June 20th, 2015

Солнышко смеется

"Я.Ма.2", реж. А. Вахов, ЦСД, Екатеринбург, Коляда-plays

Сегодня открылся фестиваль Коляда-plays. В полдень прямо на улице Ленина перед Коляда-театром расстелили домашние половики, усыпали широкий тротуар цветными лоскутками, театр из Перми "Туки-луки" задорно исполнил почти цирковую импровизацию. Прохожие обходили "сцену" стороной, задерживались, фотографировали. Праздник!
Вечером отправилась в ЦСД на спектакль Александра Вахова по пьесе-вербатим Валерия Шергина. Необычную форму спектакля называют квестом, бродилкой, для меня это был спектакль-исповедь. Написанный на основе реальных рассказов матерей, текст простой по форме, тяжелый по содержанию. Обычная история, каких множество вокруг, рассказанная от первого лица: женщина делится с нами событиями своей уже немаленькой жизни. Можно было бы назвать это моноспектаклем Татьяны Буньковой, но особенность в том, что зрители не сидят в зале, а ходят по театру, направляемые то "духами", то звуками, то приветливыми жестами актрисы. Будто пришли мы к ней в гости, атмосфера ЦСД вполне домашняя и уютная, и Тамара в исполнении Татьяны показывает старые фотографии детей, почти отстраненно рассказывает о том, как сломалась, по сути, ее жизнь.
Работа со зрителем в такой близости требует особых душевных сил и умения импровизировать, находиться в контакте. Татьяна выдерживает больше часа доверительного разговора с незнакомыми людьми. История матери не может оставить равнодушным никого: совсем молодые парни слушали исповедь с таким глубоким интересом, что если бы кроме них никого не было, спектакль можно было счесть состоявшимся. Член жюри фестиваля журналист Елена Тришина сказала, что по окончании спектакля один из ребят сидел на ступеньке крыльца и плакал. Сын героини, наркоман и вор в прошлом, трагически погиб.
Новая работа Вахова не столь выразительна внешне, как предыдущие, однако внутрь проникает благодаря теме, новой форме и великолепной игре Татьяны Буньковой. Эта актриса служила у Коляды, потом уезжала в Москву, но недавно вернулась в родной город, похоже, что очень вовремя: она достойна главных ролей, в ней есть внутренний свет и щедрость актерская и человеческая.
Солнышко смеется

О толерантности

Завтракаю и смотрю местную программу тв. Говорят о событиях прошлых выходных: Дне России, традициях башкирского и татарского народа, после чего неожиданного идет урок грузинского язык и цыганского танца. С одной стороны, ощущение, что вернулся в прошлое, в СССР. С другой, мы все такие разные, как важно узнавать иную культуру, делиться традициями, которые каждый народ выверял веками в целях мирного сосуществования. Внук Чаплина не случайно собрал интернациональную команду для своего уникального проекта: корни человека - в детстве, в семье, в традициях и культуре, передаваемых от поколения к поколению через века, каждый из нас уникален, но является звеном одной цепи родственников.
Вчера состоялся разговор про разные точки зрения и критерии, в частности, в отношении увиденного на фестивале. Я подумала о том, что критические профессиональные оценки на фестивале Коляды зачастую выглядят чужеродными для той атмосферы, которую создает тут не Коляда-режиссер, а Коляда-человек. Неслучайно Коляда все, что делает, называет своим праздничным именем: для него атмосфера внимания, добра важнее профессионализма как критерия, как результата. Почувствовать себя критиком легко, а приветить гостей, дать люядм радость приятия гораздо сложнее: быть доброжелательным и гостеприимным значит затратиться материально и душевно.
Чувствую себя "прослойкой", понимая одновременно и одну сторону, и другую, но позиция Коляды - свести разные точки зрения в одном месте, при том, что у него давно есть своя определенная, показать одним людям других людей, обогатить взаимное восприятие Другого - мне ближе. Он дает пример возможности сосуществовать даже с теми, кого сам критикует: вчерашнее тв-интервью, наделавшее тут шума, всего лишь информационный повод для тех, кто горазд покупаться на сплетни и обсуждать его, когда говорить больше нечего, я посмеялась как над его просьбой не давать в эфир его слова, так и над его "покажите свидетелей". Он, конечно, матерщиник и хулиган, но не злой деятель исподтишка, открыт обсуждению как большой уверенный в своей правде ребенок: а король-то голый, я увидел так.