June 7th, 2014

© David Bezold

Нравственность фотографа или журналиста - что это такое?


Фильм снят по истории одной фотографии, информация взята из интернета, на разных сайтах текст один и тот же.
Кевин Костнер был на вершине славы. Он только что получил Пулицеровскую премию, предложения работы от знаменитых журналов сыпались одно за другим. «Меня все поздравляют», — писал он родителям, — «Не могу дождаться встречи и показать вам свой трофей. Это — самое высшее признание моей работы, о котором я не смел и мечтать».

Кевин Картер получил Пулицеровскую премию за фотографию «Голод в Судане», снятую в начале весны 1993 года.
Кевин Картер
Collapse )
Всевидящее Око
© David Bezold

Карен Джангиров

И мое лицо
помнит много обид и бед.
И много камней я ловил на своем веку,
но никогда не таил на них зла
и никогда не стремился свести с ними счеты,
хотя легко узнавал их
по особенной остроконечности
и неловкой манере опускать глаза
при случайных встречах
со мной…

Нет, я никогда не таил на них зла, ибо знал –
нет
камня
на свете,
который хотел бы быть камнем.

Таковым его делает
жизнь
Всевидящее Око
Солнышко смеется

Грозный

В эту поездку в Грозный мне удалось поснимать город только в течение нескольких часов перед тем, как торопящийся на намаз чеченец Руслан таки подшиб меня на красной ладе.
Покажу вперемешку фотографии из нынешнего приезда и прошлой поездки, которая состоялась 2 года назад.
Грозный

Collapse )
Солнышко смеется

В Москве

проходит странный промежуточный Чеховский фестиваль, а я не в состоянии жадно отсматривать его спектакли, только репортажи по тв смотрю и облизываюсь.
Удивительно, но можно не кусать локти по этому поводу.
Увидела в прошлогодних фотографиях Грозного место, где меня сбила машина. Кто бы мне тогда сказал, что я стою в одиночестве на 32 этаже отеля "Грозный" и снимаю точку, которая поделит мою жизнь на до и после.
Научит мыслить другими категориями. Они вызрели к тому моменту, но не оформились.
Как странно и, на первый взгляд, неожиданно уходят те, с кем чувствуешь близость.
Дурацкая особенность трогать неприкасаемое. Оно обычно совпадает с собственным, только я уже на исходе работы над ним, в крайней для себя степени откровенности с собой, за которой следует изменение, ведущее к подъему на очередную ступень. Потому делюсь с дорогими людьми готовым. А для близких я - варвар, от которого хочется защититься.
Разве что уже есть опыт, когда спустя время люди ... понимают.
Только это уже важнее для них самих.
У каждого свой путь и своя скорость движения по этому пути.
Collapse )
Чужое всегда заманчивое. Свое, что уже есть, не ценится.