Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

Мысли о душе и теле

Вчера вышли из театра с Лялей, женой арендатора маминой квартиры. 2 года они живут там. С Лялей мы удивительным образом подружились. Она получила диплом психолога, работает в одном из банков Москвы, ей 29, 9 лет они с Максимом, которому 26. Считаю, что мне с ними повезло - ответственные квартиросъемщики. Сейчас весна, Максим в очередной раз решил поменять жизнь, перемена жизни в очередной раз ознаменована сменой квартиры. Мы с Лялей понимаем, что от себя не убежишь (от родителей он съехал в 16), мне ужасно жалко с ними расставаться - за 2 года не было проблем ни разу, но поддерживаю Лялю в желании угодить мужу. Ей хочется остаться здесь, она решила, что и наши отношения закончатся с переездом. Говорю, что для меня не клиентские отношения важны, а человеческие, мы все равно продолжим дружить.
После спектакля предложила ей прогуляться до дальней станции метро, которая отправляет нас на прямую по веткам - её и моей. В театр позвала именно её, потому что в переписке предположила её грусть, она сказала про фрустрацию, думаю, пора встречаться.
Рассказываю ей про девочку, живущую надо мной. Когда ей было год и 2 месяца, меня попросили сидеть с ней в няньках. Согласилась не ради денег - они были маленькими, - ради того, чтобы узнать, что такое дочка. Девочка - Козерог, как и сын, думала, все знакомо. Пришла знакомиться, опешила: бегает по такой же квартире, как наша, абсолютно голый ребенок, не разговаривает, что с ней делать, я уже позабыла - Жене моему было лет 10. Сидела несколько раз в неделю до тех пор, пока Галя, ей мама, не села мне на шею: договор был сидеть до 18, потом нужно готовить мужу ужин к приходу, муж - святое дело, а Галя потихоньку растянула время отдыха от дочери и быта до 20 часов. Почему люди не ценят других людей? Кто не ценит хорошего, тот его не достоин. Я отказалась вовсе, кто нянчил дальше, не знаю.
Разговор с Лялей зашел про способности ребенка. Она рассказала, что в детском садике грезила танцами. Своих деток у них нет, потому делюсь наблюдениями в расчете на будущее.

Девочка, с которой я сидела, оказалась совсем не похожа на Козерога, каким я узнала своего сына. Никакой усидчивости, никакого медитативного изучения мира, никакой тяги к чтению, книгам, даже рисовать она не хотела - своих карандашей у неё не было, я принесла свои, бумагу, даже книжки детские тоже приносила из дома.

На подгузниках мама экономила, дочка бегала без всего всегда. Сначала меня это удивило, потом стало раздражать: Лена любила тайком встать в уголочке коридора, расставить ножки и сделать лужу на полу, которую мне приходилось подтирать. У ребенка этот процесс вызывал радостные эмоции, ей нравилось наблюдать, как я иду в ванную за тряпкой и подтираю лужу. Более того, ей нравилось шлепнуть ладошкой по луже, прибежать ко мне и приложиться к джинсовому платью, которое я надевала "на работу". И об него же она вытирала сопли, бегущие у неё из носа практически постоянно: дом был весь в щелях, отовсюду нещадно дуло, она была простужена слегка практически всё время. Любила стоять у балкона, спрятавшись за портьеру. Мне порой казалось, это её постоянное место пребывания.

Галя, уходя, предлагала мне почитать книги с полки либо посмотреть фильмы из фильмотеки.
- Да вы что, как я буду смотреть кино? Ребенок же рядом, я не брошу девочку без внимания.

Лена, между тем, постигала, похоже, какой-то другой уровень общения.
Читать-рисовать, изучать игрушки ей было не интересно, да и игрушек было не так много, как у моего сына в этом возрасте. Поэтому отлучиться от неё я не считала возможным.

Кормежка девочки тоже отличалась от моего ранне-мамского опыта: с Женей у нас никаких проблем не было, а вот Лена не любила есть творог-кефир, необходимый ребенку её возраста для зубов и костей.

Однако, по счастью, я этого не знала.

Поэтому ребенок у меня ел всё.

Галя вечером спрашивала, что мы ели, я перечисляла, Галя с изумлением спрашивала, как мне удалось впихнуть в неё коробочку детского творога. Я поражалась молча, не видя никакой проблемы в этом.

Однажды Галя уходила на работу, говорит Лене:
- Ну, поцелуй маму.
Лена озорно посмотрела снизу на нас обеих и протянула ручки ко мне.

Галино лицо превратилось в непроницаемую маску.

А я тем временем, проводя с ней много времени, обучая её цветам, провоцируя её на беседы, наблюдала, какие же у неё способности, отличные от моего сына. Мне было интересно постигать непознанную личность, про которую никто ничего не знает. Несмотря на минусы, которых не было с собственным сыном, девочку я полюбила, мне хотелось, чтобы ей было хорошо.

Поняв, что никакие интеллектуальные занятия ей не интересны, я подстроилась под её желания: девочка росла очень подвижной, озорной, любила бегать, кружиться. Вспомнив свои занятия гимнастикой, я стала показывать ей ласточки, махи ногой и прочее. Дома у них был большой красный мяч с рожками, она хваталась за него, а я качала её туда-сюда, мы обе получали удовольствие и хохотали в голос.

Потом я делала ей массаж спины, рассказывая сказки про то, как проложили рельсы, как поехал поезд и всякое такое.

Когда она спала, читала книги с полки Гали.

Так прошло полгода, Галя постепенно продлевала свое присутствие на работе за счет моих нервов - я не очень люблю людей необязательных, перекладывающих на мои плечи собственные обязанности без моего желания.

С Галей мы говорили вскользь о девочке, я сказала ей, что девочка любит движение и её хорошо бы в будущем отдать в школу со спортивным уклоном, которая от нашего дома через дорогу, очень удобно.

Галя в то время была директором продуктового магазина. Она не москвичка, приехала откуда-то, не помню. Ей было уже за 30, это была высокая крупная женщина-блондинка, с грубыми чертами лица, с большим женским животом, выглядела старше меня, хотя была младше. Образование у неё было, судя по всему, среднее. Она никогда не была замужем, а ребенка родила от женатого мужчины лет 45, который иногда тоже приходил домой вместе с ней, смотрел на меня похотливыми глазами. Периодически он ночевал у Гали, в эти ночи над нами (вторая комната была детской и у нас, и у них) скрипел большой диван, были слышны страстные Галины крики.


Галя не прислушалась к моему мнению:
- Никакого спорта. Она пойдет в английскую спецшколу.

Лена подросла, и, вероятно, пошла именно в спецшколу с языком. Мы общались редко: Гале не понравилось, что я отказалась сидеть с её дочкой дальше, побудив её тем самым искать другую няньку. Да и виделись мы не так часто - я выхожу из дома и стараюсь не общаться с вахтершами, не слушать сплетни новости жизни соседей.

Девочке сейчас лет 16.
Высокая, под 180, очень грузная девушка. Папа и мама высокие, мама грузная. Дочка пошла в неё.
Она периодически гуляет с собакой. Мы здороваемся, но не более того - никакой теплоты или близости между нами нет в помине, несмотря на полгода близости в детстве.

На лице её признаком интеллекта нет, она больше похожа на девушку, озабоченную гормональными всплесками. Из неё вышла бы хорошая баскетболистка. Но не вышла, и уже не выйдет.

С Лялей мы говорили о предназначении. Да, она психолог, проводит тренинги в банке.
Мы с ней как-то проговорили в маминой квартире, в отсутствие её мужа, 9 часов.
Поначалу она говорила, что мне надо было бы учиться на психолога.
В конце сказала:
- Оля, тебе не надо учиться, тебе и так всё дано.

Мы говорили о ней.

Вчера я рассказывала ей о Лене, описывала, какой она стала.
Ляля - ребенок любви армянина и русской. Армянская красивая женщина небольшого роста и округлых форм.

Несмотря на её предрасположенность к танцам с детства (она давно занимается фламенко, сейчас решила перейти в современную хореографию), у неё есть и талант психолога - она поддерживает мужа во многих начинаниях, и, похоже, у неё есть умение чувствовать другого.

Когда я сказала про грузную девочку, мелькнула мысль, не будет ли обидно Ляле, если я скажу про попу (у меня она тоже есть, если что, и я тоже стесняюсь её размеров). Поэтому акцентировала внимание на косолапости Лены.

Удивительно, но факт. Ляля это заметила!
- Ты хотела как бы извиниться за эту деталь. А я заметила, что поправляться начала, когда начались трудности психологического характера.

Мне захотелось её обнять. Я тоже всю жизнь была стройной. а поправилась, когда начала себя чувствовать пленницей ситуаций, происходящих со мной.

Когда кажется, что мир к тебе не дружествен, нарастает "подушка безопасности" в виде лишнего веса. У всех по-разному, причина появления ожирения разная.
Но психология лежит в основе.
Например, когда мне плохо, я могу и спортом заниматься, и есть мало, а вес не уходит до отчаяния.
А когда я счастлива, в день может уйти до 2 кг.

Найти баланс между внешним и внутренним - особый талант.
Понять себя - огромный труд.
Tags: Наблюдения, Психология, Размышления
Subscribe

  • Благо_Дар

    С момента смерти моего брата прошло почти 5 месяцев. Столько всего узнала про его жизнь, отношения с другими людьми, выслушала рассказы незнакомых…

  • Про хорошее в людях, или о пользе личного общения

    Перед лоджией в квартире, где жила мама, растут деревья, ветви которых дают тень, отчего в квартире не хватает солнца. Так мне кажется, хотя я там не…

  • Голь на выдумки хитра

    Стою в крошечном магазинчике "Садовод", похожем на микросклад мелких пакетиков - семена, химикаты для сада, какие-то непонятные приспособления для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments