Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Почтовый роман (36)

Оригинал взят у ajushka в Почтовый роман (36)
Родная моя, любимая, самая нежная и ласковая, здравствуй!
Настроение ну никак не соответствует сдаче зачета. Получил 2 балла - и смешно. Сначала погрустил немножко, но все-таки не 3, как-никак в диплом термех идет, и можно пересдать на лучшую оценку. Ну её, эту механику, она скучная и пресная, как камень. Вот уж точно кто-то выразился, "гранит науки". Поэтому и не люблю подобные науки. В животе от них бурчит. И аппетит пропадает.

И день такой хороший, солнце так и льется, небо - голубое-голубое, с крыш капает, но чу: построение. Бегу.

Оля, родная, ну я ведь говорил тебе уже - старайся не обращать внимания (если сможешь) на то, что иногда кажусь слабым. Всё это ходит постепенно, я даже чувствую это. Какой-то процесс идет внутри меня, что-то отмирает, что-то появляется новое, меняюсь очень быстро. Раньше чувствовал это очень мало, а теперь вовсю. Словно дерево весной соки гонит. Так и внутри сейчас.
Вот поэтому и открываю окружающих всё чаще и с новых стороны. Но ты права - старое остается, это я тоже давно заметил, и человек становится богаче.


Всевидящее Око
Я взрослый, Оля, но иногда забываю это, и поэтому становлюсь прежним, мальчишкой.

Нет, "Иностранки" за этот год у нас нет. Только я в это и так верю. Мы сами о себе ведь почти ничего не знаем, поэтому всякая мысль, кажущаяся нам нереальной, и воспринимается без веры. И ребята наши многие не верят. Неужели так трудно - представить себе, домыслить на какой-то основе, попытаться доказать хотя бы для самого себя.

Да-а, сказать "нет" намного легче, чем подумать.

А ночью ты мне приснилась - совершенно неожиданно. Ох, и рассердилась на меня под конец, я аж испугался.

Не пишется мне сегодня. Наверное, почту нужно подождать, сегодня от тебя письмо придет.
М-да, как сказал почтальон, "писем сегодня не предвидится." Он же у нас и фильмы показывает, а в клубе лекция.

А дома у нас уже +15, мать писала недавно. Снег стаял. В это время, когда был маленьким, очень любил бродить где-нибудь. Или половодье смотреть. Рядом с нами ручей течет, метра два шириной, так весной его не узнать - настоящая река. Такие волны тащит, что удивляешься.
А летом любил там пескарей ловить голыми руками. Под камнями или в норках. Они даже не убегают - безвольные такие.

Как дома хорошо! Природа у нас красивая. Сама увидишь. Через 2.5 месяца черешня поспеет.
Да, годы мои десятилетней давности...

А ещё с бабушкой любил на работу ходить. В детсаде был ещё, а она работала тогда в овощеводах. Вот и брала меня с собой или в сад, или в поле, когда я не хотел в ясли идти. Конечно, чтобы мать не знала. Сидишь где-нибудь на дереве, яблоки или сливы в себя впихиваешь, устал есть - бродишь где-нибудь или бабушке помогаешь.

А вечером - играть. В мае мы обычно майских жуков ловили. Найдешь где-нибудь резиновый мяч, дырку сделаешь и складываешь жуков туда, а потом слушаешь, как они гудят там и шумят. Потом, если не жалко мяча, выпускаешь их оттуда.

Играли тогда или в городки, или в футбол на старом кладбище. Ребята постарше там поле футбольное сделали, вот и мы там между ног вертимся. Наиграешься до темноты, костер распалишь - и слушать "взрослых". Не знаю, может, тому способствовала такая обстановка - кладбище рядом, но почти всегда рассказывали страшные истории - о разных ведьмах, мертвецах, привидениях, собаках, кошках, которые были на самом деле или чертями или ведьмами. Вот наслушаешься до полуночи, и домой идти страшно. Хорошо, если были вдвоем с Колькой, а если сам - о-о, это кошмар. Обходишь это кладбище далеко стороной, чуть где-то треснуло - ка-ак рванешь со скоростью V= 1,5, никакая ведьма на ступе или помеле не догонит. А уже возле дома, метров за сто, собаку зовешь. Подбежит, ткнется в колени, и вышагиваем вдвоем, или бегаем по полю, пока мать спать не позовет.

Все-таки, мне кажется, что тогда жилось лучше. Наверное, что не задумывался ни над чем почти, не тревожили "взрослые вопросы", всегда знал, что есть у тебя защита - мать, бабушка, Коля. Поэтому мы и вспоминаем всегда о детстве с горечью, как о давно и безвозвратно ушедшем.
Ну вот, накрывать уже пора, кончились воспоминания.
Словно опять в детство вернулся.
До свидания, родная моя.

Любимая моя, здравствуй!
Оль, ну не могу же я вот так сразу взять и повзрослеть. Внутренне это оказалось гораздо легче, чем внешне. В этом же нет моей вины, что выгляжу на 17 лет. А тот подполковник слишком долго смотрел на тебя.

Ерунду горожу какую-то. Это всё не так и страшно.
Как все-таки плохо, что мы не вместе. Были бы рядом, всё было б по-другому, а так - осталась одна тоска. И страх - страх потерять тебя, если ничего не смогу. И это приходит в голову, хорошо хоть, что не так и часто. Раньше, если и терял, было, конечно, и больно, и горько, и обидно, но проходил месяц-другой, и всё становилось снова на свои места. Если же это случится сейчас... в голове мутнеет и рассудок отказывается служить.

Оля, это не очередная волна слабости. Просто я люблю тебя не так, как раньше, на гражданке. Ты наполнила собой каждую клеточку моего организма, глаза твои, лицо, руки, губы, вся ты стоишь передо мной, улыбаешься, грустишь, плачешь, живешь вместе со мной. И без тебя мне очень плохо.

Ново всё для меня, Оленька. И иногда я на первых порах не знаю, что делать. Правда, это только на первых порах, потому что дальше берется за дело ум и хладнокровие, а выход находится всегда. Так и сейчас. Не скрою, письмо, которое ты дала мне, не было совсем неожиданным, я только представлял его немного другим. И растерялся вначале - честное слово. Словно горячка появилась, бред. И написал, кажется, невесть что. Чуть не раплакался, т.е. чуть было не опустил руки. Слабак. Ещё чем плохо (впрочем, и ты, и я знаем об этом) - это письма невовремя приходят. Поэтому так и написал во вчерашнем письме, по-моему.

Ты права - тебе трудно помочь, т.к. помощь чья-либо может быть и не очень простой, или поздно, невовремя. Аля, я постараюсь помогать тебе каждый день - письмами, звонками, мне нельзя, понимаешь, нельзя терять тебя, и нам, надеюсь, нельзя терять друг друга. И совсем не грош цена беудет тебе, если после твоего ухода я опущусь - нет, это мне будет только моя вина. Ты сможешь переложить на мои плечи хоть часть своих забот? Каких? Любых. Я люблю тебя, и добьюсь, чтобы ты была моей, понимаешь? Не знаю, может быть, фраза эта звучит не так, извини.

И ещё мне многое не понятно из Жнани-йоги. Вернее, понять-то понял, но я, наверное, ярый материалист, и по крайней мере, чтобы больше верить в это (а так - верю), нужны не только страницы, а что-то большее. Доказательство, что иногда мы замечаем, что события, что-то другое было раньше, может быть, с генами родителей перешло. Учиться мне нужно - у тебя, у людей, не этих, других, вроде Володи Насонова, чтобы догнать тебя. Знаю, это очень трудно, но что поделаешь, самое ценное достается легко разве что случайно, в виде исключения.

Ох, Оля, как много мне ещё нужно всего. А учиться - больше всего.
Это не признание своей слабости. Это признание незнания. Слишком легко жил раньше - не-ду-мал. Жил и всё. Плыл, куда течение несло. Сквозняки.

Иногда, правда, уверяю себя, что все это является фактом того, что я ещё слишком молод, и со временем (между прочим, хочется надеяться) и с определёнными усилиями достигну всего, чего хочу.

Ладно, буду заканчивать - устал очень, спать хочу - работали на "Нефтемаше" целый день сегодня, хоть и воскресенье. Работали, как ишаки - на стройке убирали - бетон долбили засохший, кирпичи, бочки, ящики, и все это в грязи по колено - всё машинами и тракторами разбито.
Целую тебя, родная.
Спокойной ночи.

Tags: Почтовый роман.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments