May 20th, 2008

Доверие

Почтовый роман (26)

Когда мы приехали в Москву, я пошла в ближайшую к дому школу. Это был первый 1-й класс, который в ней набирался: прежде она была физико-математической, очень сильной, в ней было по 6-8 спецклассов, но только старших, она давала отличную подготовку. Мы сомкнули разрыв между младшей и старшей школой, став первым полнокровным выпуском, отучившись в школе полные 10 лет с 1 по 10 класс. Брат же пошел в 4 класс в другую, 415 школу в Танковом проезде, т.к. в нашей школе в тот год были только 9-10 классы и наши первые. В мою школу он пришел только в 9-м классе. Классной руководительницей у него там была Галина Михайловна, которую я впервые увидела позавчера на похоронах её супруга Ивана Михайловича, того самого талантливейшего математика Динамита, который и выпускал отличных математиков, был лучшим преподавателем Москвы. Его я боялась так, что даже будучи взрослой, целый месяц прошлой осенью не решалась позвонить, чтобы узнать, как он себя чувствует и предложить помощь. Выпив в праздник, набралась храбрости, позвонила, услышала грустные истории о двух одиноких учителях ("Галина Михайловна осталась одна и я взял её к себе. Она парализована"). Наговорила ему теплых благодарных слов и, хотя он меня так и не вспомнил (я не блистала знаниями), но это было ему дорого и приятно. Теперь думаю, как хорошо, что успела это сделать. Слова любви и признательности нельзя держать внутри, можно опоздать.
Collapse )
Солнышко смеется

Почтовый роман (27)

В той самой 415 школе учился вместе с моим братом Сашей Володя Н., живший в нашем же подъезде, в такой же квартире, в нашем стояке, только ниже: мы на восьмом этаже, он на третьем. Никогда особо я его не любила, был он каким-то отстраненным, "над", казался высокомерным и насмешливым человеком. Общались мы редко, мало: кто из мальчиков воспринимает всерьез младших сестер своих одноклассников, тем более, если и братья к ним относятся вполне пренебрежительно?
Collapse )
Солнышко смеется

Одуванчики. Современная притча.

ПритчаОдин человек очень гордился своей прекрасной лужайкой. Однажды он увидел, что среди травы выросли одуванчики. Как он только ни пытался избавиться от них, но одуванчики продолжали бурно расти.
Наконец он написал в департамент сельского хозяйства. Он перечислил все методы борьбы с сорняками. Письмо закончил вопросом: «Я испробовал все методы. Посоветуйте, что делать?»
Вскоре он получил ответ: «Предлагаем вам полюбить их».
Солнышко смеется

Почтовый роман (28)

Здравствуй, любимая моя!
Ты не обиделась, что так долго не было ничего? Прости меня, Оля, это всё забывчивость. Написал в наряде тебе, в тетрадь положил, чтобы отослать потом, и забыл. Сегодня открываю, а оно там.
Оля, любимая, я хочу спросить тебя - как ты отнеслась к тому, что мы так и не поговорили обо всём, что хотели сказать друг другу при встрече? Как-то всё получилось, что даже не могу сказать. Я впитывал тебя, как губка воду, вбирал тебя, наполнялся на полтора месяца, и ты могла даже ничего не говорить, это были самые счастливые минуты за целый год. Да, именно самые с того времени, как мы встретились.

Даже не знал, что не поговорим.
Меня мучает это. Не знаю, как ты отнеслась.
Родная моя, ты и в самом деле боишься писать мне потому, что отвлекаешь? Нет, Оля,с чего ты взяла?
А у меня смешная неприятность. Вчера постирался вечером, ребята дали какую-то штуку, говорят, очень хорошо отстирывает ПШ (это так повседневное зовем), ну я и постирал. После чего мокрое ничего ещё, а как высохло - о, боже! Погоны белые, пуговицы окислились и что самое плохое - не гладится. Часа полтора елозил утюгом после отбоя - без толку. Ходить неудобно - мятый.

Collapse )
Солнышко смеется

Почтовый роман (29)

Родная, любимая моя, здравствуй!
Наконец-то от тебя письмо пришло, пока дождался его, места не находил. Пришли с занятий, ребята из-под подушек конвертики достают, а у меня - пусто. Обидно было, словно ребенку маленькому. А потом Вовочка приходит, я его спрашиваю, было что или нет - "Нет", говорит. Походил-походил, потом достает и вручает торжественно. Чуть не треснул его, честное слово. Надо же так, а?

Н ничего. Теперь вот сижу и пишу. В наряде сегодня. В клубе. Между прочим, очень хороший наряд - считай, целые сутки свободного времени. И письмо можно написать. Вот уже Коле (брату) и маме написал.
Кольке решил писать каждую неделю, хотя бы на одно письмо ответит. А в этом письме дал знать, что обижаюсь на него здорово, и что нельзя так, как он - молчать.
Collapse )