Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Category:

Очень хороший текст про Коляду и Коляда-plays

Что-то про Коляду всё я тут пишу, а ведь любят и уважают его многие. Вот для тех, кто читает из колядофилов только меня, аналитический обзор фестиваля и исследование феномена Коляды от Евгения Сухарева (Екатеринбург).

СЕМЬ АРКАНОВ «КОЛЯДА-ТЕАТРА»

НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ ПОДОШЕЛ К КОНЦУ ЮБИЛЕЙНЫЙ ДЕСЯТЫЙ «КОЛЯДА-PLAYS», НА КОТОРЫЙ ПРИЕХАЛИ ТЕАТРЫ ИЗ 22 ГОРОДОВ РОССИИ И ЗАРУБЕЖЬЯ, ЧТОБЫ ПОКАЗАТЬ СВОИ ВЕРСИИ СПЕКТАКЛЕЙ НИКОЛАЯ КОЛЯДЫ И ЕГО УЧЕНИКОВ. ВСЛЕД ЗА ДЕСЯТКАМИ СЕБЕ ПОДОБНЫХ, МЫ ЗАДУМАЛИСЬ, ЗА ЧТО ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ – РЕЖИССЕРЫ, АРТИСТЫ, ХУДОЖНИКИ, ЗРИТЕЛИ – ТАК ЛЮБЯТ ЭСТЕТИКУ «КОЛЯДА-ТЕАТРА». В ПОИСКАХ ОТВЕТОВ МЫ ХОДИЛИ НА СПЕКТАКЛИ, ПРОТИСКИВАЛИСЬ ЗА КУЛИСЫ, В ФОЙЕ, В ГРИМЕРКИ – И ВОТ К КАКИМ НЕХИТРЫМ ВЫВОДАМ ПРИШЛИ.


Аркан первый: магия

Театр – это всегда возможность или со стороны взглянуть на повседневность, или шанс увидеть сказку, волшебство. Коляда, кажется, понимает данные задачи театра яснее, чем те, кто делает из театра место, где изображается «Гамлет в бархатных штанишках» для господ и дам, покрытых толстым слоем пудры. У Коляды все по-другому. Здесь детям не запрещается быть самими собой, открывать для себя что-то необычное, прикасаться к вещам. Взрослые же в театре Коляды находят новый образ мысли. Но как детям, так и взрослым открывается огромный мир мечты. Мечты, обреченной на то, чтобы сбыться.

«Я впервые попала в театр к Коляде, когда на его сцене вручали дипломы победителям конкурса «Евразия», – вспоминает актриса, драматург Театра кукол «Туки-Луки» (Пермь) Наталья Белочицкая. – Было очень тесно и очень уютно, как будто не театр, а дом, полный гостей. Перед театром росло дерево, и на нем можно было завязать ленточку и загадать желание, ленточки в театре раздавали всем желающим. Я была очарована этим театром, ленточку завязала. И загадала, чтобы я вот так же стояла на сцене «Коляда-театра», и мне диплом вручали. Исполнилось неделю назад – через двенадцать лет. Я стояла уже на другой сцене «Коляда-театра», и мне, то есть нам – театру кукол «Туки-Луки», вручали диплом фестиваля «Коляда-plays». А когда я ленточку завязывала, театра «Туки-Луки» еще даже на свете не было. Вот так все волшебно получилось. Жаль, что ленточку больше не завязать».

Аркан второй: учительство

У Николая Владимировича Коляды есть черта, которой нельзя не восхищаться, – в одиночку достигая вершин, он не купается на них в лучах славы, не создает из них для себя пьедесталы, а освобождает их для учеников.

Талант плодовитого драматурга привел его к утверждению, что письменное слово драматурга не имеет никакой цены – нужно отдавать пьесы на творческий откуп режиссерам и актерам. И, наконец, создав театр собственного имени, в фильме Алёны Тремазовой «Пусть всегда будет солнце», Николай Владимирович признается, что театр делался и делается «не для Коли Коляды», а для того, чтобы остаться потом для других энтузиастов, приносить пользу, радость, доброту. Поэтому он учительствует много: от него уходят состоявшимися драматургами, режиссерами, актерами.



Аркан третий: полная самоотдача

«Он не только художник, но и человек. Такой человек эпохи Возрождения, – говорит его ученица, драматург Анна Батурина. – В его произведениях есть антропоцентризм: все для человека, во имя его. Для меня самая суть творчества Коляды – это его любовь к жизни».

«Когда я жила в Москве, я приглашала на спектакли «Коляда-театра» своих московских друзей, и их удивляла увлеченность Коляды и актеров его театра своим делом: одержимость профессией, искренняя и всепоглощающая любовь к своему ремеслу, – делится с нами еще одна ученица Николая Коляды, драматург Алёна Тремазова. – Мне кажется, «Коляда-театр» покорил Москву – там очень скучают по этой искренности и верности своему делу».

Насколько верны эти слова, раскрывающие дух Коляды и его единомышленников, показывает успех независимого театра. Основав свой собственный театр, Коляда сумел отыскать козыри в вынужденной конкуренции. Без серьезной финансовой помощи, благодаря лишь честности и искренности в выбранном занятии, готовности годами жить без серьезной поддержки, кроме глаз зрителей и их аплодисментов, и хоть на голодный желудок, но творить чудеса на сцене. И внимание публики было завоевано, потому что подобной искренности мало.

Аркан четвертый: бальзам на душу

«Для меня лично наиболее значим и любим «Вишневый сад», – рассказывает Алексей Логачёв, режиссер Саратовского академического театра юного зрителя им. Ю.П. Киселева. – В нем самое главное – чудовище, которые выползает в конце. Там очень тонкий замысел: когда-нибудь не будет людей на планете, мы все, наверное, рано или поздно сами себя убьем или просто вымрем как биологический вид, и вылетит какое-нибудь чудовище, даже не зная, что были когда-то люди, что они плакали, что они страдали. Это очень по-чеховски и очень по Коляде, одновременно. В этом весь Коляда как режиссер и драматург – с жалостью к человеку, с сочувствием к его страданиям. Да в этом – и традиция русской литературы. И театра – тоже. Если театр и способен чему-то научить – это, в первую очередь, эмпатия, сопереживание человеку в его печали, его чувствам и утратам».

Скажем без утайки: среди публики попадались и те, кто, не умаляя достижений Коляды, говорили о том, что эстетика его постановок и его философия временами становятся им не близки, хотя они по-прежнему являются долголетними поклонниками «Коляда-театра» и не упускают случая посетить его спектакли.

В дни фестиваля мы лишь дважды слышали такие критичные точки зрения – безусловных положительных оценок было несравнимо больше. Проанализировав два этих исключения, сделали вывод, что они исходили от людей, полностью нашедших себя в жизни, практически счастливых в своем нынешнем состоянии.

Тем же, у кого сейчас душа о чем-нибудь болит (таких большинство, к сожалению), постановки Николая Коляды – своего рода горьковатое лекарство от неурядиц жизни. Но мы допускаем, что иногда необходимость в лекарстве отпадает.



Аркан пятый: профессионализм

«Коляда вырос из непосредственной любви к нескольким авторам – к Теннесси Уильямсу, к Чехову, к Гоголю. Мимо этих авторов Коляда и не проходит. Самые значительные постановки у него были связаны с работой над их текстами – гениальный «Ревизор», «Женитьба», «Вишневый сад». Потом уже, около 10 лет назад, появилась новая история Коляды – обращение к, пожалуй, самому великому драматургу человечества, к Шекспиру. Тут был удивительный совершенно «Гамлет», потому что здесь Коляда пошел не столько за Шекспиром, сколько вообще за легендой о Гамлете, и я эпиграфом к этому спектаклю сделала бы строчку Высоцкого: «Я был как все, я мясо ел с ножа». То есть, это такая легенда средневековая – как из смердящего, грязного, абсолютно животного мира, не различающего добра и зла, рождается ответственность и человечность, – делится с нами своим видением творчества Коляды Лилия Немченко, критик, кандидат философских наук, доцент Уральского федерального университета. – При всех жестких жизненных сюжетах любовь у Коляды побеждает. В этом отношении он такой классический художник. Не модернист, не авангардист – именно классический художник, у которого развито «ухо». «Ухо», слышащее гул времени в его речевом эквиваленте».

У Николая Коляды всегда присутствует какая-то нарядная и праздничная ностальгия. И трудно сказать, о чем эта ностальгия. Она видится более изысканной, нежели тоска по местам и эпохам, «где нас нет». Хотя, может быть, это не ностальгия, а удивление – от того, как затертые и заученные слова начинают звучать по-новому, с сердцем, когда начинаешь понимать и видеть человека в любых условиях, времени, обстоятельствах, на каком бы языке он не говорил, в какой бы костюм не был одет.



Аркан шестой: русское мировоззрение

Любопытна естественность, с которой Коляда нашел общий язык с актерами из Польши. Представители театра Slaski даже затруднились вспомнить, когда же началось их знакомство с драматургом. Гоголевская «Женитьба», поставленная Колядой и сыгранная польскими актерами, чрезвычайно впечатлила своим обилием «русскости».

«Его сердце и душа абсолютно русские, он – как зеркало того, что происходит в России. Если он говорит о чем-то, то это – правда, потому что он невероятно искренний в своей душе, рассказывает о работе с Колядой Эва Лесняк, актриса театра Slaski (Силезский театр имени Станислава Выспянского), Катовице, Польша. – Он многое хочет передать со сцены, и у него это получается. Он многого требует от артистов, однако многое им дает и сам. Николаю удалось найти людей, которые хотят самоотверженно работать, которые идут с ним в одном направлении. Представьте, что этот сложный спектакль мы поставили за месяц!».

Кроме спектаклей польских театров Slaski и Druga Strefa, с синхронным переводом на фестивале звучала постановка от Башкирского драматического театра имени Мажита Гафури. Режиссер этого спектакля Айрат Абушахманов, не понаслышке знающий, каково адаптировать спектакли под понимание публики с другим языком и другой культурой, поделился своим взглядом на востребованность театра Коляды на иноязычных сценах: «За рубежом «Коляда-театр» становится, по сути, национальным театром – на Западе он обретает дополнительную самобытность и колорит. Это, возможно, и подкупает иностранного зрителя, в первую очередь».

Разумеется, искренность и непосредственность – дар, которым русский народ наделен очень щедро, как и сам Николай Коляда. В Европе это хорошо осознают, но есть и еще один момент в постановках Коляды – лабиринты смыслов и метафор, а их все больше любит европейский зритель. Народность и метафоры – сплав, из которого отлиты знаки качества на любом спектакле репертуара «Коляда-театра».

Вот еще одно объяснение этого феномена от Дениса Юдина, актера театра «Ангажемент» им. В.С. Загоруйко из Тюмени: «Мне кажется, за границей нас примерно так и представляют, поэтому им поэтика Коляды близка, она многое в нас объясняет. Люди за этим, мне кажется, и приезжают в Россию. У меня есть знакомая француженка и с ее слов я знаю, что она приезжает в Россию, чтобы снова и снова проникаться спектаклями Николая Владимировича».

Аркан седьмой и главный: сила личности

Самым интересным ощущением, унесенным с «Коляда-plays», для нас стало ощущение, что всех гостей фестиваля притянула в театры не только лишь центростремительная сила сценического искусства. С силой его притягательности сумела сравниться личность организатора – Николая Владимировича Коляды. И это вовсе не дежурный комплимент в адрес одного из ведущих творческих деятелей города. В кулуарных беседах на фестивале мы заметили, что все – зрители, критики, режиссеры, артисты – помимо уважения испытывали к Коляде еще и благодарность. А чувство благодарности, вне всякого сомнения – даже крепче, чем уважение. Ведь это значит, что человек, которому благодарны люди, велик не просто сам по себе – велики его поступки, остающиеся в памяти у тех, кто лично с ним пересекался.

Текст: Евгений Сухарев

Отсюда


Tags: Екатеринбург, Коляда, Коляда-plays 2016
Subscribe

  • Юнна Мориц. Найухоёмкие сигналы.

    Йух знает что!.. Гдепутаты, дутапеты, пупадуты, пудетаты путатят тупо: - Очух работать, хочу ботарить и таборить на благобла, гобла, гобла…

  • ЮННА МОРИЦ. И в чёрных списках мне светло

    И в чёрных списках было мне светло, И в одиночестве мне было многодетно, В квадрате чёрном Ангела крыло Мне выбелило воздух разноцветно. Глубокие…

  • С Днем всех влюбленных!!!

    Милые мои, дорогие! Хорошо, что в конце зимы "открылся" такой праздник! Как хочется, чтобы люди любили друг друга вне зависимости от возраста,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments