Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Трамвай «Желание», режиссер-педагог А. Гуськов, ШС МХАТ

Шла на очередной спектакль курса Константина Райкина, вооруженная словами уже посмотревшей подруги про "противоречивые впечатления". У меня спектакль тоже вызвал противоречивые впечатления, даже недоумение.

Мне казалось, что будет трудно не сравнивать со спектаклем "Трамвай Желание" Николая Коляды, который знаю чуть не наизусть, однако спектакли такие разные, что сравнение невозможно.

Ощущения от спектакля неоднозначные: наряду с великолепными хореографическими этюдами, поставленными, как подсказали в антракте Никита Стеклов и Володя (фамилию не знаю, т.к. его фотографии среди портретов однокурсников на стене фойе Учебного театра нет), хореографом с фамилией, созвучной с "Григорович" (на сайте ШС МХАТ почему-то нет этой информации) заслуженным артистом РФ Игорем Пиворовичем, режиссерски-драматургическая часть спектакля заставила погрузиться в советское прошлое театра, в старый тяжелый фальшивый театр внешнего воздействия. Даже вспомнила "дурной провинциальный" театр с его старанием показать режиссерские амбиции, когда надо что-то делать, чтобы зафиксировать какой-то результат.

Студенты актерских факультетов - "материал" пластичный: энтузиазма, собственных амбиций, энергии, желания играть - сверх меры, плюс желание учиться у мастеров, впитывать их опыт и знания. При этом у них ещё мало личного опыта проживания разных чувств. Поэтому от жизненного опыта педагога, от умения этот опыт объяснить так, чтобы ребята прочувствовали другого, от авторитета и любви, которую вызывает педагог, во многом зависит конечный результат.

Именно поэтому так важно, чтобы со студентами работали талантливые люди, не только актеры, но и личности, чтобы они изначально сориентировали будущих актеров на лучшее, не просто передали свой опыт, но поставили высокую планку, которую интересно преодолевать, научили видеть перспективу, хотеть экспериментировать, потому что когда, как не в молодости, экспериментировать.

Удивительно, но главный эксперимент, на мой взгляд, в этом спектакле принадлежит как результат не режиссеру, а является заслугой хореографа, безусловно, талантливого человека. Студенты Райкина всегда великолепно подготовлены физически-хореографически, под стать Мастеру, а уж после работы с Аллой Сигаловой попробуй не станцуй. Поэтому хореографические части спектакля исполнены студентами великолепно, музыка и движения очень четко вписываются в пьесу Тенесси Уильямса, передают смысл так точно, что кажется, достаточно обойтись хореографией, оставить "балет "Трамвай Желание".

Что касается остального, то сложилось впечатление, что студенты играют себя в предлагаемых обстоятельствах - юных людей, которые играют в Бланш_Стенли_Стеллу_Митча в силу поставленной перед ними задачи: это не плохо, не хорошо, по сути, никак, потому что это уже не совсем Уильямс, настолько упрощенно, практически, примитивно, в лоб, представлена пьеса, в которой даже какие-то тонкие кусочки текста отсутствовали. Выбросить объяснение Бланш, почему она назвала Алана мразью, чтобы потом Стелла назвала его гомиком - ... нет слов. Снять-надеть чулки, чтобы показать сексуальность Стеллы, оказалось важнее, чем объяснить зрителю причины сломанной психики Бланш?

Местами действие выглядит беспомощно, но беспомощность эта, скорее, режиссера, который, видимо, не смог объяснить молодым людям, что именно происходит со Стеллой, что не обязательно постоянно переодеваться на сцене (актриса прехорошенькая, но она же актриса), почему Бланш истерически кричит - каприз ли это, болезнь или изломанность души, что такой Стенли не будет вставать на колени перед Стеллой, а Максим Стоянов в роли Стенли не раз встает на колени и заметает веником только что разбитую в гневе тарелку - такого не может быть, нет. Где-то пере-, где-то недочувства, гармонии в спектакле не сложилось.

Короче, хоть я и не Станиславский, но - не верю!

После спектакля прочитала в интервью Алексея Гуськова, что он играет Стенли в антрепризе, после чего как-то понятнее стало его видение пьесы: да, студенческий спектакль имеет антрепризный привкус, к сожалению. Он полон эротизма внешнего, не заложенного драматургом, и скорее, опошляет пьесу, понижает планку воздействия на зрителя, гораздо ближе к манипуляции, чем к искреннему, честному разговору, в котором собеседники, в данном случае, студенты и зрители, открывают для себя какую-то новую истину.
"Конечно,"Трамваем «Желание» я ребятам отравил жизнь — во всех смыслах. Ведь неизвестно, когда они еще в своей профессиональной жизни дождутся такого уровня разговора, который предлагают в данном случае Теннеси Уильямс и наш спектакль…" - сказал Алексей Гуськов в интервью. Довольно двусмысленная получилась фраза, на мой взгляд.

К студентам, тем не менее, нет никаких претензий: они отработали полученное задание очень неплохо.
Особенно станцевали:)))
Всевидящее Око
Tags: Театр 12-13, ШС МХАТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments