Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Михаил Поздняев. Гость

Никогда ничего не рассказывал
о проклятой великой войне,
всё молчал да мрачнел да закусывал,
хоть со всеми, а всё в стороне, -
припозднившийся, с краю усаженный
на какой-то доске, на весу,
на два стула концами положенной.
- Ничего, - бормотал, - не в лесу…

Почему - не в лесу?
Объяснения
отыскать он и сам не умел;
заикался до посинения
и, как скатерть, белея, немел.

Немота - это лучшее, лучшее,
что он нажил, дожив до седин.

Впрочем, два незначительных случая
я со слов его помню

Один:
в сорок втором, севернее Севастополя,
в середине июля, в дьявольскую жару,
он приказал шоферу остановиться.
Во поле -
лейтенант из СМЕРШа, расстегивающий кобуру,
пьяный и в разбитых очках,
два бойца, похожие на крестьян, с трехлинейками,
и пленный румын.

Он сразу понял, в чем дело. 
Он был в званье майора.
А румын был ранен в бедро.
И, ведя румына к машине,
он не знал, чего больше бояться:
что румын потеряет сознанье или выстрела в спину.

Это - первый случай.
Вот - второй:
в сорок третьем было, в ноябре,
наши уже брали Украину,
Киев был уже освобожден,
он уже был в званье лейтенанта,
и ему, опять-таки в степи,
привелось с людьми остановиться.

Был туман, и выдохшийся взвод -
ветра не было, но взвод шатало -
шел в тумане, как шагают вброд,
преодолевая лоно вод.
И решили спать, где ночь застала.

Захотелось пить, и он пробил
каблуком чистейший, белоснежный
лед на луже или омутке.

Лед был схож с яичной скорлупой,
так же бел и так же захрустел
под ногою. Он упал и пил
долго, долго, долго, и вспотел,
и уснул.
          Как только рассвело,
поднял взвод - и не было тумана,
был мороз, и в нескольких шагах -
вмерзшие в окрепший за ночь лед
лошадь, ухмылявшаяся странно,
мертвый глаз вперяя в "рус-ивана", 
фура с кашею и кашевар,
бомбою разорванный на части…

Суток семь его рвало. По счастью,
обошлось: он смог и пить, и есть.

Ну так что же это есть - участие?
Что это - бесславье или честь,
знак отличия или безличия,
светлый путь или судная весть?

Я не знаю.
И это незнание
и его, и подобных ему,
и слепящее их сияние,
и зияющую их тьму
заслоняет стеной туманною
от меня и подобных мне.

Он, остывшую кашу манную
колупающий в стороне
по причине болезни язвенной
в День Победы, в чужом дому,
на войну еще финскую призванный,
он-то знает…
                И потому
я, в отличье от кореша ушлого,
на стихах про войну преуспевшего,
войну хлопающего по плечу,
ни о чем из проклятого прошлого
не спрошу у него.
Помолчу.
                                      1984
Tags: Поздняев, Поэзия
Subscribe

  • Плагиат или нет? :)

    В ЖЖ пишу теперь редко. Так же редко смотрю яндекс-метрику, которая показывает, в какие посты заглядывают читатели. По-прежнему популярен пост про…

  • Это что-то новенькое у ЖЖ?

    Получила сегодня на почту такое сообщение от ЖЖ: ___ ❤️ Начну с себя:)8 сеансов в Екатеринбурге и 4 сеанса в Москве. Длительность сеанса от 2 до 4,5…

  • Ноутбук

    Расскажите, пожалуйста, про ноутбуки. Какие есть подводные камни, какой удобнее и лучше? На что обратить внимание при выборе?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments