Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

Всё или лучшее?




Подруга в фб написала, что я стала поставщиком знаков для неё. Не надо бояться и всё сбудется.
Значит, человеку радостно в жизни, раз так в неё попало.

Как мы порой нуждаемся в поддержке, даже в такой случайной.
Как часто, когда готовы, видим знаки судьбы, которые помогают осознать направление, в котором важно двигаться.

Я шла по Садовому после визита в Нехорошую квартиру, где вспоминала маленького сына, которого привела зачем-то в тот черный страшный подъезд, очевидно произведший сильное впечатление на ребенка, если он спустя годы приехал туда же снимать свой дипломный фильм. Причем, для себя больше, ведь в фильм эти кадры так и не вошли.

В юности я часто ходила в Концертный зал Чайковского. Билеты в театр тогда можно было купить с нагрузкой - в театр популярный, востребованный. Билет стоил порядка 2-3 рублей, к нему - из-под полы, из-под прилавка (такие выражения уже ушли из обращения) - давали билетик на симфонический концерт за рубль. Так я ходила слушать классическую музыку, которую полюбила во время учебы в музыкальной школе.

Ещё я иногда ходила в Театр Сатиры, когда там служил Андрей Миронов.
У мамы была знакомая, далекая, работавшая кем-то вроде главного архитектора Москвы. Она приходила к маме на иглотерапию, тогда это было редкостью, сеанс стоил 10 рублей, курс - 100 рублей, а моя мама не брала денег. В своего отца была, наверное, в моего деда.

Его в 30-е годы направили в Сталинабад (Душанбе) строить заводы. Он построил там 3 завода - механический, хлопкоперерабатывающий и ещё какой-то.

Их семью с 4 детьми сначала поселили в дом раскулаченного выселенного бая. Вещи в доме остались, в том числе, роскошный персидский ковер, от потолка стелющийся по тахте, покрывающий пол до противоположной стены.

Дед велел бабушке свернуть этот ковер и вместе с другими вещами вынести на улицу.
Бабушка, для которой такой ковер был богатством, не посмела перечить.
Дед разумно рассудил, что за эти вещи его семью могут вырезать.

На следующий день ковра на месте уже не было.

Мама моя освоила ставшую модной иглотерапию, сидя долгими вечерами и шепча китайские названия биологически активных точек, отрабатывала правильные закручивающиеся движения вхождения тонюсенькой иглы в тело на шарике, сделанном из ваты и бинта.

Вот мама пролечила курсом эту архитекториню, от оплаты отказалась, и та предложила маме контрамарки на 2 спектакля Театра Сатиры. Один из них был "Трехгрошовая опера" с Андреем Мироновым в главной роли.

Подружка моя не смогла пойти, второе место пропадало, и я перед театром согласилась провести какого-то командировочного из Казахстана, ищущего лишнего билетика. Денег с него не взяла. Он звал меня в буфет выпить шампанского, я оскорбилась, не пошла, он принес мне шоколадку в благодарность, но и её я гордо отвергла, помня, что входной достался бесплатно. Похоже, он уже пожалел, что попал в театр.

Сейчас я думаю о том, как это все неправильно было - отвергать благодарность, это ведь проявление гордыни. Но как можно было поступить иначе, если твоя мама, твоя богиня, поступает именно так?

Об этом я думала, подходя к КЗЧ и качелям, которые там устроили 2 года назад. Когда-то это был неуютный суетливый квадрат, окруженный потоками машин, внутри было серо, вонюче, хотелось сбежать-перебежать его скорее. А теперь тут сделали крошечный островок неспешности и мечтательности с качелями.
Когда Триумфальную площадь превратили в праздную площадку, мнения были разные. Сейчас набрала в поиске фразу про качели, во первых строках - недовольные отзывы, брюзжание.

Маяковский ведь был и таким. Люди разные.



А мне нравится. Смотрите, что я там увидела в тот вечер, когда шел уже привычный декабрьский дождик.



Бабуля - судя по пуховому платку, наброшенному поверх зимнего пальто - уселась на качели, явно предназначенные для влюбленной парочки, положила черный пакет с содержимым рядом, придерживает его рукой, чтобы не упал или не украли, да и качается так, как может качаться только одинокий человек, маленький ребенок или прожившая большую часть жизни женщина, так и не обретшая счастья.

Пока я фотографировала светящееся огнями Садовое, желая незаметно потом снять лицо бабули, она закончила свой экскурс в детство и ушла.

Я поснимала иллюминацию на Тверской, потом увидела освободившуюся доску на качелях, озорно подумала, что почему бы и нет - мой любимый вопрос в последние годы, - тоже уселась и стала качаться, глядя на огромную новогоднюю елку.

То вылетала под декабрьский дождик, то возвращалась под крышу, на потолке которой были видны следы от обуви тех, что сумел раскачать качели почти до "солнышка".

У елки фотографировались две девушки азиатской внешности, ставшие уже обычными обитателями Москвы. Они снимали друг друга, становясь в заученную позу с полусогнутой ножкой и откляченной попкой, чтобы эффектнее выглядеть.
Смеялись счастливо.

Мимо них проходил такой же азиатский парень одинокого и печального вида, который незадолго до этого угрюмо качался недалеко от той бабули.

Очевидно, они видят своих, потому что девушки остановили его, заговорив на знакомом для них языке, попросили его снять на телефон их обеих. Он как будто удивился такому вниманию, стал их снимать, общение продолжалось, они уже не видели никого вокруг, смеялись, и парень тоже смеялся и сделался каким-то красивым. Я качалась, смотрела на них и думала, как быстро юность преображает мир, как легко из состояния угрюмости поверить в то, что ты востребован и интересен кому-то или просто миру.

Ушли к метро они втроем.

А я смотрела на качающуюся со мной елку, вдруг открылось детское предощущение Нового года, какого давно уже не было, как будто ждет тебя чудо. Захотелось счастья, радости, праздника, появилась вера, что пока жива, все возможно.

Увидев парочку молодых людей, остановившихся рядом и осматривающих качели, я стала тормозить, чтобы уступить им место - кисти рук уже замерзли. Ребята не видели, что я остановилась ради них, взглядами мы не встретились, и я подумала, увидев их радость, что молодости так свойственно верить, что им просто повезло, потому что они заслужили. Так проще, чем думать, что для тебя кто-то что-то делает специально, ведь это обязывает, а обязанным быть не хочется.

Я вышла на Тверскую, которую в этом году осветили "бокалами с шампанским" с бегущими вверх пузырьками.



Отправилась пешком до Пушкинской площади, чтобы не делать пересадку в метро, а сесть на своей родной Чеховской.

Увидела магазин "Бахетле", вспомнила свою отчаянную поездку в Казань на Новый год 2 года назад, когда я устроила себе хулиганский побег из семьи в одиночество Нового года, первое в своей жизни и вдруг радостное одиночество своеволия. Жила тогда в гостинице рядом с таким же "супермаркетом домашней еды Бахетле", в котором глаза разбегались от обилия вкусностей татарской кухни. Ощутив голод, зашла в магазин, чтобы купить для мужа вкусненького и себя побаловать воспоминанием.



Продавцы там, как и в большинстве столичных супермаркетов, неопределенной азиатской национальности.
Разговорилась с одной из женщин, не буду конкретизировать, чтобы её не подставить, даже республику не укажу, откуда она родом.

- Славяне не выдерживают тут больше 2-3 дней. Мы работаем по 16 часов в будни, 17 часов в выходные. 6 дней в неделю, один выходной. А мы работаем - надо за жилье платить, за детей, куда деваться.

- Сколько же вам платят за это?
- 128 рублей в час.
- Сколько в месяц выходит?
- 40 тысяч. Наши хозяева из Казани (я рассказала ей, что впервые увидела такой магазин там) потихоньку сворачиваются, уже два магазина закрылись, вот ждем, до Нового года станет известно, закроют ли и нас. 8 миллионов в месяц аренда.



Пожелала ей сохранить работу.
Купила мужу что-то, а себе, голодной, купила пирожок с тыквой, на выходе - кофе латте, встала у колонны дорогущего отеля, чтобы дождь не мочил, достала кулек с пирожком, стала есть, как бомж, запивать кофе, смотреть на огни машин, на горящие окна напротив, на Музей современной истории,



бывший музей революции, и так мне было хорошо, кто бы знал.



Дошла я до Пушкинской.





Пушкин - наше всё - плакал, взирая на нынешнее.



Так быстро летит время, жизнь, что в какой-то момент стоит остановиться, оглянуться вокруг, найти радость, праздник, свет, улыбаться глупо этому миру, несмотря ни на что, чтобы успеть главное - побыть счастливым просто так, потому что ты живешь здесь и сейчас.





Tags: Москва, я
Subscribe

Posts from This Journal “Москва” Tag

  • Восточный базар "Тюбетейка" снова в Москве

    Международный фестиваль культур Восточный базар "Тюбетейка" уже в 4-й раз открылся в Даниловском Event Hall. Огромная страна, объединяющая десятки…

  • Никольская улица

    Перед Новым годом муж пригласил прогуляться по освещенному к празднику центру. Весь Тверской бульвар отдан детям, много разноплановых аттракционов,…

  • Про павильоны "Здоровая Москва"

    Муж, наслушавшись моих рассказов про "Здоровую Москву", вчера вечером сходил на рекогносцировку, сказал, что посетителей мало, врачи тусуются перед…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “Москва” Tag

  • Восточный базар "Тюбетейка" снова в Москве

    Международный фестиваль культур Восточный базар "Тюбетейка" уже в 4-й раз открылся в Даниловском Event Hall. Огромная страна, объединяющая десятки…

  • Никольская улица

    Перед Новым годом муж пригласил прогуляться по освещенному к празднику центру. Весь Тверской бульвар отдан детям, много разноплановых аттракционов,…

  • Про павильоны "Здоровая Москва"

    Муж, наслушавшись моих рассказов про "Здоровую Москву", вчера вечером сходил на рекогносцировку, сказал, что посетителей мало, врачи тусуются перед…