February 16th, 2015

Солнышко смеется

Москва с высоты 337 м

Накануне Дня всех влюбленных по приглашению http://mosblog в числе других блогеров попала на презентацию выставки фотографа Анны Шиз Гары «Big Tower’s Love». Выставка посвящена историям любви неординарных пар в Европе и России. Проект объединяет три самые известные и популярные башни мира: Останкинская, Эйфелева и Берлинская.
Мы были на смотровой площадке Останкинской телебашни всей семьей ещё до пожара, сын был маленьким, отважно ходил по стеклянному полу, а я тогда так и не решилась даже наступить, настолько велик был страх высоты. Захотелось себя проверить: смогу ли я преодолеть свой страх спустя годы работы над собой.
Весь тот день 14 февраля мне попадались номерки с № 13: пропуск на башню, номерок в гардеробе и даже билет в кино на 13 ряд. Посмеялась таким совпадениям, ибо день оказался на удивление насыщенным приятными событиями и даже неожиданная радостная встреча случилась.
На сайте Останкинской башни есть предупреждение За отсутствие видимости администрация ответственности не несёт. :) Погода была пасмурной, но когда есть желание найти в нынешний миг жизни повод для радости, он всегда найдется, тем более, в атмосфере, подпитываемой любовью и поцелуями, коих на презентации хватало на фотографиях и вживую, ибо автор фото приготовила собравшимся сюрприз.
Останкино
Collapse )
© David Bezold

Где есть ненависть,

там есть страх.
Где есть страх, там всегда есть агрессия.
Где есть агрессия, там всегда есть трусы.
Где есть трусы, там всегда есть соблазн.
Где есть соблазн, там всегда есть деньги.
Где есть деньги, там всегда есть власть.
Где есть власть, там всегда есть манипуляция.
Где есть манипуляция, страх, деньги, там всегда есть война.
Где есть война, властные трусы при деньгах манипулируют, чтобы скрытно подпитать свою низкую самооценку.
Конца этому нет.
Всевидящее Око
Солнышко смеется

Туристический развод в храме на Бали, или как полезно не быть как все

Женька мой пережидает долгую зиму в Юго-Восточной Азии. Позади Камбоджа и Таиланд, теперь живет на острове Бали. Ему там не особо нравится: местные, в отличие от первых двух стран, не улыбаются, серфинг малоприятен, т.к. идет сезон дождей, с гор текут потоки грязи, короче, делать особо нечего. Ну и для пика ощущений у него там увели телефон. Благо, что и он умеет - с такой-то мамкой!:) - найти свои плюсы в происходящем, и даже из потери телефона извлек свой плюс: купит новый и поменяет номер телефона (красивый номер, между прочим, был, с 5 пятерками), чтобы не зависеть от "корпоратива" мужниного друга, которого пришлось будить в час ночи, чтобы он заблокировал симку.
Сегодня ездил в храм Танах-Лот. Поскольку он такой же любознательный, как я, тоже любит залезть в те места, куда толпы не ходят, обнаружил новые возможности. Делюсь с вами:)

Collapse )
Солнышко смеется

Как я по выселенной одесской квартире шастала, или путешествие в чужую жизнь

Запись 4-летней давности, вспомнила в связи с рассказом Жени - меня тоже заносит в закрытые места:)
Оригинал взят у ajushka в Как я по выселенной одесской квартире шастала, или путешествие в чужую жизнь
Однажды утром, отправившись на фотоохоту по Одессе, проходила мимо открытой парадной, куда прежде не заглядывала, ибо видела мешки со строительным мусором. А тут занесло, понимаешь. И я попала в чужую жизнь, жизнь сразу нескольких семей с разным достатком, интересами, чувствами, отношением к миру, сексуальной и иной удовлетворенностью.
Дом Либмана
Всевидящее Око


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Collapse )
Солнышко смеется

Судьба, или женщина-вьюн, часть 2

Работа в больнице мне нравилась: у нас был хороший коллектив, было много разных интересных событий. В частности, приходилось принимать участие в ремонте здания морга и присутствовать при вскрытии молодой женщины, незабываемые истории тогда приключились.
Однако мама не оставляла надежды отговорить меня от мединститута, продолжала приводить мне аргументы за поступление в МЭИ, который находился в двух троллейбусных остановках от дома, там уже учился мой старший брат Саша.
Когда мы переехали в Москву, куда папу направили служить в качестве военного журналиста и преподавателя в военной академии, в соседней рядом с домом школе были только 9-10-е классы, т.к. школа была специализированной физико-математической, но в год нашего приезда в Москву там набрали первый класс, куда я и попала. А брат учился в 4-м, поэтому ему пришлось ходить в другую школу, подальше. Закончив 8-й класс, он перешел в нашу же школу.
В одном с ним классе учились ребята, отцы которых так же работали в академии, были офицерами, знали друг друга, жили мы все рядом, так что варились в одном котле, знали, у кого что в семьях происходит, т.к. по гарнизонной традиции жены тоже общались между собой.
Один из Сашкиных одноклассников Володя жил в нашем же подъезде, квартире его была в нашем стояке, такая же трешка, только на 3 этаже, мы жили на 8-м. Его мама, Раисаванна, работала медсестрой в военной поликлинике в кабинете кожных заболеваний, папа был преподавателем академии, но внезапно умер 8 марта, упал по дороге с работы домой - сердечный приступ. Вовка учился классе в восьмом, страшно переживал его смерть, даже из дома уходил. Старший брат реагировал спокойнее. Раисаванна замуж больше не вышла: это была полная женщина с крашеными хной волосами, вечно закрученными в пучок на затылке, скупая как на деньги, так и на эмоции. Она часто приходила к нам домой, ей нравилось беседовать с моей мамой, которая всегда внимательно слушала её и давала советы, хотя была младше. Несмотря на симпатию, приходя к маме на день рождения, Расиванна могла подарить ей чулки кирпичного цвета со спущенной стрелкой.
Володя этот учился с моим Сашкой не только в одном классе, они ещё и поступили учиться в одну группу в МЭИ, ещё и влюбились поначалу в одну девочку Олю. Сашка мой был более видным парнем, обаяшкой - пел, красиво ухаживал. Тем не менее, Оля выбрала Володю, они стали ходить за ручку, а потом и поженились. Сашка попереживал, но желающих его приголубить хватало.
Collapse )