September 6th, 2015

Солнышко смеется

Про отношения

Соседка по столовой Люба родилась в Мариуполе, 20 лет живет в Москве. Там остались две сестры. Старшая с ней общается, сама за Донбасс. У младшей сыновья призывного возраста, она с московской сестрой общаться перестала. Все друзья детства на ее письма не отвечают. Она смеется: "Мне туда нельзя ехать, расстреляют за предательство". Говорит, ее коллеги вдрызг разругались со своими украинскими друзьями по учебе в училищах, уже не вернутся былые отношения. Доверия друг к другу уже нет, тепло не вернется. А ведь лично никто никому ничего плохого не сделал. Политика разрушает отношения между людьми необратимо, люди оказываются слабыми перед ненавистью и страхами, зачастую навязанными сверху, устоять могут немногие люди.
По возвращении из Крыма начну оформлять загран, надо ехать к пожилой тетушке под Киев. Желания нет никакого, мне там неуютно было еще до майдана. В отличие от Одессы и Харькова, в центральной Украине антироссийские настроения ощущались уже тогда. Но поехать придется, пусть и с тяжелым сердцем, в страну, которая делает все, чтобы туда ехать не хотелось: на гостеприимство государства, которое строит препоны для россиян, рассчитывать не могу. Все равно, что ехать к свекрови, которая стол накроет, конечно, но за спиной такое говорит, что кусок в горло не полезет, подавишься ненавистью.
Collapse )
Крымчане, при всем ухудшении жизни материальной и отрезвлении от иллюзий вхождения в состав России, сейчас стали куда больше россиянами, чем год назад, перестали чувствовать себя чужими и переживать, что у России появилась куча проблем из-за их референдума и решения присоединится к России. Мы теперь, правда, снова стали одним народом. Год назад еще было ощущение, что мы разные, теперь спокойно, чувствуется общий дом.

Жизнь идет свои чередом. Потрясет несколько лет и устаканится. Да и настоящие друзья всегда есть даже в сложной ситуации: уходят те, кому ты и не был другом, кто не способен быть другом сам, кто не прошел проверку на вшивость. Или я не прошла, не для каждого и я могу быть другом, что ж. Тем ценнее и дороже те, кто остаются рядом, несмотря ни на что: у каждого есть право на свой выбор.