Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Луна и картошка, или выкопанное счастье

Ваня смотрел на двигающуюся по черному небу среди многочисленных неподвижных звезд светящуюся точку. Не так давно он помогал родителям копать картофель, а сейчас мог вдыхать шедший из дома запах кавардака - отварной картошки с чесноком, зеленым луком и укропом, щедро залитыми ароматным подсолнечным маслом, - которую делала мать. Сейчас он пойдет в дом и будет есть большой ложкой вкуснющий кавардак, заест ломтем черного хлеба, отхлебывая горячий сладкий чай, а потом ляжет спать и, засыпая, будет представлять, как вырастет большой и обязательно полетит на спутнике на Луну: раз спутник до сих пор летает и не падает на землю, значит и ему, Ване, можно будет залезть внутрь спутника и улететь туда, к лунному диску, - а вдруг Луна плоская, в отличие от Земли, - и своими глазами увидеть, почему на белой луне пятна есть.
Спустя несколько лет Ваня в сельском клубе не отрывал глаз от экрана, на котором перед фильмом показывали хронику последних событий в стране: по ковровой дорожке шел размашистым шагом Юрий Гагарин, ставший первым человеком, который увидел Землю со стороны. Значит, можно? Ваня знал, что пока у него на носу посевная, надо будет снова сажать картошку, собирать колорадского жука, забирать корову Машку, когда колхозное стадо пригонят домой. Но потом он обязательно выучится на летчика и полетит на Луну.

Окончив 8 классов, Иван поступил в автомеханический техникум, отучился на тракториста-машиниста, освоил ремонт сельскохозяйственной техники и оборудования, остался работать в колхозе. Ему нравилось возиться с тракторами и комбайнами, перебирать детали, смазывать их вонючим литолом, запах которого казался ему головокружительным, консервировать технику на зиму, чтобы весной можно было сесть за руль и стать хозяином огромного колхозного поля. Бороздить, понимаешь.

Иван по-прежнему любил смотреть на звездное небо, которое летом будто спускалось к нему ближе, чтобы напомнить ему о желании полететь на луну. В безоблачное полнолуние луна словно приближалась, увеличивалась в размере и манила его пальцем, дескать, ну что же ты не летишь, я жду.

Осенью из города приезжали помогать убирать с полей картошку студентки из педагогического, молодые звонкие девчонки. Председатель колхоза ездил в гарнизон и просил командира части прислать хоть на неделю солдат. Командир соглашался: в закрома Родины поступал запланированный объем картофеля, а в закрома части - картошка, лежавшая на продскладе лучше привозной, да и солдаты были рады отвлечься от нудной однообразной службы и провести время с молодыми недоученными пока училками. Девчушки возвращались в дома, куда их расселяли, ближе к рассвету, солдаты в палатках ныряли в холодные спальные мешки, чтобы быстро забыться сном.

Всё это происходило на глазах Ивана в течение многих лет, но он не смотрел на городских девчонок, так как знал цену этой скоротечной временной любви, когда юные разгоряченные любовники, сбежавшие из-под контроля родителей и замполитов, вспыхивали чувствами яркими, но быстро забываемыми.

Ване ещё со школы нравилась Маша, приходившая на уроки в школу из небольшого хутора на краю деревни, аккуратная, тихая, звезд с неба не хватавшая, но ответственная и хозяйственная: мать заворачивала завтраки для неё всегда в чистую белую тряпицу, а очистки от яиц или картошки в мундире Маша складывала в кусок газеты и выносила в компостную яму на заднем дворе школы.
На Маше Ваня и женился.

На луну смотреть уже стало некогда: работа, хозяйство, жена, дети. Сына назвал Юркой, дочь - Валентиной, хоть и недовольна была жена мужским именем для дочки, да перечить не посмела. Зато муж дома, под боком, а не мотается где-то... в космосе.

Когда Иван смотрел на призывную луну, на лице уже не было мечтательной улыбки, он только тяжело вздыхал, опустив глаза, словно его уличили в предательстве.

Иван Андреевич вез внука Пашку с летних каникул, которые Пашка традиционно проводил у деда с бабкой в деревне, домой в город. В купе уже сидел седой полный мужчина с большими сумками. Ехать было всего-то 6 часов, но мужчины разговорились. В сумках попутчик вез большое количество трав и корешков.

Всю жизнь он прослужил в армии, а вышел в отставку и открыл в себе способность лечить людей. Стал изучать литературу, которую легко находил в интернете, нашел единомышленников, они встречались, делились опытом и травами, которые росли только там, где жили коллеги по лекарскому ремеслу.

Мужчина внимательно слушал Иван Андреевича, давал советы по здоровью, вытаскивал то один мешочек, то другой, отрезал корешки, отсыпал травы в бумажные кулечки, надписывал, объяснял, как готовить и принимать. Сетовал, что споил последние капли особой настойки попутчику, который вышел недавно, недомогал он прямо в дороге, вот лекарь его и поставил на ноги. А то, говорит, ты бы сам увидел, как хорошо действуют мои настойки.

Что нашло на Ивана Андреевича в спокойной душевной обстановке, когда рады выслушать, не известно, а только рассказал он вдруг попутчику про ту давнюю свою мечту полететь на Луну. О том, как расстроился, услышав, что американцы все-таки слетали. О том, что уже тогда понимал, что сам он на Луну уже не попадет. Горло предательски сжалось, глаза устремились в окно, за которым сгущались сумерки и вот-вот должна была появиться луна.

- Не получилось у меня. Жизнь пролетела, и я вместе с ней пролетел мимо луны, - медленно произнес Иван Андреевич.

Пашка лежал на верхней полке и, казалось, дремал. Дед не видел, что внук тоже смотрел в окно на ту самую луну, по которой тосковал дед. Пашка знал и про первый спутник Земли, и про Гагарина, и про астронавта Нила Армстронга, и про сомнения в том, что американцы действительно на Луне побывали. У деда в его возрасте и телевизора-то не было, а Пашка все мог посмотреть в интернете.

Попутчик выдержал паузу, чтобы дать Ивану Андреевичу возможность взять себя в руки и справиться с предательским волнением, которое обнажит мальчишечью сущность мужчины, прожившего жизнь незатейливую, без видимых геройств, всемирной славы и сбывшейся мечты.

Казалось, сейчас ему, человеку мудрому, лекарю от бога, нужно было как-то поддержать старика.
Однако он вдруг спросил:
- А вы в детстве ели кавардак?
- Да, - удивился Иван Андреевич.

- Вы помните запах чеснока, помните чувство голода, которое тут же проявлял этот аромат? Помните, как аппетитно выглядела эмалированная миска, в которой бабушка перемешивала крупные кубики картошки, отваренной в мундире, почищенной ещё горячей, поливая картошку, зелень и чеснок растительным маслом?

- Да, помню. Только не бабушка, а мать готовила эту нехитрую еду, которая насыщала быстро. Особенная радость есть эту картошку случалась именно осенью, когда вечера уже были холодными, а над картошкой в кастрюле, из которой только что слили кипяток, вился легкий пар. Незадолго до этого я вместе с родителями выкапывал из черной мокрой тяжелой земли кусты с клубнями. Для меня всегда было чудом - как так, сажаешь весной одну картошку или даже половинку, а вытаскиваешь чуть не полведра. К старости я стал скучать по картошке уже с зимы, у жены взял прохудившуюся кастрюлю, в которой пробил дырки, и начал сажать туда картошку с проростками. Ранней весной выпрастывала она из земли зеленые ростки, а потом на зеленом кустике появлялись мелкие белые цветочки. Эти цветочки, когда на огороде ещё ничего не цветет, казались мне самыми красивыми цветами Земли. А когда грядки с картофельными кустами зацветают, в лунные ночи земля с небом соединяются, и белые цветочки становятся похожими на звездное небо.

- Вы счастливый человек. Вы всю жизнь знаете, что вы хотите по-настоящему - жить на своей земле, сажать картошку весной, выкапывать её осенью, знать, что у вас есть то, что дает возможность жить вам и вашим близким. Если бы вам действительно нужно было побывать на Луне, вы нашли бы способ это сделать, поступили бы в летное училище. У вас не получилось лишь то, что вам хотелось сохранить как сказку, как мечту. А по правде вашей любите вы картошку, цветы, вашу жену, вонючий свой литол, детей, внука. И мечтать, глядя на луну. Именно это всё у вас и получилось, сложилось - тихо, незаметно. Может быть, легче жить с ощущением, что у тебя есть то, что ты хочешь? А чего нет - то просто сказка, мечта, которая помогает смотреть не только на черную землю, но и на черное небо. Черная земля под ногами, черное небо над головой, да только тянут они человека в разные стороны, позволяют расти. Прочно стоят ноги на земле, легко дышать воздухом неба. Выходит, у человека есть всё, что нужно для тела и для души. Есть всё, что ты хочешь. Может быть, это и есть, зачем вы живете свою жизнь, может быть, вы счастливы тем, что как раз сложилось?

Иван Андреевич отвез Пашку сыну, вернулся домой. Скоро надо было начинать копать картошку.

Tags: Размышления, Судьба, сказка, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments