Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

"Как Зоя гусей кормила", реж. С. Баженова, ЦСД, Екатеринбург, премьера спектакля 28.06.15

Сегодня в ЦИМе (м. Менделеевская) будут показывать первый из трех спектаклей Центра Современной Драматургии, Екатеринбург. В спектаклях играют артисты Коляда-театра, режиссеры - молодые ребята, талантливые, пьесы написаны молодыми драматургами. Спектакли живые, про настоящую жизнь, умные, талатнливо сделанные.
Приходите, не пожалеете! Спектакли очень разные!
Оригинал взят у ajushka в "Как Зоя гусей кормила", реж. С. Баженова, ЦСД, Екатеринбург, премьера спектакля 28.06.15
Светлана Баженова, ученица Николая Коляды, молодой драматург, написала замечательную пьесу, психологическое наблюдение из жизни пожилой матери и её "залюбленного" сыночка, незаметно выросшего в странного, неухоженного, неприятного мужчину, которым девушки обычно не интересуются.
Интеллигентная семья, живущая в доме научных работников, каких советская эпоха вывела в многочисленный класс: стремление образовать кухарок, которым по силам руководить страной, наплодило огромное количество женщин, которые управляют своими детьми до самой старости, лишая их воли, нормальной семейной жизни, превращая ребенка в бесполое существо, должное обслуживать стареющую одинокую мать и подменять отсутствующего мужа вне зависимости от того, сын у такой матери, или дочь. Тамара Зимина показывает свою героиню с нежностью, с любовью, её Зоя не похожа на монстра: беззлобная столетняя женщина, которой всего и надо, чтобы сын включил передачу про животных да принес бы чаю с сахаром.
Сын Вовчик - вечный мальчик, до старости - устал от постоянного контроля матушки и ждет не дождется её кончины, чтобы зажить, наконец, самостоятельной свободной жизнью. Олег Ягодин ходит ссутулившись, в дурацких очках с заклеенным стеклом на одном глазу, в старом костюме будто с чужого плеча, неловкий, заумный ботаник, примеряет черную ленточку к многочисленным портретам матери, развешанным по стенам комнаты, сетует, что по обещаниям врачей он уже должен был поминки по матери устраивать, а она все живет. Привычно управляет старой матерью, в его словах читается эхо детства, когда мать так же решала за него, что надеть, что есть, что читать-смотреть, куда поступать. Бумеранг вернулся.
Тут как-то вовремя и жиличка у них появляется, раскованная, если не сказать, развратная девица, привезенная общим знакомым Плоцким (Александр Вахов), циничным беспринципным парнем. Женя (Алиса Кравцова) приехала из деревни, мечтает о новой жизни в городе.



Зоя - Тамара Зимина






Вовчик - Олег Ягодин





Женя - Алиса Кравцова







Плоцкий - Александр Вахов





Ниже курсивом - цитаты из пьесы Светланы Баженовой.

ЖЕНЯ. Да я не то, чтобы особо рвалась. Но просто после школы все мои-то по уехали. А меня даже учиться не отпустили, прикиньте? Типа что окажусь на вокзале в известном обществе. Ну , мне и стало скучно.
Недолгое молчание.
Придумали тоже, ага. Мама-то у меня еще ничего, а папа - тот вообще с приветом капитальным. Его послушать - у людей других мыслей нет, кроме как меня растлить и изнасиловать.
Молчание.
Много радости мне в клубе на контроле сидеть! Представляете? Вот чем я занимаюсь! ЗанимаЛАСЬ - теперь уже. Будто в этот клуб кто по билетам ходит. Мне двадцать приблизительно, считайте, а я сижу. Нормально, нет? А потом Плоцкий приехал - они с отцом чего-то там на комбинате пересеклись, за какие-то технологии. Он же, вроде как, инженер, да? Плоцкий-то? Ну, и он меня как-то сразу разглядел. У меня вид такой, что все понятно - я не в своей тарелке. Спросил, че в город не переберусь. А я ему: "Дядечка, милый, куда? Пирожками на вокзале торговать?" Вы поняли, про что я? Не в прямом смысле, пирожками торговать, а... Ясно, в общем. Это я так, прилично еще ему сказала. А он мне: "Ты себя тут заживо похоронишь. А в городе работу себе нормальную найдешь, то да се..." Я ему - дядя, типа того, что "ау!", у меня же и образования никакого нет. "Фигня, - говорит, - на заочку в аграрный поступишь, если больно тебе твое образование обломалось. Хотя щас и без образования можно". Ну, потом про вас уже рассказал, что жить у его друга можно. Что место есть, не сожительствуете ни с кем, и вообще - освоится поможете. Я, честно сказать, боялась, что вы ученый. Но вы какой-то неформал, ниче не скажешь, на ученого не похожи даже.
Молчание.
ВЛАДИМИР. Похож. Вы много ученых видели?
ЖЕНЯ (хохочет). Да вы первый! Остальных - только на картинках. Особенно этого-то, с языком. Прическа у него еще такая... (показывает) Наверное, то, что он с электричеством вечно...
ВЛАДИМИР. Альберт Эйнштейн.
ЖЕНЯ. Во-во, че-то такое, да!






Переходящий семейный садо-мазохизм. По-Зоиному: сама она счастья любви не познала, и сыну не дала - так-то понятнее, справедливее будет.



ЗОЯ. Потому что я работала у твоего отца лаборанткой и я в него влю-би-лась! М. И мне очень захотелось от него ребеночка. И я придумала, как это сделать. Охмурила его! В таком роде. Я была не красавица, но всегда брала у-мом! И когда я забеременела, отец твой умер от печени. А жена его меня на похороны не пустила. И я тогда об-лы-се-ла. М. Вот так! Я осталась без волос. Ты понял? М.
Зоя Марковна тихо смеется.
ЗОЯ. Из-за вас облысела. Один родился, а другой умер. Это как называется?
ВЛАДИМИР. Мам.
ЗОЯ. И-ро-ни-я суд-ьбы! (смеется) И я как женщину себя по-хо-ро-ни-ла. Потому что мне нужно было заниматься тобой и одной тебя тянуть. И я тебя вырастила, и выучила од-на! А теперь вот ты со мной нянчишься. Это называется ирония судьбы, в таком роде.
ВЛАДИМИР. Говорила уже.
ЗОЯ. А?
ВЛАДИМИР. Говорю, говорила уже!
Молчание.
ЗОЯ. А кто там лежит?
Молчание.
ЗОЯ. Я вытянула тебя одна. Я как женщину себя похоронила, ра-ди те-бя! А ты девицу мне привел? Вы давно встречаетесь?
Молчание.
ВЛАДИМИР. Мам, ты спи. Спи. Спи...






Трое странных людей - мать, сын да девушка из деревни, они словно родными стали, и в речи используют выражения, друг за другом подобранные, как эстафетную палочку, передают друг другу.




ЖЕНЯ. Это он только на словах такой смелый - ждет, как тебя красиво проводить. А сам следом за тобой повесится. У него же другого в жизни смысла нет, кроме тебя. Ты ему все перелопатила.
ЗОЯ. Я не лопатила.
ЖЕНЯ. ТЫ к нему никого не пускала, да? ТЫ так постаралась, что он у тебя до сих пор мальчиком ходит?
ЗОЯ. Каким мальчиком?
ЖЕНЯ. Обыкновенным! Не юзаным!
ЗОЯ. Ой-ой-ой-ой-ой!
ЖЕНЯ. Со мной твой номер не пройдет! Я в детстве белены объелась и бычка за рога оттаскала, вот так! Я с детства боевая, поняла? Все, не вой.
Женя прижимает к себе Зою Марковну, качается вместе с ней, вроде, баюкает.
ЖЕНЯ. Стерва! Стерва! Какая же стерва! Похоронила она себя в сорок лет, ниче не скажешь. А он-то разве виноват? Ему же, наверное, еще пожить хотелось? А ты и его? За компанию?
ЗОЯ. Ой-ой-ой-ой-ой!
ЖЕНЯ. У вас и квартирка-то... Так люди не живут! Как в гробу! Теснота, пылюка, паутина, и дерево кругом - нарочно не придумаешь! Когда врачи вас - в мае? - отправляют на покой? Короче, панихида отменяется! Ты слышишь? Даже не думай, что гадостей наговоришь, все настроение испохабишь и помрешь тут, не ответив. За все ответишь, поняла?
Молчание.
ЖЕНЯ. Э? Борзая?! Ау?!
Нет ответа.
ЖЕНЯ. Так... Значит, всю программу откатать решила?! Подъем! Водки хочешь? Эй? Эй!!!
Нет ответа.
ЖЕНЯ. Бабушка, очнись! Не помирай, пожалуйста! Погоди, пока Вова вернется. Я не виновата! Я не виновата! Не виновата!!!
ЗОЯ. Ты чего меня треплешь? (Смеется.)
ЖЕНЯ. Шапку-то надень. Сидишь тут, зайчиков пускаешь... Башкой своей... Плешивой!


Плоцкий ставит себя выше этих людей, единственный адекватный, вроде бы, человек, да только от этих изломанных неприспособленных чудиков теплом больше веет, как ни странно.
До слез. Судьбы-перевертыши, если задуматься.



Сын все ждет смерти матери, кажется, что хочет близости с Женей, кажется, что и Женя эта - разухабистая девица, передком себя в успешное будущее продвигающая.
Да только все это - видимость одна. За всем этим балаганом - столько человеческого горя и боли.



ЗОЯ. Я и Вову в таком духе воспитывала. Думаете, если он у меня единственный - я с ним нежничала? Не было такого ни-ког-да. Он у меня всегда воспитывался в строгости, и не чувствовал моей любви. М. Потому что давать слабину было нельзя, потому что мне нужно было подготовить его ко взрослой жизни, а тянула я его од-на! <...> Он, дело в том что, вместо математики сказки читал. И я тогда выгнала его на двор - крапиву топтать!.. "Вот, - говорю, - тебе сказки! Вот!" (смеется) И у него с тех пор на ногах такая подошва - носки рвутся. М. Потом еще его воспитывала в том же духе. Он теперь весь сплошная подошва. Его теперь никакой лаской не возьмешь, ни чем хорошим. Он в это все не-ве-рит, не умеет, не приученный. Носки рвутся, м, в таком роде.

Нет любви ни у кого, всё через боль, да через горечь. Вовчик, будучи успешным аспирантом, обихаживал девушку в капроновых чулках, на кораблике возил, вино-мороженое покупал, да и спросил у неё, можно ли потрогать её за ляжку. В ответ та девушка раскричалась, импотентом обозвала: зачем спрашивать, когда надо было просто потрогать за ляжку, особенно, после денежных затрат будущего ученого.
Вот и перехватил у Вовчика девушку в капроновых чулках Плоцкий, женился, двоих детей завел, обошел хотя бы в этом, завидуя да ревнуя Володю к былому успеху ученого.





Печальная история, рассказанная Светланой Баженовой, поставлена ею же как трагикомедия.
Смешно, зрители хохочут весь спектакль, а только послевкусие совсем не веселое. Финал неожиданный, совсем не смешной, трагический, до кома в горле. Яркая точка, не оставляющая надежды многоточию.



Прекрасный спектакль - тонкий, точный, жизненный, человеческий.



Замечательные, сочные актерские работы у каждого: Тамара Зимина - трогательная, узнаваемая в знакомом образе матери - тиране-жертве в одном лице,



Олег Ягодин - зажатый, с подавленным либидо, раб-тиран как отражение своей матери,



Алиса Кравцова - наивная в своей бытовой простоте девушка с далеко идущими планами, которая так и не смогла эти планы реализовать, т.к. не выдержала подлости и продажности городского мира,



Александр Вахов, герой которого единственный и смог выплыть на поверхность, приспособившись к реалиям,





Вера Цвиткис в роли уборщицы подъезда, но такая аристократка, что председателем кооператива смотрится,




да в маленькой эпизодической роли Девочки-Весны, этакой Любови Орловой из кинофильма "Волга-Волга" на велосипеде с шарфиком - студентка Коляды Наталья Цыганкова.



Надеюсь, зимой этот спектакль привезут в Москву на гастроли, вроде как ЦИМ примет три спектакля ЦСД у себя во время гастролей Коляда-театра в Москве.
Обязательно пойду смотреть снова.





С цветами - Светлана Баженова, это её режиссерский дебют, очень удачный, с красивыми находками, точными решениями, внимательная и чуткая работа с собственным текстом.




В зале был переаншлаг, актерам, драматургу-режиссеру устроили стоячую овацию. В зале присутствовал министр культуры Свердловской области Павел Креков, крайний справа.







Министр культуры Павел Креков и директор ЦСД Наталья Санникова после спектакля.


Светлану Баженову поздравляют с премьерой.


Берут интервью.


На крылечке ЦСД после спектакля.








Tags: ЦСД
Subscribe

  • Одесса

    Наткнулась на диски с фотографиями Одессы. Боже мой, когда-то я ездила туда на каждые майские. Впервые поехала в 2009-м. 10 лет пролетело, как один…

  • И смех, и грех:)

    Прочитала новость про то, что под Одессой на стене старинной крепости Аккерман нашли автограф 1796 года француза Франсуа Кауфера, инженера Османской…

  • В Одессе

    в военном госпитале умер на рабочем месте, в операционной, известный военный хирург Олег Кушнир, который спасал пострадавших в Доме профсоюзов. Делал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments