Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Галина

Рассказ от сына
Оригинал взят у dartr в Галина
Дождь меланхолично постукивал в окно, бам, еще бам, подумал, два бама подряд, затих. Ленится. По стеклу наперегонки ползли большие капли воды, но тоже так, лениво, побежала, побежала, остановилась. Потом спохватилась, что опаздывает, и ухнула вниз.

Работать не хотелось. В Москву вкатилась осень, и, раскидав холод по гладким поверхностям полов, перил и кресел, обосновалась минимум месяца на три. Хотелось сползти на пол и из-под большого офисного стола, сделанного по какой-то глупой прихоти под дерево, дешево так сделанного, разочаровывающе, и вот из-под этого разочаровывающего своею фальшью стола смотреть на тяжелое серое небо. Так обычно следишь за тем, как в коридоре раздевается с дороги дальняя родственница, которой, в общем-то, совершенно не рад, от нее пахнет сигаретами и плацкартным вагоном вперемешку с потом и пирожками. Вроде вот только что ты был один в своей теплой уютной квартире, а теперь придется терпеть все эти неудобства довольно длительное время. А потом еще может ее муж приедет. Старый, бледный, дышащий перегаром мужик.
Алексеев поежился. По монитору ползали трубы, и Алексеев с удивлением понял, что систему на компьютере не обновляли никогда. Почему он раньше об этом не задумывался? Из колонок тихо шумел Шевчук, хриплым голосом интересуясь у пустоты кабинета о сущности самого грустного времени года, и, по-хамски не дожидаясь ответа, давал свою, ничем не подкрепленную версию, в которой непостижимым образом сплетались камни, ветер и небо.

Грохнула дверь, и в кабинет зашла Галина. Бросила с шумом ключи на стол, прямо рядом с головой Алексеева, и тот вяло понял, что распластался по поверхности стола и своими мутными глазами смотрит на ухмыляющуюся женщину снизу вверх. Галина была красива, хотя чем-то напоминала вампиршу. Бледная кожа, алая помада, короткая черная стрижка, зеленоватого цвета глаза - Алексеев был уверен, что в девяностые ей предлагали играть в мрачных дешевых фильмах, потому что только ее внешность могла спасти эти мрачные дешевые фильмы от полнейшего забвения в новом тысячелетии. Из колонок заиграл Цой, и Алексеев почувствовал себя молодым и пьяным, хотя нет, скорее с похмела. В конце прошлого века в России стояла вечная осень, и буйствующее так тихо, по-домашнему рокеры пели в основном душераздирающие песни, но так тепло, как могут петь только у нас: чтобы улыбаясь вязать себе из крепкой веревки петлю и спрашивать у такого же улыбающегося соседа мыло и табурет.

- Алексеев, ну ты б хоть поднялся, дама все-таки! - насмешливо сказала Галина. Голос был прокуренный и низкий, и по спине Алексеева побежали мурашки. Он собрался с силами и откинулся на кресле.
- Чего вы, Галина Ивановна, про старика вспомнили. Сто лет не захаживали, - Алексеев мягко улыбнулся.
Галина взяла стул у стенки, поставила его спинкой к столу и села верхом. Тонкую бледную шею сжимал тугой ворот черной водолазки. Оторваться от этой четкой ровной границы было невозможно.
Вообще, мужики Галину хотели. Но побаивались. Ее сыну было двенадцать лет, у него были мозги Раскольникова и внешность Омена, а потому даже те мужчины, что проходили весьма жесткий отбор самой Галины, проигрывали бой с молодым защитником, а его мнение для Гали было самым важным. Впрочем, Галя часто довольствовалась такими короткими интрижками, когда до знакомства с сыном дело и не доходило. Сын об этом знал, но все понимал.

- Давай напьемся? - как-то очень неопределенно предложила Галя.
Алексеев удивился окончательно. Он помотал мышкой по столу, затем посмотрел на календарь, вроде не пятница.
- Галя, ты знаешь, тебе еще Ваню укладывать, а на своем диване я привык спать один, - хамовато попытался отказаться обескураженный Алексеев.
- Фу... - протянула Галя. И Алексеев понял. Гале было тоскливо. Иначе бы на хамство она отшутилась еще более жесткой и пошлой шуточкой. - Алексеев, ты же умный мужик. С тобой только что поговорить можно, за другим я бы к не тебе пришла.
Алексеев кивнул и даже не обиделся.
- В принципе, я закончил.
- А ты начинал? - ухмыльнулась Галя. Алексеев всею душой  посочувствовал ее мужикам.

Дождь закончился, и машины щедро поливали прохожих огромными волнами грязной коричневой воды с бензиновыми разводами. Деревья радостно стряхивали листву на асфальт, с каким-то предсмертным умилением покрывая черную бугристую поверхность желто-красным ковром. Так обычно старенькие бабушки, чувствуя скорую кончину, пытаются порадовать холодных и равнодушных к чужой смерти внуков, всовывая им в молодые сильные руки разноцветные бумажки на прощание.

В баре было накурено, но пусто. За дальним столиком сидели два алкаша в "лужковских" кепках и обсуждали реформы, которых не было. Алексеев взял виски с колой, Галина - водки.
- Что случилось, Галь? Ты же сильная красивая женщина - начал было Алексеев.
- Ой, оставь эту шарманку кому-нибудь другому, мне этого не надо. - Галина опорожнила залпом рюмку. - Скажи лучше, когда ты последний раз целовался?
Алексеев растерялся. Ну месяца два назад, в командировке было... Но...
- Не помню. Недавно было.
- Да брось. Нет, так, чтобы сердце екало, чтобы замирало все в груди, чтобы вот хотелось прямо сейчас ее в руки и бежать...
- Куда бежать?
Галина внимательно посмотрела на Алексеева.
- Может я ошиблась, что именно к тебе сегодня зашла?
- Да ладно, понял я. - Алексеев помешал трубочкой виски, потом с отвращением выкинул трубочку и стал пить большими глотками из стакана. Допив, знаком попросил официанта повторить.
- Не помню. Года два назад. Девочка была, красивая, но злющая.
- Огонь? - улыбнулась Галя.
Алексеев кивнул и тоже улыбнулся, окунувшись в приятное воспоминание.

- Ну, два года, это еще неплохо. А я вот вчера. - сказала Галя и потупила взгляд.
Алексеев опешил. Вот этого он совершенно не ожидал. Холодная, циничная, злобная стерва Галина вытащила его в бар в среду вечером, чтобы попросту... Поделиться радостью.
- Галя, у тебя что, подруги совсем все передохли? - прямо спросил Алексеев.
Галя ухмыльнулась, и Алексеев заметался. Что-то все-таки было другое.
- Он мальчик. Умный, красивый. Успешный. - Галя закурила под неодобрительный взгляд официанта. - Даже Ваньке моему понравился. Гуляем с ним вечерами. В кино сводил, и даже не приставал! Просто посмотрели кино. Какое глупое кино стали снимать, Алексеев, это же ужас!
- Галя! Потуши сигарету.
- А, да. В общем это. Сказка, Алексеев. - Галя улыбнулась одними уголками губ.

Алексеев взял вторую порцию виски и стал медленно ее посасывать.
- Не веришь, да?
Галя помотала головой. Глаза набухли, и к покрасневшему носу покатилась слезинка. Алексеев подумал, что слишком много он сегодня удивляется. Вздохнув, он подсел к Гале и обнял ее. Она зажмурилась и положила ему на плечо голову.
- Галь, тебе не пить со мной надо, а наслаждаться жизнью. Побудь дурой хоть какое-то время. Спорим, Ванька меня поддержит?

Галя кивнула. Помолчала.
- Ты знаешь, а Ванька тебя уважает. Говорит, что мужик ты может и так себе, а человек хороший. Очень редко он так про кого-то говорит.
Алексеев решил этому обрадоваться.
- Ты же любишь караоке?
Галя встрепенулась.
- А ты вытерпишь?
- Только сегодня. Но с ограничениями. Никакого Михайлова.
- Заметано. - Галя опрокинула вторую рюмку. - Лепс так Лепс.
Алексеев наиграно вздохнул.

Tags: Сын
Subscribe

Posts from This Journal “Сын” Tag

  • Игра и жизнь

    В Москве сейчас проходит кинофестиваль "Будем жить", который открывает молодых кинематографистов. Вчера я попала в молодежную библиотеку Светловка на…

  • Из темноты пещер

    Сынок сделал новый мультик. К Юрию Гагарину относится с огромным уважением, на 2 курсе за свои деньги снял фильм про Гагарина. Говорил тогда, что…

  • Киноевгеника: Цвет в кино

    Сын сделал очередной ролик своего цикла рассказов о кино. На сей раз речь о том, как работает цвет в фильме. Под роликом ссылка на бесплатную…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments