Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

"Берег утопии", РАМТ, реж. А. Бородин

Спектакль, который идет 10 часов с перерывами и рассказывает о подробностях бытовой жизни известных каждому россиянину великих мыслителей XIX века - Герцена, Огарева, Белинского, Бакунина, которые, разумеется, размышляют о судьбе России, смотрится легко. Текст англичанина Тома Стоппарда, содержащий цитаты работ наших классиков, удивительно бережно, и вместе с тем, иронично, соединяет в одну логичную историю утопию, в которую верили эти люди, и реальную жизнь, в которой было немало противоречий с провозглашаемыми теориями. Жизнь утопии в реальности.
Можно было бы кратко сказать, что этот спектакль - история несоответствия теории и практики, подтверждение утопичности мечтаний о перемене участи России людей, которые из России давно уехали, но хотят освободить крестьянство и пролетариат от ига, хотя, на минуточку, пролетарии к ним за помощью не обращались. То есть, сидят за границей несколько весьма неглупых людей с хорошим образованием, полученным в России, "разбуженных декабристами", считающих себя интеллигентами, обиженных на правительство, мечтают об изменении строя, только не могут договориться, социализм это должен быть или коммунизм, освобождать ли им крестьян или пролетариев, то есть, организовать крестьянскую или пролетарскую революцию. Причем, чьими руками? Крестьян или пролетариата, конечно. Сами-то они заняты другим - мыслят.

Короче, люди, которые не могли навести порядок в своей личной жизни, замахнулись наводить порядок в стране, откуда они сами же и сбежали.

Действие первой части трилогии "Путешествие" начинается в усадьбе Бакуниных летом 1833 года. Молодые Бакунин, его сестры, Герцен, Огарев начинают жизнь, мечтают, флиртуют, ревнуют. Живые отношения живых людей, которым предстоит стать историческими личностями. Бакунин ещё в юности решил стать анархистом не только в теории, но и в жизни, судя по всему, подчинение общим порядкам было не для него, чего он только не вытворял, не желая зарабатывать самостоятельно на жизнь.

Вторая часть называется "Кораблекрушение". Действие происходит в Зальцбурге, Париже, Ницце. У Герцена в доме живет семейная пара Гервегов. Жена Герцена Натали сожительствует с Гервегом, провозглашая одновременно идею высокой и чистой любви. Всё, что она говорит своему мужу про высокую духовность и чистую любовь по отношению к Гервигу, в то время как спит с другом мужа, выглядит насмешкой. Тем не менее, сам Герцен считает свою жену святой и переживает, что не смог допустить слияние жены с возлюбленным.

В третьей части, которая носит название "Выброшенные на берег", уже Герцен оказывается таким же любовником жены своего друга детства Огарева.
Снова всё происходит в доме Герцена - любили у него жить и столоваться различные друзья, благо наследство Герцена позволяло ему быть щедрым.

Характерна фраза Герцена о том, что жена Огарева Натали понесла от Герцена в день, когда российский император инициировал отмену крепостного права. Видимо, победа над царским правом воодушевила Герцена на бурный секс. Следующее зачатие произошло в день подписания указа об отмене крепостного права.

Действие спектакля начинается в 1833 году и заканчивается в 1868. Прошла целая жизнь.

Михаил Бакунин как был анархистом и попрошайкой, живущим в долг, так им и остался. Будучи пожилым уже человеком, женился на 18-летней девушке, да сбежал и от неё. "Я не гожусь теперешней России, я испорчен для неё, а здесь я чувствую, что я хочу ещё жить, я могу здесь действовать, во мне ещё много юности и энергии для Европы." Ну да, ну да. Умер в Берне в больнице для чернорабочих.

"Свобода человека состоит единственно в том, что он повинуется естественным законам, потому что он сам признает их таковыми, а не потому, что они были ему внешне навязаны какой-либо посторонней волей — божественной или человеческой, коллективной или индивидуальной."

Белинский, считающий себя критиком-неудачником, умер от чахотки.

«У нас нет литературы, — говорит Белинский. — я повторяю это с восторгом, с наслаждением, ибо в сей истине вижу залог наших будущих успехов… Присмотритесь хорошенько к ходу нашего общества, — и вы согласитесь, что я прав. Посмотрите, как новое поколение, разочаровавшись в гениальности и бессмертии наших литературных произведений, вместо того, чтобы выдавать в свет недозрелые творения, с жадностью предаётся изучению наук и черпает живую воду просвещения в самом источнике. Век ребячества проходит, видимо, — и дай Бог, чтобы он прошёл скорее. Но ещё более дай Бог, чтобы поскорее все разуверились в нашем литературном богатстве. Благородная нищета лучше мечтательного богатства! Придёт время, — просвещение разольётся в России широким потоком, умственная физиономия народа выяснится, — и тогда наши художники и писатели будут на все свои произведения налагать печать русского духа. Но теперь нам нужно ученье! ученье! ученье!…»
«Сила и понимание книги в её своевременном прочтении»


Из Википедии: О своей семейной жизни Белинский ничего никому не говорил; в письме же к жене 7 мая 1846 года писал: «Странные мы с тобою, братец ты мой, люди: живём вместе — не уживаемся, а врозь — скучаем». Кроме того, дома у Белинского поселилась и сестра жены, Агриппина Васильевна Орлова, доставлявшая ему, заодно с женой, немало тяжёлых минут своим характером. В письмах Белинскому жена жаловалась ему, что он с ней «дурно обращается», что он уехал лечиться (за два года до смерти) «без причины», а значит, не любит жену и ребёнка. А сестра её, Агриппина, заявляла в письмах, что она «плюёт» на Белинского

Достоевский о Белинском: "Без сомнения, он понимал, что, отрицая нравственную ответственность личности, он тем самым отрицает и свободу её; но он верил всем существом своим (гораздо слепее Герцена, который, кажется, под конец усомнился), что социализм не только не разрушает свободу личности, а, напротив, восстановляет её в неслыханном величии, но на новых и уже адамантовых основаниях."

Николай Огарев закончил жизнь в союзе с публичной женщиной и её сыном, существуя на ежемесячное пособие от Герцена.

"Определенная цель, самообладание, искренность с самим собою, труд неутомимый и знающий, что время дорого, - вот что вы должны взять на себя, юноши.
Подчинение правде, независимой от личных интересов и желаний, - в этом вся честность, вся нравственность.
Прятать истину - подлость. Лгать из боязни есть трусость".


Дети, рожденные Натальей Огаревой от Герцена, умерли: близнецы от дифтерии в детстве, старшая дочь в 17 лет покончила жизнь самоубийством от несчастной любви. Видимо, тоже утопической.

Наиболее последовательным в этой компании выглядит Александр Герцен, который тоже был утопистом, но при этом много хорошего делал для многочисленных близких людей. Он был деятельным утопистом.

"Только труд даёт душевное здоровье — упорный, бодрый труд.

Вопиющая несправедливость одной половины его законов научила его ненавидеть и другую; он подчиняется им, как силе. Полное неравенство перед судом убило в нём всякое уважение к законности. Русский, какого бы звания он ни был, обходит или нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно так же поступает правительство.

Вся нравственность свелась на то, что неимущий должен всеми средствами приобретать, а имущий хранить и увеличивать свою собственность... Человек... сделался принадлежностью собственности; жизнь свелась на постоянную борьбу из-за денег.

Сознаётся в вине только сильный. Скромен только сильный, прощает только сильный... да и смеётся сильный, часто его смех — слёзы.

Надобно иметь силу характера говорить и делать одно и то же."



Спектакль длинный, но смотрится очень легко, потому что наполнен, словно воздухом, юмором, тонкой иронией с уважением к историческим личностям. Следить за действием интересно, потому что оно динамичное.

Прекрасная сценография Станислава Бенедиктова помогает перестраивать сцену-палубу под разные места и цели. Каждое действие разбито на десяток сцен, между которыми то песни поют, то танцуют, быстро меняя обстановку для следующей сцены.

Потрясающие костюмы, их огромное количество меняет каждый герой, особенно, женские персонажи - любо-дорого посмотреть и порадоваться.

Музыкальное сопровождение, свет - всё очень гармонично.

Игра актеров - превосходная! Ощущение, что на сцене - команда единомышленников, чуть ли не семья. Каждый актер создал Характер, живую личность, а хрестоматийный персонаж. Цитаты произносятся житейски, отчего вдруг понимаешь, что за 150 лет ничего не изменилось, происходит все ровно то же самое - какие-то -инские и -цены люди, не нашедшие себя в государстве, по-прежнему выезжают за границу, живут там припеваючи и пытаются поправить что-то в России, которую они не приняли и потеряли. Займитесь уже собой, наконец, хватит делать революции чужими руками.
Хотя при этом милые люди.

Восхищение вызвал Евгений Редько - его Белинский просто потрясающая личность. Яркий, харизматичный актер.
Влюбилась в Герцена Ильи Исаева - вот сразу видно, с ним рядом можно быть взалбомшной и любимой.
Не видела покойного Степана Морозова в роли Бакунина, но и Шведов меня тоже порадовал.
Очень понравились Янина Соколовская, Диана Морозова, Анна Ковалева, Мария Рыщенкова, Лариса Гребенщикова.

Надо отдать должное актерам, которые работали целый день: было ощущение, что они сами получают удовольствие от игры, от происходящего на сцене. Это настроение шло в зал и помогало выдержать необычный театральный марафон. Зал был полон на всех спектаклях, зрители принимали актеров не просто тепло, а жарко! Огромный поклон всем, кто этот спектакль готовил, я получила огромное удовольствие от его просмотра. Настоящее искусное искусство, как будто при тебе, стуча коклюшками, соткали огромную скатерть из вологодских кружев.

Что касается бытовых подробностей.

В театре есть обычный буфет. Но в качестве приятного сюрприза театр отдельно поставил стол с огромным самоваром, возле которого стояли коробки с пакетированным зеленым и черным чаем, сахаром, сушками-печеньем, а в первом антракте были даже яблоки. Всё - бесплатно. Понятно, что еду размели быстро, но чая хватило на несколько антрактов.

Спектакль начинается в 12 часов, заканчивается в 22, каждое действие идет полтора часа - час, антракты по 15-20 минут, между спектаклями минут по 40, то есть выбежать в кафе не получается. Поэтому если хотите подкрепиться, захватите с собой нужные продукты и термос-воду.

Я сидела в первом ряду бельэтажа и думаю, что это очень хорошее место для этого спектакля. Сцена глубоко выдвинута в зал этакой палубой корабля с некоторым наклоном к залу, поэтому смотреть было удобно.

Очень рада, что выбралась и увидела этот спектакль. Стимулом послужил другой спектакль "Любовный треугольник", где и открыла для себя историю взаимоотношений Герцена и Огаревых, но в "Береге утопии" вся история выглядит лишь частью большой истории.




Как мало нужно верить словам, которые говорят люди, выдавая желаемое за действительное.

Tags: РАМТ, Театр, Театр 15-16
Subscribe

Posts from This Journal “РАМТ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “РАМТ” Tag