March 19th, 2014

Солнышко смеется

"Время женщин", Золотая маска

Спектакль Драматического театра им. А.С. Пушкина (Магнитогорск) по роману Елены Чижовой поставил замечательный театральный художник и сценограф Алексей Вотяков, объявленный в качестве режиссера как Алексей Данилов. Это его первая режиссерская работа. По его словам, когда он прочитал роман, сразу увидел, как его можно инсценировать. Получилось у него это очень тепло, он сумел очень точно передать атмосферу конца 50-начала 60-х годов прошлого века.
Драматургический материал добрый, очень человеческий, простой в своей обыкновенности: девушка-сирота попала под обаяние молодого мужчины, исчезнувшего вскоре, родила вне брака, живя в коммуналке с тремя пожилыми соседками, разными по социальному статусу и происхождению, сама работала в две смены, а дочку растили три бабушки. Повествование ведется от лица выросшей девочки: героиня постоянно находится на сцене большей частью в качестве наблюдателя со стороны. Грустная судьба одинокой женщины и её соседок поставлена режиссером как очень светлая история. Актрисы, игравшие главные роли, точно показали своих героинь, у каждой была своя краска для своей женщины. Поначалу было ощущение, что это такой старый традиционный театр, от которого многие московские ушли вперед. Мобильные тележки, на которых туда-сюда отвозили столы-кровати, выглядели архаичными театральными декорациями, "настоящие" костюмы тоже напоминали старые спектакли из юности. Но незаметно действие так захватило искренной душевностью, что и костюмы, и эти снующие за кулисы столы стали единым целым с героями, театр перестал быть театром, произошло то волшебное погружение в прошлое, о котором шла речь.
Collapse )
Солнышко смеется

Про черно-белую любовь (2)

Оригинал взят у ajushka в Про черно-белую любовь (2)
Рассказывала про Диму и его любимую чернокожую девушку. Дима не мог поверить, что нравится Джой просто так, сам по себе, постоянно искал какую-то причину вне её возможных чувств к нему. Предполагал, что она хочет расрутить его на крупные траты. Я его отговаривала, находила в поступках Джой искреннюю симпатию к Диме. Факты говорили мне, что она, действительно, рада Диме в своей жизни, не из-за денег с ним, да и не олигарх он вовсе.
Сегодня звонит. Невовремя. Думаю, сейчас пожелаю ему удачи перед свиданием, но оказалось, он уже вернулся. Говорю: "Убегаю, извините, давайте часа через три поговорим." - "Я вам все-таки скажу, что мои опасения оправдались, проблема была материальная", - мрачным тоном. Я в ужасе: "Неужели она все-таки попросила у вас 100 тысяч?" Неужели интуиция меня обманула-таки?
Collapse )
Гранатовый сад

Потерянная связь

Оригинал взят у anna_paulsen в Потерянная связь
Ребенок, переживший травму брошенности (отвержения) в своей беспомощности, теряет связь с доверим к себе, и тем самым с доверием к другим людям. Он научается отвергать себя и других, противопоставлять себе себя и других себе.

Это мир отчаянного одиночества "я один против всех и все против меня".  Нуждаясь в поддержке, он ее отвергает.  Все что он умеет - это жить в отвержении. И есть два способа в нем выжить:

- научиться быть невероятно сильным и самостоятельным, не допуская даже мысли о том, что на кого-то в какие-то моменты жизни можно положиться, у кого-то можно попросить помощи, и истощаясь в своем одиночестве
- или уйти в идеи, далекие от реальности, начиная от банальных "когда я добьюсь того-то и того-то, я буду счастлив" и заканчивая уходом в виртуальный мир психотика, совсем оторвавшись от реальности.

В близких отношениях такой человек, сам того не осознавая, постоянно тестирует партнера на верность, преданность, любовь, снова и снова отвергая его и бессознательно моля его о том, чтобы остался. Свою беспомощность ему осознавать страшно, ведь где я беспомощен, там я попадаю в свой травматический опыт покинутости, поэтому беспомощность проецируется на партнера, что только подкрепляет потребность в тестировании, в стиле: "докажи мне, на что ты способен ради меня".

Восстановление доверия начинается с себя, с восстановления связи с собой, восстановления человечного отношения к себе. Не имея такой опоры внутри, никакие внешние доказательства не способны переубедить человека в том, что другому можно доверять. На другого ведь проецируется и собственная жестокость к себе, собственная отвергающая часть, если человек не осознает и этого процесса внутри своей личности. И любые попытки поддержать и помочь будут интерпретироваться в угоду концепции отвержения:

- он просто пытается быть вежливым
- ему просто что-то от меня надо
- он хочет залезть мне на шею
и т.п.

Любовь, к себе ли, к кому-то другому, - это продукт отношений, прежде всего отношений с собой. В этом мире так мало мира, потому как его мало внутри каждого человека, мало человечности, потому что ее мало внутри каждого человека, мало уважения и внимания, потому что мало его внутри. Если я проецирую на окружающую среду свои отрицаемые, неосознаваемые конфликты, то и обращаться я с окружающей средой буду точно как с конфликтной. Мы сами создаем нашу реальность своими проекциями, и она отвечает нам вполне адекватно нашему представлению о ней.