Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Почтовый роман (10)

Оригинал взят у ajushka в Почтовый роман (10)
В переписке мы начали узнавать друг друга. Выяснилось, что Саше 7 мая исполнилось 19 лет. Хотя я догадывалась, что он младше, но узнать о разнице в 2 с лишним года было тяжело: в том возрасте это казалось катастрофой. Когда спустя годы в меня влюбился парнишка на 12 лет младше, это вызывало улыбку, но уже не казалось таким ужасным:) Правда, я была замужем, у меня уже был маленький сын, и я вовсе не собиралась начинать отношения с поклонником.
С Сашей же отношения завязывались глубокие, с ответственностью друг за друга. Хотя писем его ждала очень, огорчалась, что он послушно не пишет о чувствах, хотелось, чтобы писал вопреки всему, но упорно считала, что у самой к нему никаких чувств, кроме ответственности и жажды просветительства, нет. Летом у него должен был быть отпуск, он ехал домой через Москву, мы должны были встретиться. И предстоящая встреча страшила. Потому что я не знала, что делать. Предполагала, что Саша, вероятно, будет предпринимать какие-то усилия, чтобы показать свои чувства. А как реагировать на них, я не знала. Строгое мамино воспитание держало меня в рамках. А любить и быть любимой хотелось. И хочется, и колется, и мама не велит - точнее не скажешь. И какой я нашла выход? Переложила ответственность за принятие решения на Сашу:)

Дневник.

7 июня.
Получила-таки от Саши письмо. Не могу сама себя понять, что мне нужно. Т.е., что нужно-то, знаю. Но сейчас думаю, что смогу полюбить его, т.к. мне его очень не хватает. Думаю о нем постоянно. Не получая писем, обижаюсь, переживаю, начинаю думать, что уже не любит.

8 июня.
Вчера ещё одно письмо от Саши получила. Прыгала, как ребенок, которого пообещали сводить в зоопарк. Днём написала ему одно письмо, вечером - ещё.

7.07.
А Саше - всего 19 лет. Я всё же надеялась на большее. Как-то тяжело стало и нудно. Я очень много думаю о нём. Но 2 с лишним года... Я в растерянности, причем какой-то плохой. Нельзя ведь мне его любить. Иначе это будет трагедия. Из нас двоих кто-то должен об этом подумать.

Наконец-то добралась до книг. Стараюсь больше успеть. Читала Богата, Крылова, Монтеня. Богат, как всегда, вновь заставил меня задуматься, во что-то поверить, пересмотреть себя, постараться быть лучше. Много стыда за себя, за людей.

20-го ездила к Ольге (*к крестнице - А.) на 2-хлетие. Она меня мамой называла. А мне хотелось плакать. Хочу любви, хочу ребенка, семью.

2-го приехала Лена из Душанбе. Вечером ходили на гастроли Омского драмтеатра. Смотрели Б. Кауфмана "Вверх по лестнице, ведущей вниз". Великолепная игра, выше всяких похвал. <...> Но мне был дорог этот вечер ещё и потому, что я вдруг вновь ощутила в себе желание любить "издалека", любить просто образ, как было прежде. Давно я как-то такого волнения не испытывала, а тут так светло на душе стало. Вернулись домой уже в грозу. Тут на меня сошел такой восторг, нечто первобытное. Ливень был очень строгий и не терпящий никаких пререканий. Люди - мокрые. Молнии - лавиной, освещая все дивным светом на миг, как на дискотеке, когда свет мигает, выхватывая фигуры и делая всё каким-то неживым, лишенным красок, мертвенно-бледным. Если бы не Лена, то я бы ещё побродила под дождем до безумного счастья - счастья лишь от того, что я - существо, что я живу.

В субботу ездили с ней в Загорск. Шел дождь, но это даже лучше - народу меньше. Слушали службу, иконостас Андрея Рубдлева - как тут не молиться? Бродили по монастырской стене, по темной, круглой и очень крутой лестнице в башню. Почему-то вспомнила Серого волчка из "Сказки сказок" Норштейна.
И люди - верующие, их лица, горящие, как лампадки, глаза, охраняющие тайну, иконы, их первозданные старинные лики, строгие и жестокие. Поговорила со старушкой, после чего захотелось чаще бывать в таких местах, говорить с древними людьми. Впечатлений - масса.

В воскресенье с С.О. и Леной ездили в Архангельское. Изморось была. Прекрасно там, просторы, воздух - что-то необыкновенное. Лене тоже очень понравилось. Я по дороге снова вспоминала Сергея, ведь он тут рядом, в Красногорске. Скоро год. Странно все это. Год. Лучше не думать об этом.

Вечером - во МХАТ, на "Тартюфа". Калягин, Любшин, Богатырев, Вертинская - боже, что это был за вечер. "Браво!" - не удержалась и там. Я была счастлива. Какая же я счастливая - безумно благодарна судьбе и всем, кто мне покровительствует, за эти бесценные дары.

Москва, как же я люблю тебя! Мне страшно представить, что я когда-нибудь буду жить без тебя!
(* как я могла знать, что мне придется из Москвы уехать на долгие 8 лет, что я буду очень тяжело переживать этот отъезд, но все же поеду за мужем в Кушку?- А.).

А в пн. новое счастье. Была на конкурсе Чайковского. 5 часов. 3 раза - I-й Концерт Чайковского. <...> Музыка, Москва - не могу сейчас всего этого передать, слишком много, слишком много чувств, я тону в них. Не хватает воздуха.
Я самая счастливая! Спасибо всем - за всё! (*и следы слез, счастливых, вероятно:))))- А.)

10 июля.
Тревожно на душе и снова взросло. Я очень много думаю о Саше. Иногда даже люблю его. Но разница в возрасте - это очень много. Я не должна ломать ему жизнь. Ему 19: когда он закончит училище - 22, почти столько же, сколько мне сейчас. Это его первая любовь. Они часто в этом возрасте влюбляются в старших. Потом всё пройдет, он полюбит другую. А наша любовь невозможна. Мне уже скоро 22. Времени мало. Я не хочу, чтобы он забыл меня, но чтобы ему же было легче. Потом нам обоим будет тяжело, если любовь после встречи окрепнет. Увы, жизнь - это жизнь, она возьмет своё. Идеальностей мало.

Господи, ну за что мне это всё?!! Ну почему так, проклятие, что ли, надо мной висит какое-то, ну где же моё счастье?
Ничего повторить нельзя!
Сегодня начну ему письмо. Страшно и тяжело все это рвать, но так - лучше.
Сашенька, милый, прости мне всё. Я очень хочу, чтобы ты был счастлив. Надеюсь, что-то я все же дала тебе.

13 июля.
Ура! Я порвала сие письмо. Ни к чему это всё! Мало ли что будет - безвыходных положений нет. Не делай ни ему, ни себе больно. Он же нужен тебе, а ты - ему.
Сашулькин, я ведь молодец, что не послала. Но вроде как бы и совсем успокоилась, и вновь - только привязанность.
Право, не думай о будущем, живи!
Спасибо за это и Монтеню со всеми Горациями и Цицеронами, и вчерашнему походу в театр с Иркой. И Ирке, и пьесе - "Двое на качелях". Много мыслей, много чувств.
Жизнь есть жизнь.
И не плохая, ей-богу.


*Это был первый просмотр пьесы Гибсона "Двое на качелях". Спустя годы я посмотрю этот спектакль в Питере в третий раз, он откроется мне совсем иначе, с ужасающей ясностью даст понять, насколько Гитель - я сама, насколько мы сами делаем свою судьбу, насколько мы последовательны в своих поступках и приводим себя, вроде бы слепо идя за нитью из клубка, к тому единственному результату, который заложен в нас свыше. У каждого своя задача, понять которую в юности мало кому удается.
И что жизнь повторяет уроки, не понятые, не усвоенные тогда, возвращая тебя к прошлому, давая понять связь, напомнить важное, чтобы ты приблизился к некоему пониманию.
Цельность человека - понятие вневозрастное, но осознаваемое со временем.

Случайностей в жизни нет.

Tags: Почтовый роман.
Subscribe

  • Про нас

    Хожу несколько лет в тайрай, первое посещение куда подарили мне дети - любимый сынок и Лена, ставшая любимой невесткой. (Сама я любимой невесткой не…

  • "Честное слово"

    Рассказ Леонида Пантелеева "Честное слово" в детстве меня потряс. Прочитала ли в книге, смотрела ли диафильм, - не помню. Врезалась эта невероятная…

  • (no subject)

    Когда Ефремов убил сбил Захарова, я написала эмоциональный пост в фб. Меня возмутило, что он, будучи невменяемым, не интересовался…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments