September 24th, 2014

Гранатовый сад

Антоний Сурожский

Мы должны научиться слушать по-иному. За словами есть звук голоса, за звуком голоса есть целая человеческая судьба. Ведь как часто бывает: нам человек говорит одно (я не хочу сказать: лжет нам, а говорит нам ровно столько, сколько, он думает, мы способны принять и понести на себе), а на самом деле за тем малым, что он нам говорит — целое море боли, горя, нужды, надежды на нашу отзывчивость. Как прекрасно сказано: "Мало слов, а горя реченька, горя реченька бездонная". И как часто за словами мы не слышим (чаще всего — намеренно) крика души, потому что услышать этот крик значит душой отозваться, значит взять на себя риск принять горе, нужду этого человека в свое сердце и уже никогда от этого горя не оторваться, никогда не избежать, никогда не убежать от него. Это значит связаться навсегда и жизненно, потому что этот крик требует от нас активного внимания или, если жизнь нас разведет с этим человеком, требует молитвенно никогда не забыть этого крика, который мы один раз услышали от этого человека.
Всевидящее Око
Солнышко смеется

Тверь

Тверь — старинный российский город, расположенный на берегах реки Волга в районе впадения в неё рек с какими-то свойскими названия Тьмака и Тверца, в 158 км от Москвы.
Тверь основана в 1135 году на стрелке реки Тьмаки. Население города чуть больше 400 тысяч, в последние годы потихоньку растет, по информации из Википедии, за счет миграции населения. Мигрантов там хватает: тверичи называют их таджиками, а там кто разберет. Их поменьше, чем в Москве, но в глаза бросаются.
Центральная улица Твери, по которой мы шли от вокзала к Театру Драмы, отчего-то напомнила не только Советский Союз, но и детские фильмы, в частности, "Внимание, черепаха!". Вероятно, этому способствовали желтые листья и яркое осеннее солнце, придававшее унылым зданиям и разбитому на пешеходных дорожках асфальту какую-то ностальгическую яркость.
Вдали от широкого проспекта картина была совершенно иная: уютные деревянные дома в 1-2 этажа с окнами, обрамленными резными наличниками, с крылечками и потрескавшимися деревянными дверями.


Collapse )