Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Category:

"Ревизор", реж. Н.В. Коляда, "Коляда-театра", Екатеринбург

Смотрела этот спектакль впервые в 2006 году, за прошедшие почти 8 лет видела не раз, но вчера поняла, что соскучилась уже, ведь в Москву этот спектакль "Коляда-театр" давно не привозил.
Уже - для меня традиционно - в первом действии находятся зрители, которые возмущенно уходят до начала антракта. Люди, считающие себя патриотами России, оскорбляются увиденным и таким образом выражают протест против трактовки режиссера. Имеют право. На освободившиеся после них места оживленно пересаживаются те, кто сидел с краю на приставных стульях.
Гоголь и Коляда по своему происхождению, по изначальной "крови" - украинцы. Однако более русских, российских во всех смыслах авторов поискать и не всегда найти. Националист найдет своё в этом соединении двух российских "хохлов", а я, как хохлушка на осьмушку, предки которой, тем не менее, абсолютно по духу русские, могу только улыбаться и видеть особенности такого симбиоза двух наций, выраженные в Театре.

Как можно любить Россию?

Можно превозносить её как империю, как нечто священное, поклоняться святым мощам мощи и силе власти в мире и пр.

А можно любить Россию со всеми её заморочками: привычке к пьянству и расслаблению самым простым способом; извечным неистребимым взяточничеством; продажностью души; небрезгливой физической готовностью русских женщин (как их самих, так и их мужей) услужить любым способом, чтобы получить за это ощущение нужности или возможность руководить-критиковать, каждому свое.

Гадость? Гадость. Но родная гадость, что ж ненавидеть свое собственное - дерьмо и грязь вокруг себя?
А грязи хватает вокруг: все пороки, описанные драматургом Гоголем ещё в стародавние времена, драматург и режиссер Коляда показал самым простым приемом - представил грязью буквальной, размоченным грунтом из цветочного магазина, куда лук сажают, чтобы получить пропитание, грязью вместо денег даются взятки, грязью Хлестаков "насилует" жену и дочь Городничего, грязью бросается Ревизор, будто брызжет слюной, обличая чиновников, грязью закидывают как обвинением и ненавистью Добчинского-Бобчинского в финале спектакля.

Городничий в одеянии православного священника и в тюбетейке от мусульман (мужики в "Ревизоре" сплошь в тюбетейках) крестится, чтобы спрятаться от греха, наливает из самовара водочки, быстро хмелеет, а что из пьяного прёт? Сущность его.

Желание власти в духовно ничтожном человеке выливается в готовность прислуживать коленопреклоненно вышестоящему, - да тут же в компенсацию унизить нижестоящего, - ощутить себя в роли барина и хозяина, доходит до закрытия глаз на унижение жены и дочери ради того, чтобы получить то, что видится желанным ему самому.

Городничий в исполнении Сергея Федорова проигрывает не одну октаву человеческих проявлений от нижнего "до" к верхнему. Он то противен в лоснящемся ощущении всевластия, то отвратителен справляющим нужду после принятия на грудь, то жалок и смешон в подобострастии перед ревИзором, предлагая ему отдОхнуть (перенос ударения на другой слог - отличительная черта этого спектакля не случайно: русские не умеют уважать собственный язык), то возносится до страшного трагизма в минуту, когда видит, как Хлестаков-Ягодин заляпывает грязью попы жены и дочери: унижение ради возвышения - жуть грязнющая.

Спектакль Коляды раскачивается, как качели.
То противно до омерзения, то смешно до неприличия, то вздрагиваешь от хлопанья "двери", то стряхиваешь с волос физическое ощущение грязи от подобострастия героев, от одной мысли, что ты такой, что среди таких оказываешься то и дело: подобострастный, лживо льстивый в миг обернется хамом, видящим в тебе ничтожество по сравнению с собой.

Тупость, ограниченность, пьянство, стремление купить другого и продаться самому, предать историю, память, семью; отсутствие ценностей, кроме денег и борзых щенков: маленькие божки варваров так и лезут на поверхность, со сцены колют глаза тем, кто не выдерживает и уходит от кажущегося режиссерского желания оскорбить зрителя.

При этом и Гоголь, и Коляда - эти "хохлы" России - больше любят Россию, чем "истинный" русский с осознанием собственной высокой культуры, возвышающим его прежде всего в собственных глазах.

Обличение пороков может быть таким разным.

Можно обличать других, осуждать, втаптывать в грязь, тем самым возвышаясь над другими.
"Ты пьяница и взяточник, а я не такой, я хороший и правильный, я так не поступлю никогда", - говорить другим и втихую выпивать в одночестве, чтобы никто не увидел, брать подарки борзыми щенками, веря в то, что никто об этом не узнает, оправдывать запах алкоголя и лука тем, что в детстве его мамка уронила.

А можно поставить зеркало: всмотритесь в себя, люди!

"Вас обманывает высота его каблуков" (с).

Можно говорить: "Да, я пьян, глуп, люблю деньги", - и быть любимым и принятым, потому что честен.

Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива.

Ранний спектакль Коляды в сравнении с более поздними лично мне теперь кажется более демонстративным, провоцирующим на эмоции в каком-то примитивном, животном виде. Словно за прошедшие годы Коляда-режиссер стал тоньше и искуснее, словно Коляда-человек пережил сильнейшую душевную боль, сублимировал её в творчество, достигнув других экзистенциальных высот: его "Маскарад", "Гамлет", "Король Лир" и другие последние спектакли в сравнении с давним "Ревизором" меня окунают в такую степень трагизма, какой я сейчас не почувствовала в "Ревизоре".

Но, перечитав сегодня свой первый отзыв об этом спектакле, написанный в 2006 году, я не нашла нужным его тут цитировать: тогда было много эмоций, ужаса от обнажения всего того, от чего хочется спрятать ханжеский взгляд, а теперь я научилась любить то, что есть, со всем тем, что есть. И грязную пьяную Россию в том числе.

Оказывается, это так здорово уметь сказать:
- Да, она такая - грязная, продажная, лживая, но я её люблю.

Про Родину. Про ... вообще всё, что любишь не беленьким, но черненьким. Любить черненькое, как известно, труднее, но именно трудная любовь, прошедшая через открытие черненького, не покинет.

Музыка у Коляды служит ещё одним главным героем спектакля. Тоненький голосок, тянущий жалостливо "В лунном сиянье снег серебрится", похож на звуки шарманки человека, который ходит по дворам в желании заработать на мелкие жизненные расходы - еду да кров.
Жизнь, как правило, соответствует возможностям и желаниям, вне зависимости от иллюзорных амбиций, от желания человека обманываться.

Актерские работы превосходны.

Иру Ермолову впервые вижу в роли Марьи Антоновны. Высокая, статная красавица-актриса - а увидели маленькую дурочку, которую хочется обнять и сказать: "Что ж ты так себя не уважаешь, девочка моя?"

Свету Колесову тоже, кажется, впервые вижу в роли жены Городничего: Тамара Зимина чуть иначе показывает свою героиню, в обеих выходит на первый план не столько провинциальные амбиции понравиться "генералу", сколько возрастное желание быть привлекательной для молодого мужчины.
Недолюбленность, которая лежит в основе любых амбиций: доказать "маме", что я лучший, чтобы она похвалила и обняла.

Мужские роли ярче, сочнее - мужчины в пьесе и на сцене показаны во всей красе, и, между тем, с сильной женской составляющей в каждом из них.

Сергей Федоров, которого в том 2006-м, когда я впервые увидела актеров "Коляда-театра", в первой же роли в "Нежности" отвратил от себя, Городничим вдруг стал ближе, а в "Клаустрофобии", шестом и заключительном тогда спектакле, я не могла отвести глаз и влюбилась, не смея испытывать к нему чувств, т.к. уже тогда он встречался с моей любимой подругой, ставшей впоследствии его женой.
Этот актер из "провинциального" театра - мирового уровня. Те, кто видел его в "Птице Феникс", не вспомнят о его "привычном амплуа гея" (прочитала в недавних откликах на спектакли КТ), настолько он там поднимается до невероятных высот трагизма. Очень жалею, что Николай Коляда снял с репертуара этот спектакль и московские поклонники Коляда-театра не смогли увидеть "Птицу Феникс". Как и жалею о том, что "Амиго" в Москве был в те времена, когда театр не ломился от желающих попасть на их спектакли. Невероятной силы пьеса Николая Коляды, невозможного таланта дуэт Ирины Ермоловой и Олега Ягодина, и Федоров там тоже играет потрясающе.
Городничий Федорова жалок и смешон в своей мелкоте и желании власти. Разве мало таких чиновников в России: низкий человек на Должности получает силу проявить низкие качества.

Олег Ягодин в роли Хлестакова расчетлив, холоден, пренебрежителен, высокомерен, показывает обратное движение извечных качелей: подобострастный чиновник летит сверху вниз, пресмыкаясь перед начальством, ничтожество и пустота взлетает быстро вверх, когда рядом оказывается подобострастный.

Желание манипулировать всегда взаимно: стремясь получить то, что нужно, человек готов пожертвовать тем, за что можно купить объект желания. Только потеря бывает гораздо больше приобретения, если говорить о душе.

Страшно, неприятно смотреться в зеркало Гоголя и Коляды.
Проще уйти, да. Куда только деться, ведь жизнь - не театр, спрятаться от жизни невозможно.

Ещё отзывы на вчерашний спектакль:
http://lotta20.livejournal.com/231551.html

http://lev-semerkin.livejournal.com/579467.html

Фотографии в альбоме «Екатеринбург-13» ая ольги на Яндекс.Фотках

Гастроли Коляда-театра

Гастроли Коляда-театра

Гастроли Коляда-театра


Всевидящее Око
Tags: Коляда-театр, Театр 13-14
Subscribe

  • Про хорошее в людях, или о пользе личного общения

    Перед лоджией в квартире, где жила мама, растут деревья, ветви которых дают тень, отчего в квартире не хватает солнца. Так мне кажется, хотя я там не…

  • Из темноты пещер

    Сынок сделал новый мультик. К Юрию Гагарину относится с огромным уважением, на 2 курсе за свои деньги снял фильм про Гагарина. Говорил тогда, что…

  • "Керосин", режиссер Юсуп Разыков

    Посмотрела на он-лайн фестивале Дубль дв@ прекрасный фильм. Будучи в Узбекистане, открыла для себя этот народ с наилучшей стороны. Узбеки,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments