February 15th, 2010

Солнышко смеется

Свобода как искусство или искусство как свобода?

Прочитала у Тани escritora интересные размышления по поводу искусства, жизни и свободы:
Мне сказали, искусство - одна из свобод.
Я-то думала, это единственная свобода.
В искусстве цвета и линии натуры распутываются и освобождаются.

А вы как думаете: искусство и свобода как связаны? Искусство есть свобода или свобода есть искусство?

У неё же увидела ролик, как Пикассо рисует - удивительное начало, зарождение женщины в его глазах:)
Солнышко смеется

Про контрастный взгляд.

Обратывая фотографии, чтобы увидеть и показать другим что-то особенное, подумала, что и с каждым человеком происходит то же самое: сначала ты видишь просто снимок, естественный, но порой не самый яркий. И только усиливая контрастность взгляда, выравнивая освещение его качеств - уделяя ему внимание - ты обнаруживаешь не замеченные прежде детали, оттенки, глубину образа, акценты, которые делают человека в твоих глазах совершенным созданием, в котором всё естественно и гармонично - исключительно для него самого. Божественное создание:)
Правда, с человеком есть особенность: в нем ничего подправить нельзя, как в фотографии. Только в своем взгляде на него.
Collapse )
Солнышко смеется

О друзьях с любовью. Лучик lukeria.

Флешмоб "О друзьях с любовью" - отмечайтесь тут, кому интересно узнать, каким я его вижу:)
Девочка-эльф. Танцующая-порхающая среди цветов, но не среди людей. Девочка-девочка. Нежное хрупкое создание. Широко распахнутые миру глаза, внутри который надежда и боль, желание любви и страх.
Collapse )
Солнышко смеется

О выборе, астрологии, судьбе и любви. (16)

Предыдущие части
Итак, Рита легла в больницу на сохранение. Алёша-1, от которого Рита когда-то делала аборт, помогал ей сохранить беременность от другого мужчины. Доставал какое-то редкое лекарство, приносил вкусности, которые она просила - заботился, проявлял внимание. Грел, по сути любовью. И кто знает, лекарства ли помогли, эта ли забота, а только беременность завершилась благополучным появлением на свет мальчика, сына.
Это было в самый разгар лета, погода стояла жаркая с частыми грозами, которые брались практически из ничего и исчезали практически в никуда. Мы периодически перезванивались: Рита задавала теперь вопросы про ребенка. Первый ребенок в отсутствие опыта - это всегда страхи. Что это за прыщик? Почему он плачет, если сыт и подмыт? Откуда берется, куда девается? "Что, где, когда" в материнском исполнении - при том, что все время хочется спать, или есть, или пить, или бросить всё и поехать за город, или к подруге поболтать, или в кино, при том, что организм перестраивается, отовсюду что-то течет, местами что-то колется, и все время живешь от кормления до кормления, и этот ритм с короткими периодами тишины и редкими передышками порой изводит неимоверно своей бесперспективностью и предполагаемой бесконечностью.
До первой улыбки на привычно недовольном, сморщенном, старческом личике.
Когда начинается всё первое у ребенка, приходит ощущение, что все страдания окупились.
Спустя месяц позвонила Рита: "Ты не могла бы приехать ко мне, взять рецепт и купить мне гомеопатические лекарства?"
Collapse )
Солнышко смеется

О выборе, астрологии, судьбе и любви (17). Кирилл

Предыдущие части
По пути к Ритиному дому я высохла, путь-то не близкий. От метро к Рите шел автобус. Выходя из автобуса, я заметила на горизонте чернющую тучу и вздохнула. "Господи, вот как что-то связанное с Ритой, так обязательно плохое", - горько думала я, предвкушая обратный путь под таким же ливнем без зонтика. "Туфли можно выбрасывать", - печалилась я.
Еле-еле нашла Ритин дом - прежде у неё бывать не доводилось.

Когда в коридоре я сняла туфли, то пришла в ужас: поскольку они были недорогие, краска с размокшей кожи перешла на мою собственную. Было ощущение, будто я прошлась босиком по глубокой грязи.

- Рита, можно я помою у тебя ноги, - спросила я расстроенным тоном.
- А что с тобой такое случилось? - спросила Рита, разглядывая мои черные ступни.
- Да я попала под жуткий ливень, туфли размокли, и вот на тебе, пожалуйста, ноги покрасились в черный цвет.
- Господи, где же ты нашла ливень-то? - засмеялась Рита, уходя за полотенцем в комнату.

"Где, где, в Караганде", - раздраженно подумала я.
Мало того, туфли испорчены, день ушел насмарку, ребенок там без меня, я столько перенесла, и лекарства купила, и на свои деньги, между прочим, а с ними была проблема вечная, так она ещё не верит и смеется. Она бы вот точно мне не поволоклась с такими жертвами, пояснив, что у неё своих дел достаточно, - брюзгливо думала я.

Я зашла в санузел - он у неё был совмещенный и опешила. В ванной мыть ноги было нельзя - Рита предупредила, что она там стирает детское бельё, а раковины не было. Вместо раковины рядом с унитазом белого цвета было биде голубого цвета.

- Это память об Алёше, - разулыбалась Рита, - помимо той кражи, когда вынесли мои вещи, его вещей тут почти не было.

Алёша № 2 сделал ей такой царский подарок перед тем, как его посадили за мошенничество.

Ну, что делать, опустила ногу в биде и попыталась отмыть ароматным импортным мылом. Ничего не получилось. Пришлось ходить у Риты на глазах вовсе не писаной красавицей - зря, выходит, старалась.

Правда, пока я была у неё, туча таки добралась и разразилась громом, молниями и потоками воды, так что Рита хотя бы убедилась, что я не врала и в дождь попала реально.

Сын Риты и Дюши был похож на большинство младенцев, они почти все на одно лицо. Однако отцовство Дюши было бесспорным. От Риты там было мало чего.

- Ты видела Дюшины пальцы на ногах? - спросила Рита.
- Да знаешь, как-то Бог миловал, - ответила я. - Боюсь, если бы мне довелось видеть Дюшины пальцы на ногах, у меня сейчас тоже был бы мальчик, похожий на твоего, - съязвила я.
- Жаль, тогда ты не можешь оценить, насколько пальцы на ногах сына похожи на Дюшины - один в один.

Рассматривать их на предмет узнавания Дюшиных отличительных особенностей я не стала.

Отдала Рите купленные лекартсва, вещи своего сына для её малыша и поехала домой.
Запомнив, что Рита уже успела зарегистрировать сына как Кирилла Владимировича.
По своему отцу. Она тоже была Владимировна.

И вы запомните - Кирилл Владимирович.
Всевидящее Око