May 26th, 2008

Солнышко смеется

af_anny

АняИдя от себя, приходишь к себе же,
Немного вчерашнему, будто уставшему
На волоске колыхаться. Художник страдает
В твоей грудной клетке, теснящей
Не-вдохи, не-правды, не-обещания.
Представим, предложим немного другие –
Те обстоятельства, боль от которых
Проходит по краешку, не задевая
И не волнуя глубинных течений.
Болезненно множа чужие портреты —
Универсальность источников прозы —
Становишься будто немного взрослее,
Серьёзнее, вдумчивей. Только уж поздно.
Идя от себя, на себе задержавшись,
Играешься, словно лихой переводчик,
С воздухом талым импровизаций.
Солнышко смеется

ПОКОЙ. МЫСЛИ ДЛЯ ПОНЕДЕЛЬНИКА - ДНЯ ПОКОЯ.

АняCollapse )
То, что было будущим, стало настоящим. То, что происходит сейчас, становится прошлым - тогда к чему волноваться?
Если вы упустили какую-то возможность, не застилайте глаза слезами; пусть ваш взгляд останется ясным, чтобы вы не упустили следующую.
Если потеряно богатство - не потеряно ничего; если потеряно здоровье - потеряно что-то; если потерян характер - потеряно всё.
Если я наслаждаюсь похвалой, меня легко ранить оскорблением.
Покой так трудно найти, потому что он у вас под носом.
Тот, кто умеет уживаться с другими со смирением, велик.
Хитрец никогда не может насладиться полным спокойствием ума. Хитрости вяжут его узами.
Честный человек удовлетворен собой настолько, насколько им удовлетворены другие.Collapse )
Солнышко смеется

Опять про душу:)

Молодость
Понятно, что у каждого - своя, индивидуальная душа. У близнецов сложнее - они и похожи, и различаются, но чувствуют друг друга, как одна. Как им души раздаются?
А вот сиамские близнецы - у них как? Ведь они, неразлучники, с одним телом на двоих, всё равно ссорятся. Один может быть пьяницей, другой нет. Хотя кровообращение одно. А если грудиной срослись и сердце одно на двоих - то как? Душа - где она существует, в сердце? Вокруг человека, если мы эту другую душу ощущаем? Аура - это душа? Память где свои полочки строит? Как такой маленький, гладенький, серенький кусочек вещества всё сохраняет? Картинки, информацию, запахи, звуки, прикосновения, за всю жизнь, и грузится обычно мгновенно - хоп, пахнуло, и защемило внутри...
Удивительно...
Солнышко смеется

Подростки в лифте:)

МолодостьПодхожу к лифту, нажимаю кнопку вызова. Один едет высоко, второй не показывает признаков жизни. Поначалу. Через минуту что-то дергается. Двери открываются. Первым выходит парнишка лет 15-ти с торчащими жгуче-черными волосами, глядя отсутствующим взглядом мимо. Толстенькая вульгарная девушка с такими же чернющими волосами встречается со мной взглядом, наспех одергивает кофточку на брюки и выходит следом. Захожу. В углу свежая лужа мочи. На зеркале следы от ладошек и потеки спермы:)))) Спасибо, не на кнопки:)))
Солнышко смеется

Почтовый роман (34)

Каждый раз перед встречей с Сашей я впадала в панику. Боялась его разочарования во мне. Пыталась предупредить. То же самое было и той весной, когда Саша приехал в Москву. Вероятно, моя отстраненность была с этим связана: я боялась невольно обмануть Сашу. Мне казалось, что хуже меня нет никого, что я недостойна любви, какую Саша просто придумал для себя. Вот это письмо было написано Сашей перед отпуском и нашей встречей. Он, как мог, хотел меня переубедить. Но...

Очень вредно не любить себя. Тогда можно разрушить и любовь к себе.

Здравствуй, Оля!
Ты знаешь, даже не знаю, с чего начать, так много всего.
Наверное, это очень хорошо, что мы вот такие размолвки уладим до нашей свадьбы - всё-таки меньше будет подобных критических ситуаций.

Нет, Оля, не зря я тебя встретил. Ты не веришь мне? Я знаю наверняка, что, если бы не ты, из меня получился совсем другой Сашка, совсем не похож на этого. Мне иногда трудно представить, каким бы я был тогда. Вот тогда бы ты точно всплеснула руками и сказала: "Боже, какая испорченность и бедность!" Да, Оля, это так, и, не встретив тебя (ты была очень нужна мне, очень, даже представить не можешь. Но всё дело в том, что я не знал этого, только где-то в глубине что-то чего-то хотело.
Ты тоже была на раздорожье, наверное, и знаешь, трудно выбрать правильный путь, и как легко пойти по пути наименьшего сопротивления. Ты знаешь это? Стоит только какой-то струне в глубине души чуть отойти, и этот путь - твой. А потом ты даже не понял, не осознал бы своего положения. Весь мозг заплыл бы чем-нибудь. Когда им не занимаются, очень часто бывают такие случаи - умственное ожирение). Даже не знаю, что бы уготовила мне судьба впереди. Ты дала мне то, что я имею сейчас - мыслить. Я не боюсь в этом признаться. И в этом - умении мыслить так, как сейчас, - я опередил своих ребят.

Да, Оля, тебе нужно отдохнуть. Ты устала, очень устала от той жизни, какой живешь. "Лучший отдых - перемена занятия." Конечно, из этого нужно взять самую малость, тебе просто нужны другие работы. Если хочешь, скажу какие. Когда придет от тебя ответ на это письмо. Не знаю, может, ты неправильно поймешь меня в том письме, но я постараюсь высказать свои взгляды. И сейчас тебе нужно успокоиться, ты можешь не так понять меня.


Ты нас с Мариной называешь "глупенькими" за любовь к тебе? Зря. И это звучит как-то покровительственно, я не люблю так. Ты просто яростно отрицаешь в себе всё хорошее, что в тебе есть - есть, ты пойми же, родная моя, любимая, в том, почему ты отрекаешься от этого, есть остаток от твоего детства. Ты не совсем ещё изменилась, Оленька.

Честное слово, даже не знаю, как отнестись к твоим словам, что мы плохо знаем тебя. То ли улыбнуться, то ли рассердиться. Какое-то неопределенное состояние. Доля правды в этом есть, конечно, мы оба, ты и я, понимаем это, но мне кажется, ты сама не видишь в себе всего, ибо не хочешь.

"Побасенка"... Оля, я верю не в побасенку, а в тебя, пойми же меня, родная. Ты думаешь, я не умею видеть, или у Марины нет глаз и сердца?

Да-а... пятница... Мой несчастливый день. Но та пятница - самая счастливая. Она в счет невезучих не идет.

Это когда же ты мне хвасталась тем, что сделать не можешь? Поконкретней можно? А то моя голова, как ни силится, но не может выжать ни один бином.

А сударь все равно любит твои глаза цвета болота, и поцеловать их - такая же желанная мечта, как и встретиться с тобой.

Ты себя критикуешь больше, чем заслуживаешь этого.
Просто ты устала...
Оля, я вижу на письме следы - это слезы?
И ещё одна просьба к тебе - не называй меня "малыш". Не хочу.
Ты одной рукой помогаешь мне, другой держишь.

Чтобы увидеть ваше с Володей сходство, нужно было прочитать письмо его, послушать и почитать тебя, и всё.
Но это правда?
Значешь, чего я боюсь? Что ты сама себя успокоишь, хотя и будешь считать, что это не так. Положишь это письмо на свои мысли.
Эх, Оля, как нам нужно быть вместе. Тогда бы смог уберечь тебя от таких мыслей.

Конечно, я не против того, чтобы задумываться надо всем, но против анализа до конца, до достижения того факта, в котором теряется весь смысл анализируемого. Не во всем, конечно, и не всегда. Любовь, Оля, если её анализировать, тоже станет другой. Пресной и не любовью.

И ты не пишешь мне, выходит, больше недели? Чуть ли не десять дней?

Что с тобой, родная моя? Ты в чем-то усомнилась? В себе? Во мне? В нашей любви? Я понимаю, ты устала, ты очень устала, и от людей, и от жизни, но почему же не отдавала всё плохое, что скапливалось в тебе, мне? Маленькими порциями: появилось - отдай, нет же, ты держала его в себе до тех пор, пока оно не закрыло тебе мир, не всплыло надо всем.

Ты считаешь меня слабым для этого? Зря. Я слишком жизнерадостный, чтобы не помочь тебе. И главное, я люблю тебя. Твои слова "Твоя боль - моя боль", или ты считаешь, что лишь ты вправе принимать, отбирать у меня боль? Я, значит, слаб для этого? Как не хотелось, а пришлось все-таки поругать тебя. Ты извини меня, просто обидно стало, хотя и сам виноват, что поставил себя так, что ты не смогла прибегнуть к моей помощи. В этом - моя самая большая ошибка.

Если честно, мне трудно сейчас что-то предпринимать. Просто в наших отношениях что-то новое появилось. Даже не новое, хотя и есть что-то, кажется. Ты всегда объясняла свое состояние, а на этот раз... И так долго нет письма. Я боюсь за тебя, Оля.

И вообще, почему-то перестаю верить, что ты устала ото всего. Неправда всё это, обусловленная, может быть, плохим настроением или другим чем-нибудь. Это в тебе случайно появилось, Оля. И не верь в это. Невозможно вот так - совсем устать.

Ты очень остро и глубоко воспринимаешь все плохое. Поэтому и бывают такие вот перепады в твоем настроении. Поэтому ты и испытываешь в себе неудовлетворенность и усталость.

А как ты сейчас? Настроение как - ничего? Ну, ты ведь славная, Оленька, молодец. Разве ты не в силах потушить эти вспышки?

Аля, ты не улыбаешься в ответ на мое письмо? Мне будет очень больно, т.к. ты опять решишь, что я пишу только лишь потому, что плохо тебя знаю. И значит, ошибаюсь. Но что же мне тогда - сесть и сидеть, сложа руки? Или писать просто о погоде лишь потому, что я не знаю тебя? Ты очень редко слушаешь мои советы, руководствуясь почти всегда своими мнениями, стереотипами на всё. Или я и вправду такой маленький, чтобы считать все это лепетом ребенка?

А погода у нас, действительно, стоит того, чтобы написать о ней. Совсем не весенняя. Почти каждый день снег валит, густой-густой. И воздух такой чистый-чистый и немножко мягкий, как подушка.

Оля, ты, действительно, лучше всех девушек и женщин на свете, красивее тебя - нет, поверь. Не веришь? А ты у меня спроси - и получишь в ответ только правду. Честно.

Всё, нужно бежать.
Целую тебя, любимая.
5.03
Солнышко смеется

Почтовый роман (35)

А это письмо Саша написал после приезда из Москвы.
Милая, любимая моя Оленька, здравствуй!
Снова всё стало на свои старые места - я здесь, ты в Москве. И внутри чувство утерянного чего-то - самого ценного и дорогого. Вдобавок ещё и сон какой-то нехороший приснился: пруд, мы с тобой ловим рыбу, стоя по пояс в воде, вокруг тина, водоросли, мусор плавает, и кто-то в воздухе говорит: "Мы ловим лещи." Ерунда какая-то, но здорово настроение портит.

Проклятая моя робость - извини, ради Бога, её, но так себя я чувствовал не только с тобой, раньше это тоже замечал, старался перебороть себя - получается, но с трудом. Вроде бы смешно должно быть, а не смеется. Мне нужно ещё больше к тебе привыкнуть такой, настоящей, не в письмах, а живой. Ты ведь тоже другая, к тому же, Оля (не знаю, может, я и не прав), т.к. мы были почти все время на людях, не мог быть страстным, как в письмах, не могу быть таким под чужими взглядами. К тому же форму не так поняли бы и не простили. И тебе тоже. Когда думают о нас плохо, пускай и за спиной, пускай, по идее мы должны не знать об этом (хотя редко бывает такое, обычно я чувствую это, даже если не знаю, от кого исходит это недоброе), не могу раскрыться полностью.
Дурного в этом ничего не вижу, просто не все поняли бы нас хорошо.
И твоей вины нет в этом. Моей тоже. Даже в том, что ты почувствовала себя виноватой.
Прости меня, Оля, за всё это.

Когда думаю о тебе, попадаю в другой мир - яркий и качающийся. Любящее ты мое сердце, подожди немножко, и всё будет по-другому. Всё-таки это наша вторая встреча, и очень трудно, чтобы всё было по-другому. Всё изменится у нас, и мы сами, и наши отношения. И не так и страшно всё это.
Знаешь, Оля, я не буду, наверное, отвечать на твое большое письмо - это не получится. Когда ты получишь это письмо, будешь другой уже, а я хочу говорить с тобой об этом лишь при встрече. Зря ты не дала его прочитать в Москве. Было бы гораздо лучше, а так всё получается невовремя.


Оля, когда прочитал "Жнани-йогу", осталось странное чувство чего-то знакомого, но забытого. Об этом я знал очень давно, когда был маленьким, не помню, снилось мне это или пришло по-другому, но я читал и знал наперед всё. Грустно было - почему же сейчас это не приходит? И зачем пришло тогда, в детстве? Мне было, наверное, года три, как я почувствовал. И вот теперь хочу вспомнить и добавить дальше, силюсь, но не могу. Ушло оно. Я вырос.

Мне нужно быть рядом с тобой, чтобы в любую минуту мог с тобой поговорить, поддержать, чтобы ещё больше узнать тебя.

Всё странно так. И сам себе я кажусь иногда глупым мальчишкой, хотя и знаю, что это всё не так. Мишка Лушников вчера в поезде (правда, мы выпили бутылку шампанского, которую я вез), открыл мне карты по отношению ко мне. Вот, так он сказал, что я выше других ребят на целую ступень по взрослости. Только, говорит, иногда бывают очень бурные всплески мальчишества, и они не идут мне.

Милая моя, хорошая, как твое настроение?
Я знаю, что ты обиделась на меня, нельзя было не обидеться. Так и не сумел поцеловать тебя. Что-то не давало, сковывало. Дурак я, в общем.

Если честно, то я не представлял раньше, что отношения наши будут такими сложными. И я никогда не смогу уйти от тебя, даже тогда, когда ты этого захочешь. Не нужно было тогда писать это. Ты живешь во мне, стала моим вторым "я", просто, ты права, мне очень не хватает многого, и взрослеть мне нужно ещё и ещё, хотя для себя считаюсь взрослым, даже больше, чем другие. Ты просто больше меня знаешь, больше почувствовала (это не 2,5 года, другое совсем), и ты несешь миссию, а что несу я? Ребятам поддержку? Очень-очень редко, они не понимают, чего я хочу, ибо то, что и как яд елаю - немного другое, воспринимается по-ругому, и не понятно. Поэтому и в школе не любили меня, и в Немирове - в начале. Потом я перестал что-либо делать или делал редко хорошее для других - и что же? Меня зауважали, приняли в самую блатную компанию, я был ещё слишком глуп, чтобы понимать, как делать, что, как показать то, что чувствую и хочу, другим.
Впрочем, дело не в этом и к делу не относится.

Ты просто лушче всех. И выше. Во всем. Поэтому достается от других тоже больше и больнее. Нет, не собакой нужно было тебе родиться (зачем ты так?), а на другой Земле - когда люди научились бы понимать тебя и отдавать тем же. Люди ведь эгоисты.
А когда мы будем вместе, будет все по-другому. Больше буду чувствовать тебя и помогать вовремя, незаметно, и больше. И тебя буду учить, и самому учиться. И у нас будет больше забот - своих, будет сын, дом, работа. Ты отдохнешь тогда, Оля. Смешно?

Аль, извини, но я не могу писать сегодня - отрывают очень часто, к тому же в голове сумбур, нужно там тоже порядок навести.
Целую тебя, родная моя.
1.04.
С 1-м апреля тебя!


Мы оба были неопытными в отношениях. Переписка давала каждому то, чего ему не хватало. А в реале оказалось всё куда сложнее. У каждого свои комплексы, слабости, которые, видимо, сковывали и выстраивали стенку между нами. Очевидно, депрессия, в которой Саша застал меня при встрече, оказалась ему не по силам. Он стеснялся, я была напряжена, мы даже не поцеловалиь, как ясно из письма - а я-то все вспоминала, целовались или нет, в памяти ничего подобного не осталось:)) Не могда я такое забыть:)))
Вот с этого момента и начались мои сомнения. Я надеялась на Сашину помощь, какую-то мужскую уверенность, что он развеет мои сомнения, но...

В жизни отношения строить куда сложнее, чем на бумаге. Реальные отношения очень далеки от идеальных. Что-то незримое начало разрушаться, видимо.</i>
Солнышко смеется

Анна Русс annaruss

Солнышко смеется

Близнецы.

В последние годы в моей жизни появилось очень много Близнецов. Этот знак оказался для меня сложным и непостижимым. Но, может быть, именно поэтому этих людей я люблю особенной любовью:))) Чем труднее даются отношения, тем они дороже.
ПР34
Как распознать Близнецов 22 мая - 21 июня
Близнецы-мужчина
Близнецы-женщина
Близнецы-ребенок
Близнецы-начальник
Близнецы-подчиненный

Все знаки