Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

"Синдром Орфея", реж. В. Панков, Чеховский фестиваль

Владимир Панков, которого я люблю и уважаю ещё с его спектакля "Красной ниткой", удивительной честности и последовательного таланта творец, показал на Чеховском фестивале в Москве спектакль, поставленный в Театре Види-Лозанн (Швейцария). Радуюсь, что он с артистами SaunDrama Studio вышел на мировой уровень, ибо они достойны, труженики великие.
Спектакль сделан по произведениям Владимира Маяковского и Жана Кокто, а потому насыщен страстями на грани жизни и смерти, экспрессией, совмещает в себе крайности: белое и черное, любовь и ревность, жизнь и смерть, оперное пение и балет, огонь и воду, людей разных национальностей.
Потрясающе красивый спектакль визуально и музыкально: Панков как никто другой слышит и впускает в свои спектакли звуки, словно вплетает их в прекрасный уникальный ковер, умеет задавать ритм, открывающий новые возможности передачи эмоции.
Зал безмолствовал почти два часа, даже телефоны не звонили, настолько захватило зрелище: действие происходит в начале прошлого века, в эпоху декаданса, когда женщины носили перья в волосах, томно извивались в танце с сигаретой в мундштуке, когда о будущем задумываться избегали, ловили нынешний момент, чтобы отдаться страсти и наслаждению. Воздействует всё: прекрасная музыка, сложная технически сценография с опускающейся частью задника, за которой "парят" музыканты, роскошные костюмы, почеркивающие красоту каждой актрисы, крылышки ангела, странно растущие из чемодана, который Павел Акимкин носит за спиной, Орфей, шумно печатающий на машинке, балетный юноша в белой пачке, черно-белое поначалу "кино", разбавленное затем кроваво-красным платьем оперной певицы Каринэ Мкртчян и зелеными абажурами ленинских ламп. На сцене присутствует и мавзолей, и ласточкины хвосты кремлевской стены. Правда, этот символ мною не освоен: возможно, революция Ленина тоже входит в понятие декаданса, упадка.
В спектакле плотно уложены разные символы, звуковые и визуальные, рождая вопросы, на которые не всегда сразу приходят ответы. Что ты готов сделать, чтобы вернуть любимого человека, да ещё и так, что не можешь увидеть его никогда?
Можно ли разделять жизнь на хорошо и плохо, правильно и неправильно, или можно все смешать и найти правильное в нарушении границ и законов? Орфей нарушил правила, попал в мир мертвых, чтобы забрать оттуда Эвридику, но получил ли он желаемое и можно ли идти его путем другим?
Зачем? Во имя чего? Что такое любовь, в чем она заключается - в принятии всего, как есть, или в стремлении победить обстоятельства?

Игра артистов, как всегда, самоотверженна и достойна восхищения.
Павла Акимкина помню ещё студентом, радуюсь, что он нашел себя.
Сногшибательные актрисы на сцене: Алиса Эстрина, Ольга Демина, Анастасия Сычева, Манон Андраль, Сандра Бурдэ.
Петр Маркин, громадный, человек-гора, рядом с которым остальные кажутся хрупкими дюймовочками, с шикарным голосом, погружающим в бархат.

Вообще, спектакль похож на какое-то колдовство, от него отходишь не сразу, остается долгое послевкусие: я шла по Москве, погружающейся в сумерки, и словно видела её впервые. Девушка за спиной говорила о сквере с фонтаном, созданном в 80-е, иронизировала, что сейчас бы тут настроили домов или парковок, а я думала о том, как быстро пролетает время, как мелочны по сравнению с ним цели многих людей, как мало порой остается от жизни человека, если в ней не было места настоящемй любви.

На поклонах артистам вынесли красивые букеты, Панков свой красиво бросил в зал. Сколько его знаю, в нем сохраняется редкое желание отдавать, это человек, способный на большую, искреннюю, сильную любовь. Офрей, одним словом:)





Всевидящее Око
Tags: Панков, Театр, Театр 12-13, Чеховский фестиваль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments