Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Category:

"Пиковая дама", реж. Николай Коляда, дубль 2


Как часто бывает на спектаклях Коляды, каждый следующий просмотр раскрывает что-то новое. В первый раз смотришь на множество красивых необычных деталей и просто впадаешь в транс восприятия здесь и сейчас. На десятом просмотре к этому состоянию возвращаешься, совершив круг. Но между трансами успеваешь открыть новые смыслы пьесы, особенно, знакомой с детства и ставшей скучной.
Как написал Николай Коляда вчера, второй показ спектакля в Москве прошел лучше, чем первый, потому что тогда Олег Ягодин был после "Чайки", хотя я усталости Олега не почувствовала. Мне кажется, Олег - настолько стабильный актер, настолько профессионален, что не может халтурить и жалеть себя, даже когда устает.
В этот раз я уже не отвлекалась на сверкающие в свете софитов банки с разноцветной мыльной пеной, подключила мозг и смотрела действие осознанно. К концу спектакля я поняла, насколько страшна "Пиковая дама", во всяком случае, у Коляды, - там абсолютно никакой любви нет, нет духовности, есть только
потребительство разной направленности. Человек человеку не друг, не враг, а объект, он же субъект, манипуляции.



Лиза, простая девушка, ни о чем не думает, как выйти замуж за богатого, лучше, иностранца. Мечты о любви у девушки нет, есть мечта о загранице и материальных возможностях.
Графиня мечтает о вечной молодости и вечной жизни, продала душу Вечному Жиду в надежде на то, что у неё одной получится жить бесконечно и казаться молодой любой ценой.
Германн не может думать ни о чем, кроме крупного выигрыша с помощью магии. Типа, придет крестная фея и подарит ему неразменные карты, с помощью которых он будет каждый раз выигрывать. Деньги ли - цель его жизни, или успех, победа, должная возвышать его над проигравшими, неудачниками, самоутверждение - вопрос.

Коляда, как всегда, поставил классический текст по-своему, перевернув общепринятые смыслы с ног на голову. Он зацепился за слова Пушкина, что Германн - обрусевший немец, а потому наполнил действие множеством немецких слов. В первом действии он выводит зрителя из зоны комфорта большим количеством немецкого языка: звучат слова и фразы из самоучителя немецкого - айн, цвай, драй, гелб, шварц, вайс, данке, данке шён, филен данк, ихь либе дихь. Актеры тупо повторяют за диктором слова, иногда добавляя перевод. Тебе настойчиво, назойливо вбивают в мозг эти слова, от чего даже устаешь - ну, понятно уже, ну, немец же, сколько можно, поехали уже дальше. В зале слышно тех, кто немецкий знает - смеются узнаваемым фразам. Но это и есть неметчина - подробно, дотошно, педантично, въедливо, что немцу норма, то русскому смерть.
Подруга в антракте рассказала, что пожилой мужчина за её спиной предложил спутнице уйти, типа, не могу больше, однако они остались, видимо, его партнерша уже знает - второе действие всегда дает разгадку "нелепости" первого акта, спектакли Коляды обязательно нужно смотреть до конца, ибо только там тебя шандарахнет так, что мало не покажется, и терпение собственной непонятливости и неприятия будет вознаграждено.



Преклонение русских людей перед заграницей продернуто Колядой изрядно - тут и Германия, и Франция переплетаются в мечтах Лизы, и вечная вера в то, что там люди живут лучше, чем мы, счастливее - там хорошо, где нас нет. А сам Коляда, пожив в Германии два года, вернулся в родной и любимый Екатеринбург и много раз говорил о том, какое счастье он испытывает, когда едет из аэропорта Кольцово к себе домой. Своей "Пиковой дамой" он говорит зрителю: "Да хватит мечтать о несбыточном, хватит стремиться убежать куда-то, где жизнь кажется лучше, живите здесь и сейчас радуйтесь и любите, ведь главное - любовь, Бог не на небе, а внутри тебя, верьте в себя, делайте, трудитесь, и будет вам счастье, без денег трудно быть свободным, но свобода тоже внутри - придумайте, как заработать, не ждите богатых женихов, не ждите карточных выигрышей, никто не будет жить вечно и не останется молодым, за всё придется платить-отвечать, остается только радость".

Дома.


На сцене сто трехлитровых банок с "фреш" - это слово звучит многократно, типа, немцы любят фреш, чистоту, свежесть. Банки открывают, выливают на актеров, символизируя то утренний туалет-умывание, то обмывание трупов, то смывание нравственной грязи с Германна. Аромат этого "фреш" идет в зал.
Одновременно белая пена, взбитая потрясыванием банок, больших в руках и маленьких у героев на груди, которые они нюхают периодически, напоминает наркотик - тоже иллюзию, в которой живут люди, маленькие баночки на груди - то ли украшение, то ли соска для успокоения, отвлечения от боли душевной.

Как избавиться от этих иллюзий, какова будет реальность, если все это уничтожить, каким увидится мир?

Старуха графиня оказалась единственным человеком, способным делать добро другим. Оставила Лизе все свои деньги, позволив ей тем самым не цепляться абы за кого, а выбирать по сердцу, да пришла к Германну исполнить его желание, хоть и с хитрецой: дважды выиграл, мог остановиться, но не смог и проиграл всё. Разум дан, чтобы управлять своей жизнью, не сработал разум - пришло безумие на пустое место. Соблазны даются, чтобы их преодолевать. Или поддаваться - кто как решает, кто какой путь выбирает, кто к чему приходит.

Коляда - хитрый творец. Отвлекает человеческий разум бликами на стекле, забалтывает ритмичными движениями, шаманит массовыми плясками, и пока ты думаешь, что ты снисходишь до этого балагана с высоты своей интеллигентности, вкладывает тебе в мозг мину замедленного действия: после спектакля понимаешь, что пелена спала, иллюзии испарились - вокруг столько фальши, алчности, стремления использовать других в своих целях, что становится страшно.

Что может спасти в этом мире?
Только любовь и вера. Когда ты сам любишь и веришь. А что каждый любит, во что верит, из чего строит свой маленький мир как копию мира большого - то личный выбор, на что тратить свою жизнь.
Каждому дается по его вере.

Прекрасные актерские работы у Антона Бутакова и Вали Сизоненко.



В первый раз в роли Лизы была Юлия Беспалова (Клевакина) - её Лиза была простодушной, наивной, глупенькой, её даже жалко было, наследство графини в её руках может послужить добру.
Лизу Вали Сизоненко совсем не жаль - эта Лиза далеко пойдет, она осознает свою женскую притягательность и использует деньги графини как соблазн для дальнейших манипуляций.



Как хороша Вера Цвиткис в роли Графини - то страшна в своей отвратительности, то маняща в своей самоуверенности, непреходящей женственности, торжество графини в её мести за желание ею попользоваться, наказание слабого душой - даже в мимолетном смехе убегающей со смертного одра сцены Веры.



А здесь она так похожа на Пьеро - несчастного клоуна.



Что творит Олег Ягодин - виртуозное владение своим героем, в его Германне есть покорность надеть шубку, шапку и платок, как одевали своих детей в прошлом излишне заботливые мамаши, не дающие детям степени свободы, в этой жуткой конструкции можно было только послушно стоять.



Вот он, красавчик, подставляет хотя бы язык падающему снегу, чтобы нарушить мамкины запреты, и заболеть, чтобы не учиться-не работать.



Под дурацкой детской одеждой неожиданно оказывается стильный молодежный современный прикид (в цветах немецкого флага) взрослого человека, желающего быть привлекательным.



А уж под ним - голая душа, страшная, отвратительная не той старостью, которой боится и сам Германн, но алчностью и ограниченностью, которая неисправимо, навсегда поселилась в нем.







Жуткое единоборство алчности с похотью, в котором не может быть победившего.





Короче, спектакль-то страшный за этой красивостью, русскими романсами в живом исполнении Лены Костюковой вперемешку с "Ах, мой милый Августин, всё прошло, всё".



Всё проходит так быстро, что нужно успеть найти время подумать и о своей душе, о своих целях, о своем смысле пребывания на Земле.
Коляда предоставляет вам такую возможность. Щедр до невозможности - чувствуйте, думайте, раздражайтесь, выходите из зоны комфорта, плачьте и очищайтесь, обмывайте свои мысли и чувства фрешем или чем иным.



В финале страшный образ: бутыли "для самогона" с "церковными" маковками из клизм,



призванных очищать дух/тело, которые Германн опрокидывает в бутыли с водой, окрашивая их "ликованием" от выигрыша. Жуткое торжество на лице Германна/Ягодина.



И вот оно - "ваша дама бита"! Маковки превратились в клизмы.



Дает ли Коляда людям шанс?
Думайте сами.



Уже не в первый раз вижу на спектаклях Коляды Андрея Житинкина. Интересно, какое у него мнение об увиденном.



Вчера же приходила Валентина Талызина, они с Николаем долго после спектакля о чем-то говорили.

А это - подарок Коляде от зрительницы. Тоже символ - колючий, но цветок живой? Кто знает.



Поклоны после спектакля.


"Пиковая дама", дубль 1.

Сегодня мощный "Король Лир", от которого у меня всегда мурашки по коже с первых же тактов музыки. Невероятный спектакль!
Tags: Коляда-театр, Театр, Театр 16-17
Subscribe

Posts from This Journal “Коляда-театр” Tag

  • "Дурак и дурнушка"

    Спектакль по двум пьесам Николая Коляды, поставленный Александром Ваховым с двумя прекрасными артистами Олегом Ягодиным и Ириной Плесняевой. Можно…

  • "Носферату", реж. Н.В. Коляда, Коляда-театра

    Я не люблю читать пьесы глазами, потому что не могу увидеть объемно события. Нет во мне режиссерского видения текста. Но сегодня после спектакля…

  • "Калигула", реж. Николай Коляда, Коляда-театр

    Гастроли Коляда-театра в Москве начались спектаклем "Калигула". Гай Юлий Цезарь Август Германик - римский император, живший в I веке, который…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments