Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

Преступление и наказание: где границы возмездия?

Вот интересно, что вы думаете по поводу наказания и прощения.
Ситуация такая: в мае, будучи в Грозном, я попала под машину. Виноват был водитель: я шла по пешеходному переходу на зеленый свет. Мимо меня пронеслась сначала одна машина, белый джип, но я не дошла до разделительной полосы, он правила нарушил, но просчитал, что успеет пролететь. Там с соблюдением ПДД проблема есть, к сожалению, - это бросилось в глаза. Джип пролетел, я продолжила переходить дорогу, зная, что у перехода стоит красная лада, ждет своего зеленого. И вдруг эта лада рванула с места, я побежала к тротуару, но машина ударила меня по колену и я упала.

Ко мне тут же подбежал полицейский с поста ДПС, спросил, что с ногой, как себя чувствую, посадил в свою машину и отвез в больницу, где мне сделали рентген, сказали, что надорваны связки колена, наложили гипс. За мной в больнице виновато ходил виновник аварии Руслан и просил прощения. Мне там было не до него, я была в шоке от того, что одно мгновение враз перевернуло мою жизнь, поставило крест на планах, я не могла в происшедшее поверить. Боли не было, мне казалось, что надрыв связок - ерунда. В больнице я даже шутила.

Поскольку нужно было составлять протокол и наказывать нарушителя, я должна была подписать бумаги, приехала оперативная группа опрашивать.
Однако мне было предложено принять помощь водителя без оформления протокола. "У нас так принято, договариваться между собой, по-семейному". Медсестра, услышав разговор, подтвердила, что у них обычно так.

Но я впервые оказалась в такой ситуации, растерялась, не знала, что делать, я-то там чужая, поэтому позвонила знакомому чеченцу, юристу, человеку уважаемому в Грозном. Он поговорил с полицейским и сказал, что я могу довериться им, протокол можно не составлять, они окажут мне необходимую помощь, не бросят в беде.

Во время первой поездки в Чечню у меня сложилось убеждение, что попади я там в беду, меня не оставят наедине с проблемой, помогут, спасут, поддержат. Несмотря на то, что я чужая по всему. Но я - гость. И женщина. Там была уверенность, что мужчина там - Мужчина.
И я доверилась. Доверие - это тоже мужество. Протокол писать не стали.

Меня привезли в номер, полицейский помог мне подняться в номер, взял мой номер телефона, дал свой, говорит, звони в любое время, я все сделаю, что нужно.
Виновник аварии пришел в номер вместе с братом, переживал, снова просил прощения. Говорит, он впервые сбил человека. Говорю, не поверите, но и я впервые попала под машину.

Он спросил, сколько я отдала за гостиницу. Положил на стол деньги за проживание.
Каждый вечер он приезжал и привозил мне горячее питание и фрукты, молочные продукты.

Мы много разговаривали. Даже подружились. Он приводил ко мне, испросив разрешения, одного брата, второго, третьего - семьи у них большие, - жену. Говорит, они хотят с тобой познакомиться. Купил костыли, с которыми я ходила по номеру в первые 3 дня, потом отек спал и я смогла обходиться без костылей, отдала ему - их можно сдать обратно в аптеку.

Он чинит стиральные машины, ездит на ладе. Жена не работает, растит двух маленьких дочек.
Чем больше мы общались, чем лучше он узнавал меня, тем больше переживал. Поначалу я была для него женщиной, которая ездит без мужа - у них это неприлично. Но когда он увидел мои посты про первую поездку в Чечню, то понял. Его растущее уважение я чувствовала хорошо. И чувство вины его тоже видела.

При этом я понимала, почему он рванул неожиданно. Он маленький человек, не очень удачливый по жизни. Сказал, что торопился на намаз. Но, пообщавшись с ним, я поняла, что, скорее всего, он сначала стоял на свой красный, но увидел, что дорогая машина пронеслась, и решил, что и ему можно. Говорит: "Я ведь видел, что ты шла, но что вдруг на меня нашло, я не знаю". Я думаю, что это было подсознательное желание быть не хуже крутого водителя на дорогой машине. Вряд ли он это понимает - что он завидует тем, кто живет богаче и безнаказаннее.

После снятия гипса колено не сгибалось. Вспомнив совет грозненского хирурга, сделала МРТ. Оказалось, что кроме надрыва боковых связок, оторвана передняя крестообразная связка и был перелом мыщелка, который, правда, действительно можно не заметить на рентгене. Врач сказал, что связки не восстанавливаются и крестообразную связку нужно оперировать. Операция дорогая и сложная, без гарантий восстановления, но с возможными осложнениями. Муж расстроился больше, чем я.
Я тоже огорчилась, конечно.
Но дело вот ещё в чем.

Авария эта - из числа судьбоносных обстоятельств. По моему убеждению, это случилось бы со мной в любом месте в этот день. И в Москве тоже сбивают людей, но при этом водитель мог уехать с места происшествия, и скорая могла ехать долго. Моя первая мысль при наезде была: "От чего меня уберег бог?" Остановил таким жестким способом. Заставил лечь бездвижной и думать. Интернета не было, книги не было, только телевизор - вот и лежи и думай. Мужу я не говорила про аварию, чтобы не волновать его, он бы разнервничался, давление поднялось и т.п. Увидит меня, воспримет спокойнее.

Я лежала 8 дней в номере, и думала о себе, о жизни, о судьбе, о людях. Как будто именно это мне сейчас было нужно: сама чего-то не понимаю, значит, судьба меня остановила от спешки, суеты, ненужных решений.

Для меня это событие стало опытом. Надо было сделать выводы, чтобы этот урок не повторился в худшем исполнении.

В первый день священного месяца рамадан я позвонила виновнику аварии поздравить с праздником. Звонила и Яхе, которая позвала меня в Чечню в первый раз, и её брату-юристу. Заодно и Руслану. Он спросил про здоровье. Сказала ему про результаты МРТ, про операцию.
- Ольга, давай я оплачу операцию.
- Руслан, она стоит 120 тысяч, на открытом колене делается, очень сложная, т.к. если заденут случайно нерв, то будет ещё хуже, да и потом реабилитация в течение полугода, мне жалко времени снова быть хромой. Врач сказал, что если беречь ногу от нагрузок, типа, не ездить на горных лыжах, то можно жить и с порванной связкой. Пока колено не очень хорошо работает, не сгибается, но муж осенью повезет меня в санаторий, может быть, там подлечат.
- Я оплачу тебе лечение в санатории, соберу необходимую сумму (52 тысячи) и пришлю.
- Отказываться я не буду, Руслан. Я думала, всё гораздо легче, сама не ожидала, что будут такие последствия.

Спустя несколько дней мне позвонила жена Руслана, молодая женщина, на алчность которой Руслан сетовал не раз за наше общение. Говорит, ей все время нужны деньги, она так ругается, кричит. Я её оправдывала, говорила, что она молодая женщина (ей 28, ему 45), двое деток.

Жена говорит:
- Ольга, ты попросила у Руслана денег, он собирает их по родственникам, кричит на нас, ругается. А у нас крыша течет, у ребенка кости не в порядке, у нас нет денег.
- Я не просила денег, он сам предложил.

Тон её был таков, что я не стала дальше слушать её, отключилась. Перезвонила Руслану:
- Зачем же вы говорите, что я просила у вас денег, вы же знаете, что это не так. Зачем наслали на меня свою жену? Я вас за язык не тянула. Но теперь от денег отказываюсь, живите, как хотите, с вашим поступком и с вашей женой разбирайтесь сами.

Муж к моему отказу отнесся... с тяжелым молчанием. Он видит ситуацию иначе: виновник должен нести наказание.

Почему я так поступила?
Деньги важны. Но они не главные в жизни.

Эта столкновение не случайно. Зачем-то нужно было и ему, и мне. Понял ли он что-то, сделал ли выводы - мне кажется, что нет, - это его личное дело, это его жизнь. Для меня важно, что я сама поняла, зачем мне был дан этот урок. Свои выводы я сделала, а верные ли, покажет время. Проверка будет, я в этом уверена.

Послушав его жену, я поняла его эмоции и высказывания про жену по время наших разговоров. Выбрав себе в жены именно эту женщину, Руслан наказал себя на всю оставшуюся жизнь. Супруга у него, действительно, и алчная, и злая, как он и говорил. Так ведь ещё две дочки растут, продолжение матери, подрастут и будут вести себя так же. Мне его жалко, перспектива у него без надежды на любовь, понимание, тепло и прочее. Оставить их он уже не сможет.

Взять у него деньги - а я знаю, что они для него очень большие, действительно, - значит, взять на себя и злобу его жены. Я не хочу с этим связываться. Мне спокойнее и дешевле справиться с проблемой самостоятельно: значит, я должна уделять себе больше внимания, трудиться, чтобы оставаться максимально независимой и самодостаточной. Лечение в санатории привело колено в порядок, нужно только трудиться, чтобы мышцы поддерживали колено в нужном состоянии. Так физкультурой полезно заниматься и без больного колена. Ну и с годами у тех, кто не трудится над собой, суставы болят похуже, чем у меня.

Для меня эти объяснения важны.
Это мой выбор - осознанный и единственно верный.
Руслан пусть отвечает за свой выбор - жены, малодушного поведения и прочего. Наша жизнь - следствие наших выборов, каждый отвечает за свое рано или поздно.

Почему я вдруг рассказываю так подробно и многословно эту историю?

Недавно в блоге одного популярного чеченца я упомянула об этой аварии. Некто написал мне:
- А виновник аварии понёс наказания по закону или так, посещениями отделался?
Ответила ему, что он оплатил гостиницу, помог, чем мог, что он человек и я человек, что претензий к нему не имею - не буду же незнакомому человеку рассказывать про судьбу, типа, карму, про то, что я многое поняла про Руслана и отпустила ему вину.

- То есть Рамзан построил такое общество, где законы не действуют, а
действуют "он человек и я человек". А вот, мне интересно, что было бы
если бы Вы отказались признавать в нём человека, а решили бы сделать всё
по закону, как бы изменилось к вам отношение у радушных чеченцев?

А если брать в общем, то своим поступком, "по человечески", вы лишний раз
доказали им, что можно делать, что угодно, закон не действует, всегда
можно отмазаться, вопрос лишь в размере отмазки, за небольшую царапину
достаточно оплатить еду и гостиницу и жертва рада (хорошо, что не убили),
а за более серьёзное можно денег занести либо родственникам жертвы (а
чего им дёргаться, всё же понятно, "по человечески", не хочешь денег,
вообще ничего не получишь), либо ментам.
Всевидящее Око

А потом удивляемся откуда эти гонщики берутся, снося всё на своём пути.
Не хочу Вам желать плохого, но думаю, что было бы справедливо, чтобы
следующий "человек" заставил вас подумать о своём поступке, сидя в
инвалидном кресле...

Такое вот пожелание-наказание вынес незнакомый человек за то, что я простила того, кто нанес мне непоправимый ущерб.

Как вы думаете: что важнее в подобных ситуациях - наказание или прощение? Каков ваш выбор?
Tags: Вопрос, Чечня
Subscribe

  • Одесса

    Наткнулась на диски с фотографиями Одессы. Боже мой, когда-то я ездила туда на каждые майские. Впервые поехала в 2009-м. 10 лет пролетело, как один…

  • И смех, и грех:)

    Прочитала новость про то, что под Одессой на стене старинной крепости Аккерман нашли автограф 1796 года француза Франсуа Кауфера, инженера Османской…

  • В Одессе

    в военном госпитале умер на рабочем месте, в операционной, известный военный хирург Олег Кушнир, который спасал пострадавших в Доме профсоюзов. Делал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Одесса

    Наткнулась на диски с фотографиями Одессы. Боже мой, когда-то я ездила туда на каждые майские. Впервые поехала в 2009-м. 10 лет пролетело, как один…

  • И смех, и грех:)

    Прочитала новость про то, что под Одессой на стене старинной крепости Аккерман нашли автограф 1796 года француза Франсуа Кауфера, инженера Османской…

  • В Одессе

    в военном госпитале умер на рабочем месте, в операционной, известный военный хирург Олег Кушнир, который спасал пострадавших в Доме профсоюзов. Делал…