Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Владимир Козлов. Олимпийская жертва

Вечная мышь через десять лет ада
идет под прожектор затянутой в лайкру.
Она отправляется в космос, как лайка,
корябать на льду внеземную руладу.
Жгучая, будто рана, помада
укажет нам место, где ставить лайки.

Мать — рядовая работница ЖЭКа.
Счастьем блестит ритуальная жертва
во имя великих способностей человека,
гармонии, мира, стремления к свету.
Пока до нее не добрался прожектор,
тиком заходится веко.

Но человечьего в ней теперь мало.
Любимой пластинкой играет тело.
Затерто до дыр поначалу в подвалах,
после оно в спортзалах потело.
Теперь вокруг город, который сделан
затем, чтоб она тут предстала.

Знаешь ли ты, какой сейчас век?
Кто сейчас царь? Как названье страны?
Чем отличаются новый и ветхий завет?
Слышал ли ты, что все люди равны?
Будет алтарь золотым, ты наверх
взойдешь, чтоб ответы забыли и мы.

Мыши, гляди, превращаются в олимпийцев.
Это — они; мы ведь знаем их лица
по мрамору древних оригиналов.
Когда мы копали моря и каналы,
торсы без головы ли, руки, причиндалов
ставили на высоты, гробницы, границы.

Ее в четверном почти что не видно тулупе.
Она борется только с бегущим, как белка,
сердцем внутри совершенной поделки,
закаленной сначала в халупе,
потом в олимпийском огне салюта.
Так высоко не летает нога человека.

В радиусе нескольких километров
в воздухе зависает восторг и дружба.
Договоримся на время оружьем
считать заработанные отметки.
Вихревращений ее окружность
распространяется медиаветром.

Может быть, мир и не требует жертв,
но никому не бывает так рад,
как добровольцам сошествия в ад,
преображенным в огне рубежей.
Выгребешь, мышь, мы подгоним трап
и до облака, выше — подкинем уже.

Tags: Поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments