Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

"Москва-Петушки", реж Ринат Ташимов, Коляда-центр (ЦСД)


Вместо заявленной "Гримерки" Центр современной драматургии, он же Коляда-центр, показал новый спектакль Ташимова "Москва-Петушки". Похоже, эта поездка в Москву для Ташимова станет триумфом! Задал он тут жару, что меня бесконечно радует. Ему вчера говорили, что он гений, я надеюсь, что ему это не вскружит голову, ведь рядом всегда есть наставник Коляда, который сам с достоинством прошел испытание медными трубами, и другим поможет. Ринат - очень талантливый человек с хорошим видением и пониманием сцены и текста. Режиссуре он, так же как и сам Коляда, не учился специально, у него два образования - актерское и драматургическое, как и у Коляды. Он так же свободен в творчестве и эпатажен, как Коляда. В его спектаклях есть цитаты из Коляды, только со временем я стала понимать, что это не повторы, а вариации "на тему", для начала собственного пути это нормально, но повторяя во многом учителя, он остается отдельной творческой единицей, талантливым человеком с огромным потенциалом.
С "Москва-Петушки" я познакомилась необычным образом, сейчас даже странно, что такое было возможно.

Когда поэма была написана, то сразу попала в разряд запрещенных - поэзия полна обсценной лексики и в советское время не могла быть опубликована. Мне её дал почитать мой одноклассник, учившийся в физтехе - вузе элитном, продвинутом, техническом, но и технарям свойственно увлекаться поэзией, тем более, такой ... алогичной. Первые издания были за границей.

Как же выглядело попавшее в мои руки одно из первых "изданий" на родине, до того, как её напечатали в журнале ... "Трезвость и культура"?

Это была стопка листов А4, но тончайшей папиросной бумаги. Трудно поверить, но ксероксов тогда не было (либо были пронумерованные в КГБ, каждая копия должна была учтена). Поэтому книги перепечатывались вручную на пишущих/печатных машинках. Я и сама так печатала как-то ночью у подруги на взятой напрокат машинке.
Машинка брала максимум 6 экземпляров, отсюда и потребность печатать на папиросной бумаге.
Копирка была дефицитом, документы печатали через черную или чернильную копирку, но была копирка и цветная - красная и зеленая.
Мне достался пятый или шестой экземпляр с почти слепым текстом - буквы сильно расползались, т.к. верхние слои бумаги и копирки делали след от литеры толстым, размытым.
Одни страницы были с черным текстом, другие с зеленым и красным.
Чтобы прочитать текст, я подкладывала под каждый лист белую бумагу, читала в свете настольной лампы.
Запретный текст, невозможный в книге того времени, волновал, бодрил, потрясал.
За мной внимательно наблюдала бабушка, с которой мы жили в одной комнате. Сама она меня не ругала никогда, но докладывала про мои поступки маме. Мама, разумеется, пришла поинтересоваться, что я читаю. Краснея, я сказала, что это литературный текст, в мыслях составляя картины уничтожения мамой этой стопки листов и попытки объяснить это Вовке.
Кто бы знал, что спустя годы эту поэму будут охотно ставить в разных театрах страны.

Светлана Баженова, тоже "дочка" Коляды - драматург и талантливый режиссер-самородок, - написала пьесу по поэме. Ринат Ташимов поставил спектакль, который длится полтора часа. Коляда, предваряя спектакль, сказал, что он к этому не имеет никакого отношения.



Но имеет, конечно. Как раз тем, что позволяет ребятам самореализацию. Коляда прошел сложный путь к своей самостоятельности и независимости, чего только не было у него на этом пути. Тем лучше видно, насколько он щедр по отношению к молодым творцам: мало того, он дает им площадки, мало того, что он дает им зарплату и вывозит их в столицу, чтобы их спектакли - "товар скоропортящийся", в том смысле, что спектакль живет каждый раз в единственном исполнении, невозможно повторить тютелька в тютельку сделанное, даже на видео нельзя передать атмосферу полностью - увидели москвичи, заметили, заговорили, похвалили. Главное - он позволяет молодым творцам быть собой, делать то, что они считают нужным. Конечно, он может сделать замечание, если видит как "старая театральная крыса", как он себя называет, что-то из рода вон. Но в процесс не вмешивается. Это высшая степень великодушия - сделать так, чтобы у других твоих сложностей не было. Ни ревности, ни зависти - только радость за "птенцов".

На сцену выходят "ангелы", поют про крылатые качели, вдоль сцены качается маятник - бутылка. Настроение задано. Алкогольная поэзия началась.



Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Что происходит в мозгу человека под влиянием алкоголя, какие миры там открываются, фантазия ли это или чья-то реальная жизнь, ведь мир - это то, что мы о нем думаем, наше представление, основанное на собственном опыте. Можно учить человека, можно внушать ему разные знания, но действует он исключительно исходя из опыта, который не похож ни на чей другой.
Кому не знакомо состояние алкогольного опьянения, не может в полной мере оценить поэтики Венедикта Ерофеева, юмора и глубины смысла. Кто прошел через это, воспринимает поэму совсем иначе, с изрядной долей радости узнавания. Когда я читала впервые эту поэму, для меня это была фантастика, теперь - правда жизни.



Алексей Романов в роли Вени сначала удивляет - такой юный, почти мальчик, какой из него Веня? Но что вытворяет этот мальчик, выпивая 18 полустаканов воды и пьянея от каждой дозы совершенно натурально, с каким бесстрашием он вгрызается в своего героя, показывая отчаяние Вени жить, но производящего то саморазрушение, которое близко к искусству, с иронией, с любовью к другим - интеллигентный алкоголизм добрейшего человека с прекрасной душой, приправленный дозой ненормативной лексики, которая не не оскорбляет, а делает светлого человека земным.



Ринат Ташимов раскрывает новые грани актеров, которых он зовет в свои спектакли. Прекрасные актерские работы! В этом спектакле щупленький, почти застенчивый на первый взгляд Алексей Романов показал, насколько мощно может расходиться на сцене.

Великолепная работа у Константина Итунина, актера чрезвычайно пластичного, выразительного, лицо которого буквально перетекает из состояния в состояние.



А что творит Алиса Кравцова!! Вихрь эмоций, безудержная страсть - такое удовольствие видеть эту актрису на сцене, её витальность буквально летит со сцены в зал!!





Илья Белов придумал себе округлую попку, он практически гуттаперчевый, пластилиновый, с гибкостью змеи-ящерицы, его герой бывает смешон, глуповат, но такой живой персонаж, существующий во все времена.





Ира Плесняева сыграла образ алкогольного ангела - пьющую тетку, которая пьяному Венечке видится прекрасной. И ведь есть в ней эта красота!!



Спектакль смотрится на одном дыхании, смешной, тонкий, поэтичный. Практически без декораций, аскетичный, внимание приковано к актерам, к людям, к слову.

Прекрасный спектакль, сделанный талантливыми людьми с удовольствием, а потому приносящий удовольствие и зрителям. К финалу вся сцена была усеяна семечками, которые выдаются и зрителям в кулечках с программкой. Это некий вызов традициям театра, где запрещено грызть семечки: а мы не боимся, будем грызть, и ничего плохого с нами не случится. Опровергать постулаты - дело юных, и это так здорово, что у них получается!





Снимала поклоны, но фотоаппарат взбунтовался и отказался менять расстояние до объекта съемки, так что простите за качество съемки в этот раз, пусть останется на память тем, кому дорого.




Tags: Театр, Театр 16-17, ЦСД
Subscribe

Posts from This Journal “ЦСД” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments