Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Сегодня

отправилась участвовать в квесте (расскажу о нем позже), который находится недалеко от станции метро Бауманская. Выросла в тех местах, в Лефортовском парке, а потому после квеста отправилась пешком к своему детскому дому. Давно не была в тех местах, многое не узнавала. Первым шоком стала пустая площадь вместо Бауманского рынка, который рухнул уже после моего отъезда в Бутово. Погибли люди. Теперь там круг для бесплатных автобусов, которые развозят бесплатно пассажиров закрытой на год станции Бауманской.
Напротив бывшего рынка небольшой двухэтажный особнячок 19 века, в первом этаже которого, ставшем с веками полуподвальным, в годы перестройки открылся магазин аудио-видео-аппаратуры, в котором я 2 года проработала уборщицей, чтобы не отдавать сына в садик и заниматься с ним самой. Теперь там грузинский ресторан. Я спустилась по знакомым, но видоизменившимся ступеням, села за стол между двумя, занятыми троицами русских мужчин, потреблявших пиво: смотрелась я там странно, но меня это не смутило. "Живая музыка" в лице одинокого певца, по сути, звучала для меня одной: обе мужские компании при начале песен в микрофон расплатились и ушли, т.к. общение стало невозможным, а деньги певцу платить незачем - женщин с ними не было, пускать пыль в глаза некому, - я осталась одна в ресторане, прослушала 4 душещипательных шансона, певец изредка поднимал лицо и смотрел на меня зовущим взглядом, я опускала глаза, т.к. поддержать его тоску по взаимности не имела сил, в итоге он включил музыку и сел пить кофе за столик за спиной.
Песни для пьяных людей, у которых в прямой зависимости от количества выпитого уходит воспитанная взрослость и просыпается детская тоска по любви и пониманию, - самое то. "Свое сердце я оставил навек, я оставил тебе... Первый раз я любил, первый раз пригубил дикий мёд твоих губ..." Свой первый раз и надежды на счастье помнят все, с годами надежд всё меньше.


А я смотрела на стены, лестницу, которую мыла каждый день дважды - утром и в обед, вспоминала, как молоденький охранник в мой заключительный день работы просил меня прийти вечером попрощаться, обещал купить шампанское - влюблен был Витюша, - я не пришла, а он наутро - мне потом рассказали, - оказался пьяным, облевал эту самую лестницу, а убирать-то и некому было... Вот так: ценят тогда, когда теряют, как влюбленные, так и работодатели.



Окна эти да места под ними, сейчас обнесенные "камнями" (дорога близко, грязь летела от машин постоянно, а я так любила чистые черные плитки вдоль здания, даже спустя год проезжала мимо и видела, что в сравнении с боковинками, которые не отмывала, следы моей работы ещё налицо) любила мыть ранним-ранним утром, чтобы меня случайно не увидели мои соседи: дочь полковника (в нашем доме жили семьи преподавателей военной академии) и уважаемой в доме мамы-врача (она даже роды принимала у соседки), сама с высшим образованием, жена подполковника на высокой уже тогда должности - и уборщица в магазине. Стыдно? Своей работы я не стыдилась - устроилась на эту работу, чтобы получать зарплату, пособие на ребенка, но так, чтобы у меня был относительно свободен день, дабы заниматься со своим маленьким сыном, быть с ним максимально долго. Свою работу всегда выполняла честно.
Но моя мама стыдилась.

Кто бы знал, что спустя много лет там будет грузинский ресторан и я буду сидеть в нем и пить сухое красное вино и ностальгировать по работе уборщицей... Меня там уважали и любили, делились своими проблемами, отношениями, зная, что я никому ничего не передам.

Убираться бегала утром, пока сын спал - приходила к половине восьмого утра, ночные охранники открывали мне бронированную дверь уже побритыми ради меня, называли между собой солнышком и беседовали со мной, пока я убирала помещения, каждый о своем. Один о хозяйстве; другой о еде и рецептах, пытался угостить меня пиццей с вермишелью вместо сыра; третий отмечал, что мне нужно купить другие туфли (и я купила дешевые китайские туфли, но на каблучке и с "жемчугами") и удивлялся моему ответу на вопрос, что я буду делать, если сбежала из зоны в тайгу и должна съесть одного из товарищей, чтобы добраться до свободы (сказала, что лучше пусть меня съедят, чем житьсо знанием, что я съела человека); четвертый рассказывал об измене жене, о том, как его начальница (он недолго был частным водителем) развелась с мужем - по его инициативе - после операции по удалению матки, однажды отвозил её на дачу, зашел кофе попить, да и случилась у них ночь любви. "Она спросила, чувствую ли я, что у неё нет матки, т.к. муж сетовал, что там теперь как в колодце. Но я ничего не заметил. А она вдруг сознание потеряла, я так и не понял, что с ней, испугался." - Охраннику было за 40, я была младше на 10 лет. - "Это был оргазм". Он опустил глаза.

Витюша был младше меня на 12 лет. Рассказывал, что его всегда тянуло к старшим женщинам. Когда я была в отпуске, он женился на девочке младше себя. Ему было 22, ей 19. И он говорил, что она как бревно.
- Витя, так многое зависит от тебя как от мужчины, ты можешь её научить, развить.
- Оль, я принес кассету с нашей свадьбой, посмотри, скажи, что ты думаешь.

Муж был в наряде, я два часа поздней ночью смотрела кассету со свадьбой Витюши.
Наутро отдала ему кассету:
- Витюша, ни одна женщина не будет любить тебя так, как любит твоя мама.

На видео его мама придумывала за него ласковые слова для юной жены в испытании, когда из яблока-ежика нужно выдергивать зубочистки и на каждую говорить нежности. Мама шептала ему на ушко, когда он долго не мог подобрать новое слово...

Больше я не видела Витюши.

Та самая лестница за деревянным заборчиком.



Одно из окон однажды разбила любовница другого охранника Володи.
Первая "партия" охранников (их потом переправили охранять банк, а вместо них пришли мальчишки после армии, в том числе и Витюша) состояла из бывших сотрудников милиции, 40-летних зрелых мужиков, которые в те годы уволились из милиции, т.к. не смогли вынести беспредела, начавшегося в стране и в органах, бандитизм прорвался и в милицию. Чтобы сохранить совесть, они ушли в охранную структуру, организованную большим чином из МВД, тоже уволившимся и быстро понявшим конъюктуру рынка.

Володя этот, разведенный, выпивающий, мягкотелый, сетовал, что его сожительница не дает ему тратить его деньги на то, что он хочет. Он хотел купить диск Эрика Клэптона и сходить на его концерт, а она устроила ему истерику, - дорого, типа.
- Вы же сами зарабатываете приличные деньги, содержите её, почему вы не можете позволить себе билет на концерт, если это ваша давняя мечта?

Однажды утром пришла и увидела разбитое оконное стекло - из закаленного бронированного стекла, на минуточку. Пьяная сожительница Володи пришла ночью выяснять отношения, он её не пустил в дверь, она разбила окно. Приехал его начальник, вызвал милицию, оформлял как нападение пьяной прохожей. Дама сидела в помещении с гордым видом.
Поняв, что Володя мне успел всё рассказать (я обрабатывала ему порез на руке), безнадежно попросил меня не рассказывать администрации истинную причину происшествия.

Я так и не рассказала, даже после увольнения. Распускать сплетни незачем, а стекло сразу вставили за счет охранной фирмы.



Здесь была перегородка между торговым залом и администрацией. Плинтусы у этой стены я мыла щеткой раз в неделю по субботам, когда магазин закрывался в 17 часов и у меня начинался субботник - до 10 вечера я мыла то, что не успевала отмыть в рабочие дни по утрам и в обед. В обед я мыла посуду за всеми - коллектив был человек 15-17, дважды в неделю ещё и обеды им готовила, когда у мамы была работа во вторую смену и сынишка оставался один в квартире недолго. Спасибо Женьке, что он не засунул пальцы в розетки в одиночестве...

Горячей воды в старинном здании не было, я мыла полы и посуду ледяной водой. Перед увольнением - я там проработала почти 2 года - у меня лопалась кожа на подушечках пальцев.
- У вас есть горячая вода? - спросила я у официантки.
- Да, есть, - удивилась она.

Помещение не узнать, конечно. А мне странно, что всё это когда-то я отмывала одна. На месте певца стояли столы администрации, там был маленький "офис" за стеклянными стенками с жалюзи, которые я по субботам тоже протирала тряпочкой.
Зимой, когда в протекторы обуви набивается много снега, я надрывалась, собирая грязную жижу с пола.

И по сию пору, много лет спустя, заходя в любое помещение, я тщательно выбиваю подошвы ботинок от снега.

Сегодня не плакала. Но хотелось.

UPD. Вспомнила, что у меня есть единственная фотка с той работы, это в офисе сижу, в своем белом халатике, чтобы красиво было, и цветок в горшке, который я из дома притащила - хлорофитум хорошо чистит воздух, а полуподвальное помещение чистым воздухом похвастаться не может.

Всевидящее Око
Tags: Воспоминания, Лефортово, Москва, я
Subscribe

  • О себе :)

    В салоне "Лазе", куда хожу уже года три, стала практически телезвездой 🙂 Недавно пришла на тренировку, так у меня целое интервью взяли. Когда мой…

  • Про хороших людей

    Сегодня дважды случилось продолжение дня рождения. На тренировке не была почти 2 недели. Сегодня прихожу, мой тренер дарит мне книжку. Говорит, что…

  • Плагиат или нет? :)

    В ЖЖ пишу теперь редко. Так же редко смотрю яндекс-метрику, которая показывает, в какие посты заглядывают читатели. По-прежнему популярен пост про…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • О себе :)

    В салоне "Лазе", куда хожу уже года три, стала практически телезвездой 🙂 Недавно пришла на тренировку, так у меня целое интервью взяли. Когда мой…

  • Про хороших людей

    Сегодня дважды случилось продолжение дня рождения. На тренировке не была почти 2 недели. Сегодня прихожу, мой тренер дарит мне книжку. Говорит, что…

  • Плагиат или нет? :)

    В ЖЖ пишу теперь редко. Так же редко смотрю яндекс-метрику, которая показывает, в какие посты заглядывают читатели. По-прежнему популярен пост про…