Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Почтовый роман (39). Дневниковое

Оригинал взят у ajushka в Почтовый роман (39). Дневниковое
Из дневника, который вела в тот период уже очень редко. Отрывки из разных дней лета.

10 июня.
Настал, наконец, радостный миг свидания с тобой, мой старый и испытанный всеми злоключениями Друг. О, какое это счастье - возвращаться туда, где тебя ждут и помнят, поймут и не осудят. Господи, как мне хорошо с тобой. Ах, блудная я твоя дочь. Я очень, очень рада вновь прижаться к тебе всей душой. Ах, как это вредно - ни с кем не делиться своими горестями и радостями, ведь так и впрямь можно заболеть и скатиться в черное болото безверия. Ай-ай-ай! Никогда не поздно решительным, и самым решительным образом, взяться за своё исправление. А то это никуда не годится, Ольга - ты напрочь разленилась, забросила учебу - Оленька, нельзя так, ты же знаешь, без труда и рыбки не будет. Тем более, что распустив себя в отношении учебы, ты пошла гораздо дальше - в джунгли своих недостатков. В себя! Это же ужасно. Люди, люди и прежде всего люди! Ты заклеймила себя невесть до чего! Ведь ты не так плоха - что это за крайности такие? И не надо так болезненно реагировать на письмо Олега - он прав, тысячу раз прав - в отношении Саши. Знаешь, надо найти в себе силы признавать свою неправоту. Так что возьми и извинись, ты же, в сущности, умная и добрая девочка. Ну, эмоциональный идеализм - так разве это плохо? Дурочка ты моя...
Нет, жизнь - это постоянное чудо!


Всевидящее Око
12.06

Ах, Алька! Ты ослабла. Но это уже начинает проходить. Ведь ты сильная девочка. Аленький цветочек - стебель твой должен бытькрепким и высоким, цветок твой - ярким и прекрасным, несущим людям радость. А ты? Как ты могла так опуститься, согнуться, чуть не зарыться в землю?
Но я очищаюсь и возвращаюь к себе. Ведь можно умыться, впитать в себя жизненную силу Земли и Вселенной и выпрямиться. Да, стать сильной и гордой. Ты можешь! Ты - сделаешь!
И сегодня - уже кое-что. Взялась за расчет, доделала.
Вечером с Ириной бегали на тренировку. Ох, и дождь пошел! О, небо - это стон. Серо-черное, в прорехах - голубое. Суровое, как море после шторма. А слева, вдали - словно римские войска. Спарта - огни разожгли. Мерцают - много, и у каждого - люди сидят. Ох, и красиво было. Это Измайлово в небе мерцает. А рядом дом - как труба у теплохода.

А дождь был чудный. Мы бегали, кричали, прыгали, пели, танцевали. И Солнце - ах, как это было чудно!
Ольга, ты забыла о своей ответственности: ты должна быть всегда собой! Ты должна звать - ввысь, Ольга, понимаешь? Где твоя миссия? Ты оземляешься!
Ведь я не грязная - чистая! Чистая и глубокая, как родник. Не подчиняйся ветру, путающему всё на свете. Это была проверка. Ошибки неизбежны. Ты же знаешь: мудр не тот, кто не делает ошибок, а тот, кто, сделав её, допустив срыв, понимает и исключает подобное в дальнейшем.
Выпрямляемся, Ольга! Растем дальше!
Ведь мы - вместе, мы рядом!
Учитель, ты - рядом. Я чувствую тебя, твою руку, твою уверенность. Спасибо тебе, Учитель. Я постараюсь не подводить тебя больше!
Я верю! Верю! Верю!
Жизнь, я так благодарна тебе!
Ты - это радость, это счастье!

13.06.
Читаю Ремарка. Нравится он мне очень. И помогает - своей добротой внутренней. Спокойнее становится на душе.
Тренируюсь. Гнусь неплохо, но ем много. Но в целом - лучше, чем несколько лет назад.
Но в душе сейчас немного обыденно. Что-то произошло - мое пылкое и страстное и очень нежное чувство к Саше ушло. Причины я не знаю точно - каприз ли, что-то другое. Мне не очень хочется сейчас это копать - слишком много я об этом думала, возвращаться не хочется. Продолжаю относиться к нему очень хорошо. Человек он чудесный просто, я не спорю. Но что-то ушло. С одной стороны, хочется любить его, не хочется - не могу - расставаться. Вложила в него почти всё, он ведь раскрывается так сейчас! А с другой - претит многое - возраст, рост, военный... И главное - любовь к Москве. Не знаю, что перетянет. Это - мой дом. Моя крепость. Постараюсь не загадывать и не решать наперед, а то грустно. Судьба решит все.
Но без любви - туго. Тяжело. Ничто не в радость, безверие приходит.
Ох, Ольга-Ольга!Не поймешь тебя.

28 июня.
Ну вот, первый месяц лета уже на исходе. Сегодня наши сдали всё до конца, а у меня завтра, наконец, последний зачет. Вот и умничка. Останется лишь сдать сессию - и всё, долгожданная свобода! Наконец-то успокоилась после всей этой истории с Сашей.

2 июля.
На душе одиноко и грустно. Но это всё пройдет, не может не пройти. Скоро, совсем скоро я полюблю. Потому что я очень хочу любить. И потому что я готова к любви. И хочу, чтобы меня любили.
Оленька, Солнышко моё, ты непременно будешь счастлива.

Знаешь, Сережка, я тебя забыть не могу и никогда не смогу. Радость ты моя, как обогатил ты меня. Снился ты мне недавно. Счастье ты мое. Саша за полтора года столько не дал мне, сколько ты за две встречи. Саша хороший, но не люблю я его. Просто приняла безумное желание любить за любовь, и невольно обманула и его тоже.
Я никогда не стану его женой.

Солнышко, ты даешь мне столько материнской ласки, столько доброты, вливаешь в меня, обнимаешь меня своими лучами, проглядывая сквозь листву, озорно и заговорчески, словно - и впрямь - тайна меж нами, подмигиваешь мне.
Солнышко, мама моя - как люблю я тебя и как же я тебе благодарна!
Прижимаюсь к тебе и крепко-крепко обнимаю.
Твоя частичка.

10 июля.
На душе тревожно.
4-го числа написала Саше последнее письмо. Для меня уже всё решено. Моя душа для него опустела. Не люблю и не хочу - его - любить. Всё я сделала для него, всё, что могла и хотела. Моя миссия закончена.

В последний день перед лагерями был Женя К. Помогал очень. И в тот день в Измайловском парке, когда кормил меня клубникой. И тогда, во время ночного разговора. Мне очень дорого его отношение ко мне. Жду его письма. Но свое отношение к нему определить не могу. То ли скованность мешает, то ли ещё что-то, не понятно.
Что ещё. Что-то мешает. Не знаю.
Что? Его семья и, следовательно, мое бесправие?

Думаю об Олеге. Не могу понять его. Жаль, что всему конец.
И Лешка интересен. Звонила сегодня его Гале в Ленинград. 18 лет. Всего 18 - счастливая.
А я счастлива на 4 года больше. Это здорово.
И скоро - Вовка С. приедет. Я жду его. Хочу сделать его счастливым. Ну, что-что, а это я сумею.
Ах, как хочется любви! Я жду её очень!

16 июля.
Я сотворила беду? Но и беда бывает счастьем.
Это счастье, что мы с Сашей расстались. Обоюдное счастье. Я много думала об этом. Ни злости к нему, ни боли теперь - нет. Чуть - за него. Ему нелегко. Но - знаю, а не чувствую.
Должно быть, это безумное счастье - сделать любимого человека счастливым собой - любой собой.

Сашка, родной, прости меня. Не надо так злиться, обвинять меня. Я не виновна перед тобой. Что ж, была зла - это да. Сознаюсь. Нельзя так было с тобой. Но ты заставил меня стать такой. Прости меня. Делаю больно - но не бью. Горькая боль - да. Но ведь не жалости тебе хочется - любви, а её нет. Всё ушло. И всё осталось, но - главного нет.
"Понравься, ещё понравься чуть-чуть". Ах, Санечка, Санечка, чудо ты мое...

Солнышко, Солнышко, Солнышко!
Обними меня, приласкай мея, обогрей!
И не только меня - всех детей своих, сестер и братьев моих.
Солнышко, когда у меня будет ребеночек?
Обнимаю тебя.
Аленький.

15.08.
Сегодня утром получила письмо от Саши. "Если ты и дальше будешь писать такие ледяные письма, то не пиши, это унижает!" Ох, я даже уже устала от его постоянного непонимания. Правда, он не виноват, но ведь если любишь, то великодушен к предмету своей любви, а у него какое-то ожесточение. Я села и написала ему всё, что во мне наболело за это время. И про Олега написала - он должен знать, в конце концов, и разобраться в том, друг ли он. Не знаю, как он отреагирует на это всё. Скорее всего, он опять не поймет, и я окажусь стервой. Но мне уже все равно. Свою голову не поставишь.

Хочу любить. Нежно и крепко, и преданно, и самозабвенно, и быть неожиданной, и необыкновенной, и неразагаднной, и неоткрытой, и поэтичной и... самой прекрасной возлюбленной.
И всё будет, как вихрь, как полет. Во мне ничего не удержится. Всё хлынет через край.
Ах, Сашенька, какую же любовь ты упустил. Хотя бы поэтому я должна беречь тебя от дальнейших ран: слишком велика твоя потеря.

Сережа, 2 года с твоего ухода. Где ты? Я помню тебя. И жду ещё. Иногда приходит ещё боль утраты. Я выдумала тебя? Да. Из дали прошедших лет ты выглядишь самым желанным. Саша не смог заслонить тебя.

Никакая ты не слабая. Так, колеблешься порой - и глупо!
Солнышко, чудо мое, знай, я очень верю тебе и знаю твою доброту.
Прости, что иногда я забываю о своей счастливости. Но я всегда вспоминаю.

20 августа.
16-го получила письмо от Саши и расплакалась. В последние недели я выстраивала заборчик вокруг души от него. Он видел во мне противника. И при таком отношении мне трудно было сохранить к нему доброту. Мое решение о конце все крепло и утверждалось. А тут вдруг - да, он любит, и сильно. Всё оказалось глубже и сложнее. Я не хочу, не могу и не буду его женой. Но теперь объяснить ему это будет сложнее. Не надо было входить в его жизнь. Ведь первое впечатление есть первое и все же верное, а ты знала с самого начала, что ваша совместная жизнь нереальна. Эх, суметь бы в октябре разобраться в себе лучше, отделить любовь от желания любить и быть полезной, было бы Саше легче. Но видно, опыта или решительности не хватило. Недостаточно ты думаешь о будущем того, с кем общаешься. Ответственней за людей нужно быть. Ну, положим, расшевелила ты Сашу, но лучше ли ему? Это ты считаешь, что нужно быть выше и обширнее, но ведь знаешь, как это нелегко. Сама за себя можешь решать, а за других? Ведь Саше теперь труднее, чем тебе.

Ещё Олег голову морочит. На сегодня пришли от него 2 письма. Слишком он витиеватый. Подожду его реакции на мою просьбу не писать и отосланную назад Цветаеву (*вот оно, те листики, которые он вырвал из библиотечного журнала, я ему их вернула - А.)

В среду была В Архангельском. Часа два ходила по парку, была на своей тропинке, говорила с Солнышком, в пояс поклонилась ему за жизнь свою. Бродила по лесу, пела песни во весь голос. Уже хотела уезжать, как вдруг увидела Женю. По его глазам и лицу поняла, что мне нужно было дождаться его в метро, хоть и не можешь ты ждать мужчину, считаешь унизительным. Да и ночь у него была сложной - друга его порезали.

Мы ещё долго гуляли и говорили, но - не знаю, как у Жени, а у меня была какая-то ширмочка. Что-то меня всё время останавливает, заставляет быть чуть суше, чуть разумнее. С одной стороны, я хочу, чтобы у него в жизни было что-то светлое и нужное. С другой стороны, у него семья: есть и останется. И я не имею права и не хочу вносить ни малейшей трещинки в их с Людмилой отношения. Чтобы он не сравнивал. Да и мне-то легче быть "хорошей" - мы с ним не связаны никакими житейскими мелочами. Будь я женой, всё может обернуться совсем другой стороной. "Лодка любви разбивается о рифы быта". Ох, Ольга, опять твой пессимизм. Я придирчивая привереда? И влюблюсь в ... элементарного мужлана, знающего женскую психологию и рассмотревшего, что именно мне нужно? Не знаю, не знаю.
Но Женьке, пока в состоянии, постараюсь дарить как можно больше хорошего.

Хочется осчастливить Сашу, но после ему тогда будет хуже. Хочется обласкать его, ведь не устою перед его взором, и руками, и губами, и его любовью. Но это ничего не изменит. С ним я никогда не буду. Ибо Москву люблю больше любого мужчины. Ни один не стоит моего города.
Любви, любви, любви прошу.



Кто бы знал, что я выйду замуж за другого офицера и все-таки уеду из любимой Москвы в Кушку, куда мог увезти и Саша, и ничто меня не испугает в моем решении быть женой военного.
Tags: Почтовый роман.
Subscribe

  • Одесса

    Наткнулась на диски с фотографиями Одессы. Боже мой, когда-то я ездила туда на каждые майские. Впервые поехала в 2009-м. 10 лет пролетело, как один…

  • И смех, и грех:)

    Прочитала новость про то, что под Одессой на стене старинной крепости Аккерман нашли автограф 1796 года француза Франсуа Кауфера, инженера Османской…

  • В Одессе

    в военном госпитале умер на рабочем месте, в операционной, известный военный хирург Олег Кушнир, который спасал пострадавших в Доме профсоюзов. Делал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments