June 18th, 2019

Солнышко смеется

Чехов и тайванцы

Чеховский фестиваль, похоже, учит восточной философии. Или я сама выбираю восточную философию. Спектакли Чеховфеста проникают в какую-то нетронутую жизнью и бытом область души и разума. Даже "Буря" Йетте Штекекль, имя которой я перекатывала во рту ещё долго после спектакля. Йеттештекель. Йеттештекель. Красиво. Дерзко.

Тайваньские имена запомнить невозможно при всей их простоте. Лин, Чин, Хуавей, Апуянь, Чэнь Му-хань, Шао Син вэнь, Чань Пуи-Упи и всякое такое. Голова идет кругом. А уж Лулу Ли или Ли Чу-хуэй (подозреваю, что Хуэй - это сильно адаптированное для России)...

Сдвиг по фазе все эти океанские капли, превращающиеся в тревожные огромные волны, от которых в мозгу происходят какие-то изменения. У них там, оказывается, ручей, дождь, лужа и океан - совершенно разная вода. Рождаются они в дождь, умирают тоже в дождь. Типа, 200 дней в году дождь.

Не снег ведь. Та же вода, только жидкая. А совершенно другое мышление. Текущее медленно. Замороженное. Хотя должно быть у нас заморожено.
Заторможенное.
Не то, что нам в мороз - быстрее добежать до тепла и размякнуть. Отогреться.

Наша медитация - водки хряпнуть и заплакать. Та же жидкость, тоже соленая, но - не океан.
А ярость да агрессия, любовь да страсть, рождение и смерть - все то же самое.
Разве что со страхом и тревогой...
Collapse )