August 8th, 2007

Солнышко смеется

Порядочность и ложь.

Забавно, что на афоризмы о порядочности, в отличие от афоризмов о лжи, никто не откликнулся:)))
Честность настолько в порядке вещей, что не замечается:)))) ветер
Солнышко смеется

(no subject)

ветерКогда-то писала о соседе-"поклоннике". Пьющий человек, очень добрый, всё мне комплименты отвешивал, я улыбалась, общалась с ним и его собаками, которых он выгуливал, одна из них норовила мне лапами на талию упереться и облизать, а он шутил по этому поводу. Года 2 назад оказались в одном автобусе, мы с сыном и его другом в театр ехали, сосед этот, Игорь, пригласил присесть рядом с ним, отказывать было неудобно. Он был с бодуна. Перешел на "ты", начал рассказывать про своих женщин, что он их возит на какую-то заимку в тайгу. И как-то это выглядело все скользко и двусмысленно, я тогда ещё подумала: ну почему люди хорошее отношение истолковывают по-своему? И перестала ему улыбаться. Он потом понял, опять на "вы" перешел. Как-то на улице денег попросил. Я дала нужную ему сумму, но осадок остался: неприлично мужчинам просить денег у женщины. Он потом передал через вахтера конверт ("От Игоря Алексеевича", я только тогда и узнала, как его зовут) с долгом, благодарностью и шоколадкой. И мы просто здоровались с тех пор, не разговаривали больше.
Весной он тихо умер. Сдала деньги на порохоны. Жалко его. Одинокий он был. Слабый. А сегодня подхожу к подъезду, на улице мешков 20, белых, наполненных словно мусором. Справшиваю у вахтерши, что это вдруг, а она отвернулась: "Игорь Алексеевич". Рядом тот, кто все вывозит: "Да что же это за дом, все интересуются, даже въезжать не хочется, надо жить в частном доме." Видать, новый хозяин квартиры, ехал со мной в лифте на этаж, где ИА жил. Молодой хам.
А я подумала: "Вот и всё, что от человека осталось. Прожил жизнь. И ведь неплохой вроде. А вот так: результат жизни - на помойку."
Солнышко смеется

Вероника Тушнова.

ветерЯ поняла,— ты не хотел мне зла,
Ты даже был предельно честен где-то,
Ты просто оказался из числа
Людей, не выходящих из бюджета.
Не обижайся, я ведь не в укор,
Ты и такой мне бесконечно дорог.
Хорош ты, нет ли,— это сущий вздор.
Любить так уж любить — без оговорок.
Я стала невеселая... Прости!
Пускай тебя раскаянье не гложет.
Сама себя попробую спасти,
Никто другой спасти меня не может.
Забудь меня. Из памяти сотри.
Была — и нет, и крест поставь на этом!
А раны заживают изнутри.
А я еще уеду к морю летом.
Я буду слушать, как идет волна,
Как в грохот шум ее перерастает,
Как, отступая, шелестит она,
Как будто книгу вечности листает.
Не помни лихом. Не сочти виной,
Что я когда-то в жизнь твою вторгалась,
И не печалься — все мое — со мной.
И не сочувствуй — я не торговалась!