.
    Профессия была выбрана тоже не случайно. Он, как будущий политолог, хотел бы участвовать в построении здорового гражданского общества. Где народ выбирает и контролирует власти, решает каким путем развиваться государству, где каждый по мере своих сил принимает участие в построении своего настоящего и будущего своих детей. Сейчас это заочная форма обучения в Европейском университете г.Киев, а до 2015г. обучался в Международном гуманитарно-экономическом институте г.Минск, когда на 4 курсе ему пришлось прервать обучение... Пятью годами ранее начался его путь, который привел его в Украину.
    Про Беларусь:
    Беларусь полностью находится под военным, экономическим, политическим и информационным контролем России, уничтожена самоидентичность Беларуси, забываются страдиции, возвращаются символы советского прошлого, по-этому когда украинцы решили обрести свободу, я не смог оставаться в стороне, так же, как несколько лет назад я пытался изменить ход событий в своей стране.
    С 2010г. активно участвовал в протестных акциях в Беларуси, отстаивая права и свободы граждан, боролся за сохранение и укрепление национальной самоидентичности беларусов. Пострадал от преследований беларуских властей и, как это нередко сейчас происходит с теми, кто не согласен с цензурой, получил 3 года тюрьмы за участие в массовых акциях протеста. Но, благодаря привлечению внимания общественности, через 9 месяцев был отпущен на свободу.
    Про Россию:
    «Не думаю, что Донбасс ждет сценарий Приднестровья, вряд ли это затянется на десятилетия. Пока военная машина России поддерживает сепаратистов на Востоке, победить силовым способом у Украины не получится. Здесь поможет политическое давление, и как один из инструментов- санкции, которые еще будут вводиться, это то, что экономика России не в состоянии выдержать, соответсвенно они могут ослабить ее агрессию и заставить уйти с оккупированных территорий. Кроме того, последние сто лет в России идет процесс ее распада. Все империи умирают. На это нужны десятилетия, но прежде, чем она исчезнет с политической карты, принесет еще немало крови и боли. Скорее всего, азиатская часть РФ будет влиянием Китая- прямого или протектората. Европейская же часть -сложно сказать, но думаю что наше поколение еще увидит немало войн с ее участием, к сожалению…
    Не думаю также, что Крым останется в составе РФ, хотя эта ситуация «попьет» еще не мало крови. Что же касается самой России — не думаю, что в ближайшее время что-то изменится, тут дело в ее народе, и власть отлично это поняла, поэтому удовлетворяет самые простые его потребности: патриотический угар от отжатия Крыма- да, пожалуйста. Власти РФ действуют вне рамок международного права.
    Пропагандистская машина очень мощная, и способна обработать любого среднестатистического человека, неспособного критически мыслить и анализировать. Да и президент «недалекий», он исключительно тактик, без зачатков стратегического мышления- отжать да украсть. В этом, кстати, вся суть истории РФ, не исключено, что Украина не последняя. Но открытого военного конфликта со странами членами НАТО не будет - не потянут. Поэтому Украине и нужен статус участницы блока.
    Про войну:
    На момент начала войны в 2014г у меня было много предложений из Европы, но я решил приехать в Украину. А если бы не война, я остался бы в Беларуси. Я не уехал от преследований, я просто не смог мириться с подлостью и предательством. Я не боялся тюрьмы в Беларуси, я не боюсь быть на передовой в Украине. К противнику отношусь как … к техническому моменту. Чужой на моей земле- враг, а враг должен быть уничтожен. Я не эмоциональный, стараюсь действовать так, как требуют обстоятельства.
    В 2014г. начал службу в добровольческом корпусе Правого сектора. В начале было все не организованно, неумело, но вооруженные силы и добробаты быстро набирали мощь, хотя и большой ценой...
    Прошел тяжелые бои по защите Донецкой кольцевой, под Авдеевкой, Светлодарской дугой...но не будем об этом. В 2016г. подписал контракт с ВСУ, 12 отдельный мотопехотный батальон. Я бы хотел остаться жить в Украине, продолжить служить. Плохо, что пока не внедрена особая процедура получения гражданства для иностранцев, подписавших контракт.
    Кстати, в Одессе я уже был, а также объездил со своей девушкой всю Украину, но сейчас повод менее приятный- ранение. Это случилось 12 августа около 8 вечера. Пуля каллибра 5.45 отрекошетила и прошла через глаз, застряв в решетчатой кости, где и осталась. Извлечь её к сожалению невозможно....
    Я хочу сердечно поблагодарить все медицинские службы, врачей госпиталей- действовали очень профессионально. Особенно выражаю благодарность всем волонтерам. Они как незримые ангелы-хранетили. Порой не знаешь кто и как, но всегда и вовремя находят нужные лекарства и специалистов. А я жду возвращения в строй.

  • Костя, 23 года, родом из г. Николаева.
    Моя встреча с бойцом, пациентом одесского военного госпиталя состоялась после того, как я получил просьбу о помощи, для проведения операции потребовалось закупить стержни для блокируемого интрамедуллярного остиосинтеза. Высокий, крепкого телосложения, в глазах Кости играли искры молодого, веселого человека. С таким встретишься в обычной жизни и вряд ли поймешь, что он на войне с самого начала и что ему довелось пережить.
    – Костя, а как ты попали в вооруженные силы Украины?
    – Это был 2013 год, с работой в нашем городе, да и в целом по стране, была не лучшая ситуация, а у меня отличная физическая подготовка, к тому же пришла повестка и я призвался на срочную службу во Внутренние войска, наша часть располагалась в г.Львове.
    – Значит начало войны ты застал будучи военнообязанным?
    – Да, нас одних из первых отправили на обеспечение безопасности Киевского метро. Это было начало Майдана. Но пробыли недолго, нас вернули в расположение части, так как пришла команда охранять объекты уже в самом Львове.
    А потом новый приказ, и нас отправили в Первомайск, Дзержинск, потом был Славянск.
    – Какова на тот момент была ситуация с обеспечением Армии?
    – Не было обеспечения, не было армии. Летом мы сами сооружали укрытия от дождя из чего придется, спали под открытым небом, не было даже палаток. Зимой, можешь себе представить как это - без хорошего обмундирования в мороз, дождь в окопе сидеть или в наряд идти. Про «бронники» и говорить не буду- старого образца, на всех не хватало. Командиры свои ребятам отдавали. Защиту на машины сами «варили», без нее экипажам было не выжить...
    – Какими силами удавалось держать оборону?
    – В 2014-2015 годах армию подняли волонтеры и гражданские процентов на 80% своими силами. Если бы люди не поднялись, мы бы не выстояли. Привозили всё- от продуктов до техники. Помню историю, как стоим на блокпосту под Славянском, а к нам женщина подходит и говорит: «у меня сынок, такой же как вы в АТО с 2014, я вам покушать принесла». А ты стоишь и думаешь: очень нужна помощь, наш сухпай отвратительный, но и опасно брать- были ситуации и с умышленным отравлением. Брали, было очень тяжело. А был еще случай, когда только вошли в село, а нас дедушка встречает, говорит: «сынки, там засада...». Вообще, отношение местных разное. Я думаю, я надеюсь, что когда-нибудь они поймут свою ошибку. Жаль людей, много погибло, одному Богу известно сколько. Вот так и служил до мая 2015 года.
    – Но ты же вернулись в вооруженные силы, верно?
    – (улыбается) Конечно, не буду же я дома сидеть, когда нужно свою семью и землю защищать! И 9 июня 2016 я подписываю контракт, а тремя днями ранее сыграл свадьбу. Стрелок-зенитчик зенитно-пулеметного отделения отдельного радиолокационного взвода…

  • Руслан Калючий, 31 год из Новокаховки Херсонской области, женат, доченьке 6 лет.
    В 2016 году подписал контракт с ВСУ. Несет службу в 36 отдельной бригаде морской пехоты, старший матрос, пулеметчик. 13 сентября 2018г в районе Водяного во время боя вел наблюдение в оптику для уточнения позиции противника. Увидел блик, мгновение и острая боль- ожог сетчатки глаза. Противник использовал лазер, который применяется для поражения снайперов. Откуда у сепаратистов эти установки - наверное, не является загадкой. Сообщения о таком оружии стали появляться не так давно. Состояние глаза Руслана пока неутешительно, предстоит долгий процесс реабилитации, сложные операции.
    Сам Руслан о своих мотивах пойти в армию и о войне говорит так: "война совсем не такая, какой кажется здесь- на гражданке. Ты видишь всю эту боль, которая всегда дышит в спину. И ты не знаешь оставишь ли ее здесь на позиции или будешь нести в себе до конца своих дней. Но я не хочу чтобы мои дети, родные и близкие узнали что такое война. Поэтому я здесь. Мне повезло с бригадой - мы там как одна семья, плечом к плечу. Так легче. Обидно только за ребят, о которых забывает государство, когда они не могут больше быть в строю. Они уже больше никому не нужны, кроме своих близких и влиться в гражданскую жизнь бывает очень трудно по разным причинам-физические травмы, глубокие душевные раны. Им нужна помощь. А я еще хочу вернуться к своим на позицию, будет жаль, если спишут..."
    Руслан был доставлен в госпиталь с повреждением стекловидного тела левого глаза. Для проведения операции нашему воину приобрел и передал в отделение офтальмологии кассету ACCURUS Combined Procedur Pak 23G стоимостью 9 057,79 грн.
    Теперь остаётся ждать и надеяться, что реабилитация будет успешной!
    Руслану, который проходит лечение в отделении сосудистой хирургии оплатил контраст для проведение КТ диагностики на сумму 800 грн.

  • Виктор, 41 год, родом из г.Чигирин Черкасской области.
    Был добровольцем в 2014-2015гг. Не смог остаться в стороне, увидев события на Майдане. Прошел немало горячих точек в районе Донецка. Была контузия, но к ранению относится с юмором. В 2017г подписал контракт с ВСУ и попал в 28 отдельную механизированную бригаду. Кстати, в зоне АТО встретил свою любовь, инструктора-медика, с которой не так давно расписались. Виктор огорчен только тем, что медовый месяц пока не может подарить супруге, но зато она всегда рядом с ним! А еще, дома ждет дочка от первого брака, которая очень гордится своим отцом. Кстати, наш герой в 2017г получил награду За образцовую службу ІІІ степени.
    В июне 2018г. Витя получил ранение во время боя в районе Марьинки. Это был частный сектор, что создавало определенные трудности во время проведения операции. Кто-то из бойцов зацепил растяжку, волна и осколки задели нашего Героя. Осколочное ранение ноги, сломана рука. Витя был оперативно доставлен в Покровское, затем в госпиталь Днепра. Осколок не удалось удалить, предстояла сложная операция на руке, поэтому бойца переправили в наш госпиталь. Ранение, каким бы оно не казалось, -это удар по здоровью с возможными тяжелыми последствиями. Поэтому очень важно вовремя найти необходимые лекарства и материалы и, конечно, специалистов. О квалификации наших хирургов, травматологов знают далеко за пределами области, поэтому и сами бойцы, и врачи других госпиталей зачастую рекомендуют пройти лечение в нашем госпитале.

  • Позывной "Грек", капитан, 51 год, из г.Днепр. Женат и двое взрослых детей-сын и дочь, кстати, тоже будущие офицеры. 15 лет отдал разведке. С мая 2014г. ушел добровольцем в АТО и конечно же в разведку. Провел немало успешных операций, можно сказать, что прошел огонь, воду и медные трубы…Красногоровка…Авдеевка… Марьинка…Широкино. Разумеется, много рассказать о службе Героя не получится в виду особого рода деятельности. Но заслуги Грека были не единожды отмечены командованием. С декабря 2017г. все свои силы и знания положил на обучение развед.делу будущих разведчиков. Очень сдержанно в словах, но с печалью в голосе обронил всего одну фразу о своем отношении к войне: "С моими однокурсниками, с которыми мы обучались в Донецке, оказались по разные стороны фронта. Мой теперь уже бывший товарищ, с которым мы до 2014г. регулярно общались выбрал сторону сепаратистов, стал начальником самообороны ДНР. Были товарищи, и больше их нет, теперь это война. И наша задача это остановить, освободить нашу землю".
    В одесский военный госпиталь был доставлен из Днепра с очень тяжелым заболеванием: злокачественная опухоль поджелудочной железы. Была срочное проведена панкреатодуоденальной резекция - это сложнейшая операция, в ходе которой удаляется часть желудка, часть поджелудочной железы, желчный пузырь и двенадцатиперстная кишка. Оперировал В.Ю. Шаповалов, ассистировали О.С. Герасименко, М.О. Кошиков, А.А.Квасневський, опер. Сестра А.С. Чернега, анестезиолог О.О.Гейко, наши врачи от Бога!
    Операция длилась 7 часов и прошла успешно.

  • ДМИТРИЙ СМИРНОВ: ТАКОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО МЫ НЕПОДВИЖНАЯ ЦЕЛЬ - БУТЫЛКИ, КОТОРЫЕ РАССТАВИЛИ ДЛЯ ОТСТРЕЛА...
    Дмитрий Смирнов - танкист. Свой танк он ласково называет «танчик». На Донбасс попал вместе с третьей волной мобилизации. Прошел горячие точки, две недели пробыл во вражеском окружении. Получил контузию и два тяжелых ранения. Но каждый раз возвращался в ряды войска.
    У него очень интересное лицо, в которое хочется всматриваться и изучать. Из него можно писать современного Мамая. В его внешности нет никаких показательных атрибутов, которые наводили бы на эту мысль - ни тебе чуба, ни усов. Но в этом мужчине есть мощная внутренняя энергетика. От Дмитрия веет спокойствием, уверенностью и мудростью рода.
    О себе:
    Я родом из Днепропетровской области. Родился в казацком селе Григорьевка Пятихатского района. Я - из казацкого рода Моря. По профессии - столяр, есть диплом. Но это - не мое. Столяры на чем зарабатывают? Двери, окна, вагонка. Все это сейчас делают из пластика. Столярки одна за другой закрываются, а в тех, которые еще работают, много не заработаешь.
    Я работал на стекольном заводе, когда сказали прийти в военкомат, отметиться, что я есть, что не перешел на сторону врага. Приезжаю, все стоят в очереди, отмечаются и уходят. Открывают мой военный билет: «О, танкист» (до этого я служил «срочку» в части 17 ОТБ). В этот же день - повестка. За два часа прошел медкомиссию и на следующее утро - на отправку.
    Откосить даже в голову не приходило. Сначала я думал становиться добровольцем, или нет. Но тогда было непонятно кто за власть, кто за деньги, а кто за народ. Потом стало понятно кто есть кто, и меня призвали. Я без сомнений пошел.
    Сначала служил в 17 ОТБ наводчиком оператора танка с 2014-го по 2015-й год. Воевал в Дебальцево, получил ранения. Затем демобилизовался, подлечился и с 2016-го ушел служить по контракту в 46-й батальон «Донбасс-Украина». Там до сих пор и служу.
    Дома остались мамка, брат и племянник. Я им ничего не говорил (улыбается). Врал: то я в тылу, то в роте обеспечения. Замполит моего батальона «сдал» уже после выхода из Дебальцево. Позвонил мамке и сказал: «Не волнуйтесь, ваш сын вырвался из окружения, сейчас в госпитале, он жив, но не совсем здоров» (смеется).
    О войне:
    Когда ехал в АТО думал о том, что там стреляют, убивают. Но не знал, как я сам буду себя там вести. Первые обстрелы были страшными. Потом привыкаешь. Вернее, устаешь постоянно бояться. Когда видишь, что бывает с теми, кто боится и ничего не делает, то понимаешь, что лучше погибнуть, но что-то сделать. И ребята будут целее и сам, возможно, уцелеешь.
    На плацдарме в Дебальцево командир роты и командир взвода - два капитана - кадровые офицеры покинули нас. Там был самый массированный танковый бой, а они сбежали. Поэтому не подошла вовремя помощь, у нас захватили позицию, много ребят погибло.
    Меня побросало по разных горячих точках, поскольку не все могли воевать, многие боялись, отказывались. Пришлось повоевать в селе Луганском, Новой Григорьевке, опорном пункте «Лёха», Коммуна (окраина Дебальцево), Миус, Никишино, Редкодуб.
    Не было такой позиции, где можно было бы расслабиться. Но в Никишино было наиболее злостно. Мы тогда Никишино сдали. Сил не было. Там 25-тка «Киевская Русь» и 128-я понесли большие потери. Командир самостоятельно принял решение и вывел своих людей. Это разрешено, когда более 30 процентов потерь личного состава. Я его хвалю за это. Мы тогда им помогали. Тянули БТР с боекомплектом своим танчиком и попали в Редкодуб, где нас взяли в окружение.
    Об окружении:
    В окружение попали около ста человек: 17-ОТБ (мы), 25 БТрО «Киевская Русь» и 128-я горно-пехотная бригада (мы их прозвали «горнокопытные»).
    Власть не признавала, что мы в окружении. Мы две недели пытались вывезти раненых двумя машинами БМП, их расстреляли - появились новые «двухсотые», новые «трехсотые». И все же нам не поверили - послали два танка, «Джип» и «Урал» с боеприпасами. Все не доехали. К нам смог прорваться только один подбитый танчик. Тогда все поняли, что мы в окружении, к нам не подойти.
    Мы заняли в поселке всего два двора. В двух домах спали штабелями на полу - ближе друг к другу, чтобы все поместились. Сепаратисты по нам не стреляли. Они становились около нас и били по наших соседних позициях, потому что знали, что они по своим стрелять не будут. И так две недели. Пока у нас не начали заканчиваться боеприпасы.
    О выходе:
    Приняли решение прорываться с боем. Зеленого коридора, чтобы повторилось, как в Илловайске, мы не хотели. За две недели окружения у нас было пятеро «двухсотый», на выходе - десять.
    Выход был с утра до обеда. Успешно вышли за два раза. Если это можно назвать успешным выходом - пять человек потерять. Наши прикрывали огнем, а мы прорывались. Так выбили коридор, который простреливался. Когда пересекали открытую местность, по нам начали стрелять из всего, что было: «Шмели», ручные гранатометы, минометы, пулеметы, работали снайперы. Парню граната РПГ попала прямо в голову. Он погиб, ребят рядом с ним ранило. Мы старались пройти как можно скорее и отстреливались, как могли.
    Вывозили людей на чем было: две машины БМП (с тыла подогнали) и одна боевая машина - мой танк. Его подбили. Командир танка погиб. Механик остался жив. Мы этот подбитый танчик облепили и поехали.
    Ехали по руинам, рядом разрывались снаряды, танк засыпало глиной и землей. Триплекс (прибор наблюдения, перископ - ред.) у механика был разбит. Он не мог выглядывать, потому что в глаза сыпались мусор и пыль. Мне пришлось лечь на лобовую броню и управлять им. Я был глазами танка. Только боялся, чтобы он не врезался в какой-нибудь бугорок: я бы вылетел на передок, а танк, разумеется, не остановился бы.
    В то время я уже был ранен в ногу. Я как раз два своих первых танка уничтожил, третий подошел ближе. Когда в люк запрыгивал, залетел осколок от 120-й мины. Порвало мышцы, задело сухожилия, нервы. Это произошло за три дня до выхода.
    Врачи говорили, если бы я еще на пару дней задержался, то мне бы ампутировали ногу - пошла гангрена. Я тогда был в зимних штанах, подкладка на синтепоне. Когда осколок залетал, он крутился и накрутил на себя веревочку. Я осколок вытащил на месте, перевязал себя жгутом. Санитар затем обеззаразил рану и остановил кровотечение. Но внутри началось воспаление.
    О военных буднях:
    Условия службы были разные. Бывало – всего навалом. Мы мирному населению раздавали тушенку. Люди были благодарны, проясняли нам обстановку. А бывало – ели то, что ползало и летало. Это было на плацдарме. По нас там били круглосуточно. В окружении, кстати, еды хватало. Полазили по погребам, забили комнату продуктами.
    Было такое, что на плацдарме невозможно было копать блиндажи, сланец мешал. А у сепаратистов под контролем был карьер. Там - рабочий экскаватор. Решили поехать на танчике «отжать» его. Но не получилось. Начали «Градами» крыть. Нам пришлось отступить. Если бы не «Грады», мы бы таки это сделали.
    Были и другие интересные случаи. Однажды, наш диверсант (с моего батальона) переоделся в «их» форму, пришел к ним на позицию, представился командиром и приказал следовать за ним. Они пошли (смеется). Да, бывают такие «тугие» сепаратисты.
    В Дебальцево взяли в плен танкиста. Он говорит, что из соседнего села. А у нас в пехоте есть парень оттуда. Показываем ему: «Узнаешь? Из твоего села?». «Нет». Тогда тот перестал сопротивляться, опустил голову, говорит: «Ребята, я такой же, как вы - мобилизованный, из Рязанской области». Тогда танкистов слали из Рязанской области - зэков, которые получили от 20-ти и до вышки. Их сажали в танки, прихватывали сваркой люки, чтобы те не могли сбежать. Так проводили разведку боем: где смогли прорваться туда уже заходили кадровые военные Российской Федерации. Это был 2015-й год.
    Был случай, в наводчика танка, когда тот сидел в блиндаже, попал град. Сверху сдетонировал, а торпеда пробила и ударила рядом с ним. Он пролетел метра два по блиндажу, разулся в воздухе, выбило пальцы на руках, а так жив-здоров.
    О мирном населении Донбасса:
    Там живет три типа людей. Первые - поддерживают сепаратистов, вторые - за Украину, третьим - все равно с кем, лишь бы закончилась война. У нас в батальоне сейчас многие местные из Донецкой и Луганской областей, воюем вместе, бывает, ездим на выходных к ним домой в зоне АТО.
    С местными мы, конечно, общаемся, но внимательно, с недоверием. Сразу не скажешь, что это за человек. Она тебе здесь улыбается, а отвернешься - выстрелит в спину. Были разные ситуации - заминированные коробки с продуктами, дед приносил мед с взрывчаткой в трехлитровой банке.
    Все кричат, что можно было бы давно освободить Донецк. Но это - вилами по воде. Россия бы все равно нагнала войска. А мы тогда не способны были такую силу сдерживать. Даже не было элементарной связи. Мы ехали вслепую. Едем, видим блокпост и готовим автоматы, подъезжаем с мыслью: «Чей блокпост - наш, их?». Тогда мы не готовы были. Сейчас можно идти в наступление и отбить территории. Но ведь…
    Вначале было понятно, что мы на войне. А сейчас такое впечатление, что мы неподвижная цель - бутылки, которые расставили для отстрела. Иногда, конечно, и нам позволяют дать отпор, а если мы даем, то уже даем (смеется).
    О втором ранении:
    Самую первую свою контузию я получил на плацдарме. С враждебным танком обменялись рикошетами. Это было за месяц до Редкодуба. Я не подавал ничего. Приходилось воевать контужен ты, или нет. Таких, как я, было много. Контуженые в танке, на броне, в поле, в блиндажах.
    Нынешнее ранение получил в Зайцево 17 мая 2018-го. Два снайпера засели в паре. Выждали пока я высунулся. Один целился в сердце, а попал в руку, а другой в голову, но выстрелил вторым номером, когда я уже присел. Пуля просвистела над головой. Меня эвакуировали из красной зоны в безопасную. Сначала привезли на скорой в Артемовск, там поставили фиксатор, остановили кровотечение. Затем в Днепропетровский военный госпиталь. Там не смогли ничего сделать и дали направление в Одессу, потому что здесь есть специалисты. Лечусь уже третий месяц.
    О государственной политике:
    Я получил награду от Президента «Защитник Отечества». Об остальном забыли. Обещали боевые. По закону от 2015-го года по 1000 грн. в день для тех, кто был в первой линии обороны. Их мы не увидели. Нам рассказывали, что сначала не знали, как их начислить, а потом все затихло.
    О планах на будущее:
    Реабилитация будет длительной. Потом - обратно на службу. А закончится война - посмотрим.
    Отсюда
  • Tags: Одесса, Украина
    Subscribe

    • О хорошем в людях

      Не складывается у меня с фотосайтами... Фликр незаметно содрал с меня немаленькую сумму, несмотря на то, что не пускает меня на сайт с весны, его…

    • Рыльское

      Из вк помещу сюда запись из Рыльска. Ночью разразилась страшная гроза. Отельчик мой в Пригородной Слободке, как бы "замкадье", жизнь вымирает часов…

    • Приключение "на посошок"

      Жизнь щедро одаривает меня всяческими приключениями. Казалось бы, надо просто потратить 5 часов в уже исхоженном вдоль и поперек небольшом городе, но…

    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 0 comments