Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

ТРОЕ ИЗ ЛАРЦА, ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ С ЛИЦА

Действие первое
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


Большая комната в другой квартире. У одной стены сервант, напротив те же книжные шкафы, что были в первой комнате.
В центре накрыт длинный стол, заставленный салатницами, пакетами с соком. На столе несколько бутылок с алкоголем.
Отмечают день рождения Ирины Петровны.
Катя бегает с ленточкой, играет с кошкой.
В углу работает без звука телевизор.
За столом сидят Лорина, Таисия и Ирина Петровна.


ИРИНА ПЕТРОВНА. Дочки, ну что же вы ничего не едите? Вон оливье сколько наготовила, салат из крабовых палочек, посмотрите, какая рыбка хорошая, я на рынок специально за ней ездила. Ещё впереди горячее, да ваш любимый наполеон испекла, как всегда, сразу два, чтобы вам в гостинцы положить.

ЛОРИНА. Мам, да мы уже наелись. Лучше положи мне салаты в баночки, Сережа заедет на машине, мы заберем, чтобы дома завтрак не готовить. Он с работы голодный приедет, и у тебя поест, и пайком возьмет, не волнуйся, ничего не пропадет. Хотя я всегда на тебя удивляюсь: зачем готовить, как на маланьину свадьбу: ты столько денег, времени и сил тратишь, лишь бы стол ломился, каждый раз одно и то же. Мы так много не съедаем никогда, а ты снова и снова переводишь столько продуктов.

ИРИНА ПЕТРОВНА (возмущенно). Ну, а как же? Стол должен быть накрыт, гости накормлены, довольны – какой же праздник без этого? Давайте лучше выпьем ещё винца, Лорина, наливай.

ТАИСИЯ, Мам, да уж давай Лешку дождемся, ему же тоже придется составлять компанию, не будет же он в одиночку пить? Он давно к тебе заходил?

ИРИНА ПЕТРОВНА (пренебрежительно машет рукой). Да, он вообще не заходит, говорит, некогда. На старости лет решил диссертацию писать, чтобы добавку к зарплате и пенсии получать. Ну хоть что-то важное в своей жизни сделает. Идти тут 5 минут, а я его не вижу совершенно. При размене квартиры специально искала варианты, чтобы рядом были. Кто ещё за ним присмотрит? Сопьется, изгуляется, а так хотя бы мать рядом.

ТАИСИЯ. Мам, Леша – взрослый человек, не ребенок уже, зачем его пасти, как маленького? Гиперопека и тотальный контроль только вред наносят: известно из физики, что на каждое действие есть противодействие. Лешка – умный человек, ну, пьет, так не запойный же, вполне может себя контролировать сам. Зачем ты все время лезешь в его жизнь?

ИРИНА ПЕТРОВНА (возмущенно смотрит на дочь). Да где там контролировать себя может? Вот опять у него новая баба. Какая-то продавщица, родом из Липецка, приехала, обустроилась, нашла нашего дурака и забеременела от него. Он сказал ей, что жениться не собирается, чтобы ей жизнь не портить, что ребенка ей самой придется растить, так она все равно забеременела. Для неё это последний шанс, ей 38 лет, старая уже. От него, не от него ребенок – не знаю, но этот дурачок поверил, что от него. Собирается на себя записывать. Так и будет с него потом всё тянуть.

ТАИСИЯ, Мам, а ты не думала, что Лешке тоже хочется жить ради кого-то? Ты его так затуркала своими претензиями, что он боится с кем-то из женщин свою судьбу связывать. Ну и пусть думает, что это его ребенок – тебе какое дело? Пусть они сами разбираются. Хорошо, что вы хотя бы разъехались после нашего с Лоркой отъезда, а то жизни обоим не было.

ИРИНА ПЕТРОВНА, Да, он как сказал соседке, что пьяным когда-нибудь прибьет меня, раз вывожу его, так задумалась. Ни его, ни меня уже не изменишь, уж лучше разъехаться было.

ЛОРИНА, А что, ты кого хочешь можешь достать своими придирками.

ТАИСИЯ. Лор, ну ладно тебе, день рождения же.

Лорина укоризненно смотрит на Таисию и выходит из комнаты на лоджию.
Катя устремляется за ней.
Таисия берет пуль в руки, выключает телевизор.


ТАИСИЯ. Мам, а ты Лешкину Свету видела уже?

ИРИНА ПЕТРОВНА. Да, он её уже приводил знакомиться. Хитрая такая, всё молчит. Но к Лешке относится вроде бы тепло, внимательно. На тарелку еду подкладывает. И ко мне относится неплохо.

ТАИСИЯ. Ну и слава богу, может быть, наладится и у него жизнь. Хорошо, что вы разъехались. Так спокойнее.

Ирина Петровна вздыхает.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Ох, не знаю, Таечка, Лёшка весь в отца, такой же непутевый, такой же летун туда-сюда, зачем ему ребенок? Толку от него, как и от отца – никакого. Зенки зальет - копия отец.

ТАИСИЯ, Почему, мамочка? Лешка хороший. Добрый. Веселый. Красивый. Если эта Света нормальная девушка, то и Лешку к семье как-то повернет. Отец ведь неплохой был, не злой совсем. И тебя любил очень.

Ирина Петровна вздыхает, утирает уголки глаз.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Да всё равно он же совета не спрашивает, делает, что хочет. Говори, не говори, как по стенке горохом.

ТАИСИЯ. Мам, ты ведь в его возрасте уже нас троих родила, много ты у бабушки совета спрашивала? Лешка взрослый человек. Пусть живет, как хочет. У него есть право на ошибки. Да и не ошибки это, а просто личный опыт. Мы такие разные.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Да, это уж точно. Вы даже болели совсем по-разному, каждый капризничал из-за своего, и читать начали в разном возрасте. Лешка раньше всех. А Лорка (пренебрежительно машет рукой) и сама никак не могла буквы выучить, и Катю никак не начнет учить. Сейчас в школу-то уже надо обученного ребенка приводить, а она ею заниматься не хочет. Пока вместе жили, я хоть с Катькой занималась, книжки ей читала, а Лорке все лишь бы потрепаться с подружками, ребенку совсем не уделяет времени. Уехала от матери-то, ребенку лучше разве без бабушки?

ЛОРИНА (заходит с лоджии в комнату). Да ладно мам, плакаться, мы видимся часто. Катька уже большая, сама пусть учится, с ними в садике занимаются воспитатели, ей не нужно быть семи пядей во лбу. Пусть научится одеваться да кокетничать, больше ей ничего и не надо: выйдет удачно замуж и никакого образования не нужно, будет как за каменной стеной.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Да, так как ты, конечно!!

ЛОРИНА. А чем тебе мой Сережа не нравится? Деньги носит и ладно. А остальное тебя и не касается.

Звонок в дверь.
Ирина Петровна подхватывается радостно, глаза загорелись.
Быстро выходит в коридор.


ЛОРИНА, О, побежала, как же, любименький маменькин сынок. Сама его поносит почем зря, а как увидит, так глазки загораются так, будто любимый мужчина появился. Что-то она на нас с тобой, Тайка, так не реагирует никогда.

ТАИСИЯ. Ну что поделаешь, сердцу-то не прикажешь. Конечно, она и нас с тобой любит. Видимо, смерть её братьев в раннем детстве как-то и на неё повлияла. Я раньше не задумывалась, а теперь взрослой думаю не раз: представь, каково было бабушке родить и растить четверых, да похоронить обоих сыновей? Притом, что дедушка спал и с её собственной сестрой. Вспомни, как они с бабой Леной друг друга на дух не выносили, практически не разговаривали. Прикинь, дед жене ничего не дарил, а от бабы Лены остались кулон и кольцо с бриллиантом, которые её дед подарил. Бабушке не обидно было? Вот ты представь, что твой Сережа за мной ухаживает, мне подарки делает, пока ты с Катькой сидишь.

ЛОРИНА. Вот ещё этого мне не хватало! И так бабы меняются, ещё бы и ты. К тому же куда вот мы друг от друга уже денемся, раз сестры? Да, бабушке сочувствую очень.

ТАИСИЯ. Представь, двоих мальчиков похоронила, муж изменял: какое отношение у неё может быть к мужскому полу? Вот и отрывалась на дочках, боясь, что в подоле принесут да изгуляются. Это был уже бзик какой-то. Помнишь, тетка рассказывала, как её, школьницу, сосед, оперный певец, предлагал обучить вокалу, говорил, что голос хороший? А бабушка категорично заявила: «В нашей семье проституток не было и не будет!» Про ребенка так сказать! Это нормально??

В комнату заходят Алексей и Светлана. Светлана беременна, видимо, скоро срок рожать.

АЛЕКСЕЙ. Знакомься, Свет. Это Лора, это Тая.

СВЕТЛАНА. Очень приятно.

Они проходят к другому краю стола, садятся.
Ирина Петровна быстро ставит цветы в вазу,
суетливо накладывает Алексею и Светлане на тарелки еду.


ИРИНА ПЕТРОВНА. Светочка, как ты себя чувствуешь?

СВЕТЛАНА, Спасибо, Ирина Петровна, хорошо.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Ты ещё работаешь?

СВЕТЛАНА. Пока да. Меня назначили замдиректора магазина, так что за прилавком мне стоять больше не приходится, я ведь вообще-то бухгалтерские курсы закончила недавно, опыта нет пока, но директрисе нужен свой человек на будущее, она ко мне хорошо относится. Так что сижу в кабинете, не устаю совсем, в документах разбираюсь. Да и к родам мама приедет, я смогу потом иногда выходить раз-два в неделю на несколько часов, чтобы обо мне там не забыли.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Светочка, какая ты молодец, что учишься. Образование – это всё. Я своим детям всегда внушала, что нужно высшее образование получать. Лёше вот два высших образования дала.

Алексей усмехается, покачивая головой, но ничего не говорит.

ИРИНА ПЕТРОВНА, Сегодня должны были прийти мои друзья, преподаватели педвуза, жена такая умница – профессор, доктор наук, мастер спорта по лыжам, мать троих детей – всё успела. Дочка в науку ушла, а сыновья-близнецы такие молодцы: скинулись, купили родителям дачу, такие заботливые, не нарадуюсь на них.

Алексей опускает голову.
Светлана спокойно смотрит на Ирину Петровну, потом на Лёшу, кладет ладонь ему на колено.



ТАИСИЯ. Мам, у тебя там мясо не пригорает, что-то запах пошел с кухни?

ИРИНА ПЕТРОВНА. Ой, и правда, сейчас выключу. Хотела подогреть и забыла.
Наливайте пока, сейчас вернусь, выпьем.

Алексей оживляется, берет бутылку водки, наливает себе.

АЛЕКСЕЙ, Девчонки, что будете?

Все отказываются.
Заходит Ирина Петровна.


ИРИНА ПЕТРОВНА. Ну что, мы с тобой вдвоем, как всегда? Наливай, Лёша, наливай.

Они выпивают.
Светлана подкладывает ему на тарелку мясо, пирожки.
Он закусывает, откидывается на спинку стула, кладет руку Светлане на плечою.
Ирина Петровна поджимает губы.
У Лорины звонит телефон.


ЛОРИНА. Да, Серёжа. Приехал? Набери на домофоне 135, если спросит вахтер, то ты в 135 квартиру идешь, поднимайся на 10 этаж.

Ирина Петровна вскакивает, бежит в кухню, возвращается с новыми приборами.
Заходит Сергей.
Катя уходит на лоджию.


ИРИНА ПЕТРОВНА, Сереженька, мой ручки, садись, ты голодный, наверно. Катя, иди папу встречай, детка!

КАТЯ (с лоджии). Привет, папа!

Сергей не отвечает. Садится за стол, начинает молча есть.

ЛОРИНА. А мы собираемся всей семьей в Египет. Сережа уже выкупил путевки.
ИРИНА ПЕТРОВНА. Ой, а как же Катюшка? Ей не вредно менять климат?
ЛОРИНА. Ой, мама, ну что ты живешь отсталыми взглядами? Ничего не вредно, очень даже на пользу – хоть мир посмотрит, мы-то не могли ничего увидеть.
ИРИНА ПЕТРОВНА (обиженно). Ну, так времена другие были, не могли мы вас баловать такими поездками, мать работала целыми днями. Лёша, наливай.

Светлана внимательно смотрит на Алексея.

АЛЕКСЕЙ. Нет, мама, не буду больше. Спасибо.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Как не будешь? Плохая водка разве? Ну тогда наливай из другой бутылки, я специально водку на клюкве настаивала, очень вкусная клюковка. "Как там в мире ином" - я спросил старика, утешаясь вином в уголке погребка. "Пей! - ответил, - Дорога туда далека, из ушедших никто не вернулся пока". Омар Хайям, однако!

Алексей ухмыльнулся.

АЛЕКСЕЙ. Это ты про папку, что ли? Уже не вернется, да. Не буду я больше пить. Выпил за твое здоровье. И хватит! Тай, лучше поделись, как у тебя дела, что там твой художник сейчас делает?

ТАИСИЯ. У него сейчас новый проект начинается, он пропадает в мастерской, так что мы видимся очень мало.

Лорина усмехается, смотрит на Сергея.
Сергей наливает сок в бокал, запивает, невозмутимо молчит.


ИРИНА ПЕТРОВНА. А он не думает на тебе жениться, случаем?

ТАИСИЯ. Мам, ну какая тебе разница? Сейчас в штампах нет необходимости. Нам и так хорошо вместе. У нас очень хорошие нежные отношения, я стала совсем иначе относиться к жизни благодаря его заботе и вниманию. А что будет дальше, посмотрим.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Что же это он, считает себя культурным человеком, а женщину использует в своих целях, оформлять отношения не спешит! Пушкин говорил, что зависимость жизни семейной делает человека более нравственным.

Светлана внимательно смотрит на Алексея.
Алексей качает головой.


АЛЕКСЕЙ. Мамуль, не лезла бы ты в чужие отношения. Пусть они сами разбираются.

Ирина Петровна хочет возразить, но смотрит на Светлану и закрывает рот.

АЛЕКСЕЙ. Ты же сама цитируешь Пушкина: «Болезнь любви неизлечима»,
«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань».


ИРИНА ПЕТРОВНА (глядя на Светлану). Ага, нашел трепетную лань. Пушкин ещё говорил, что глупая критика не так заметна, как глупая похвала.

Над столом зависла тишина.
Неожиданно заговорил Сергей.


СЕРГЕЙ. Ирина Петровна, всё было очень вкусно, нам пора уезжать.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Сережа, ты понимаешь, что твой поступок все равно, что удар в гонг ва время симфонического концерта?

СЕРГЕЙ. Слушайте, вот у вас сегодня день рождения и праздник, конечно. Но сил уже нет. Лично мне уже надоело выслушивать ваши цитаты, поучения, что вы вечно лезете в чужую жизнь? Займитесь собственной, наконец-то. Найдите себе мужчину, ходите с ним в музеи, в театры, блин, если такая культурная. Какого хера вы считаете себя истиной в последней инстанции?

Ирина Петровна задыхается от возмущения и не может ничего ответить.
Все внимательно смотрят на Сергея,
Катя испуганно заглядывает с лоджии в комнату.


СЕРГЕЙ (распаляясь). Вы уже затрахали всех своими нравоучениями!

Ирина Петровна приходит в себя.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Сергей, ты что себе позволяешь? Да кто ты такой вообще? Вытащили тебя из Тюмени, нашли работу, дали жилье, кормили-поили, пока ты не работал!!

СЕРГЕЙ. Я – отец вашей внучки, на минуточку! И я не просил вас меня в Москву вытаскивать, Лорка сама в мою постель запрыгнула и не могла отстать, я её и не думал совращать, больно надо, я вам ещё одолжение сделал, что женился. И работу я сам нашел, что я вам, мальчик, что ли, меня тыкать мордой, как провинившегося котенка. Лорку с Катькой я содержу, а остальное – мое личное дело, мне ваши гнилые цитатки по хую. Вам бы надо подумать о том, что захочет ухаживать за вами, уж не Леша, наверно, а дочери, а вы их уже затрахали.

Ирина Петровна пытается встать со стула, но ноги не держат, она падает на стул, роняет голову на стол и рыдает.

ЛОРИНА. Ты даже тут не можешь удержаться? Какого черта ты орешь на мою мать? Ори на свою, мудак паршивый: пришел, нажрался и оскорблять начал. Вот уж воистину, посади свинью за стол, она и ноги на стол.

Сергей размахивается и дает пощечину Лорине.
Она хватается за лицо, вскрикивает и испуганно замолкает.
Алексей неодобрительно качает головой.


АЛЕКСЕЙ. Серёг, ну ты дал. Бабы, конечно, суки, что доводят нас до такого, но ты чё, не мог дома это проделать, чтобы никто не видел?

СЕРГЕЙ. Да пошли вы все на хуй! Моя жена, что хочу, то и делаю, она слов не понимает совершенно, наслушалась хуйни от матери, а ума так и не нажила. Лорина, Катя, быстро собираться и в машину.

Лорина с ненавистью смотрит на Сергея, но молча выходит из-за стола, идет на лоджию, выводит Катю в коридор.
Ирина Петровна успокаивается, вскакивает со стула.


ИРИНА ПЕТРОВНА. Ой, дети, я ж сейчас вам салатики в баночку положу, а то я столько одна не съем, а вам гостинцы будут. Чаю-то не дождались, я вам торт с собой заверную, попьете чаю дома.

Выходит в кухню.

АЛЕКСЕЙ. Света, давай и мы будем собираться, можешь сегодня у меня переночевать, домой уже завтра поедешь.

Ирина Петровна заходит в комнату с двумя большими пакетами.
Подобострастно смотрит на Сергея и Алексея.


ИРИНА ПЕТРОВНА. Спасибо, дорогие, что пришли посидеть. Я очень рада вас видеть. Заходите почаще.

Гости уходят.
В комнате остаются Таисия и Ирина Петровна.
Ирина Петровна медленно подходит к столу, устало садится на стул.
Таисия подходит к Ирине Петровне, обнимает её сзади, прижимается щекой к волосам матери.


ТАИСИЯ, Мамочка, ты прости, пожалуйста, что такой день рождения грустный получился. Правда ведь, не ведают люди, что творят. Лорке тяжело с Сергеем, ждет вечерами, в окно высматривает, а ты же видишь, он живет своей жизнью. Она любит его, не может без него жить. И тебя любит, только сказать, показать не умеет. Нервная, дерганая.

ИРИНА ПЕТРОВНА. Таечка, милая, конечно, я всё это понимаю. Думаешь, у меня жизнь легче была? Думаешь, легко жизнь большую прожить для людей, для вас, и сейчас сидеть одной в квартире, никому не нужной?

Таисия садится рядом, смотрит Ирине Петровне в глаза.

ТАИСИЯ. Мам, ну почему не нужной? Ты нам нужна. Друзьям нужна. Коллеги тебя не забывают, ученики до сих пор звонят, хотя столько лет прошло. Да ты сама когда-то говорила, что хочешь жить одна, ни с кем из нас жить не хочешь. Ты теперь живешь одна, сама себе хозяйка, разве плохо?

ИРИНА ПЕТРОВНА, Когда это я такое говорила? Не могла я такого сказать!

Таисия тяжело вздыхает.

ТАИСИЯ. Хорошо, пусть будет, что я придумала это всё. Но мы же приходим к тебе, звоним. Просто у каждого из нас своя жизнь есть. У нас свои задачи. Так получается по жизни, что люди живут не столько для родителей, сколько для детей – для будущего. Ты же тоже больше думала о нас, а не о маме, правда? И вы с ней в последние годы ссорились. Но ты же её не оставила, ухаживала до самого конца, выполнила свой долг. В каждом дому по кому, что поделаешь. На ком люди срываются, как не на близких. Кто простит, как не родные люди? Кому можно довериться показать себя некрасивым?

ИРИНА ПЕТРОВНА, Права, ты Таечка, конечно. Горько только осознавать, что жизнь прошла, а счастья да радости в ней почти и не было. Работа, работа, отец ваш пил да гулял, и вечный бой, покой нам только снится…

ТАИСИЯ. Мамуль, счастье-то да радость не снаружи, а внутри. Помнишь, анекдот: приходит грустный человек к психологу, рассказывает про свои горести, психолог и так, и сяк, все лучше не становится, тогда советует он ему пойти в цирк посмотреть на нового клоуна, который всех веселит, а человек ему грустно и говорит: «Так я и есть этот клоун». Свет может быть не только излучаемый, но и отраженный: можно видеть в других лучшее даже сквозь недостатки, да радоваться этому. Ты же заложила в нас много хорошего, оно побеждает, разве что не всегда. Видишь, и Лешка угомонился: Света родит, дай Бог, заживут семьей. Лора по-своему счастлива с Сережей: ссорятся они, но друг без друга не могут. И я счастлива. Ты хороших детей вырастила. Я тебя очень люблю.

У Таисии звонит телефон.

ТАИСИЯ. Да. Закончил? Хорошо, я сейчас тоже поеду уже, посуду только помою. Хорошо, передам. До встречи.
Мамочка, давай уберем да я поеду.

ИРИНА ПЕТРОВНА, Таечка, я сама потихоньку уберу, мне все равно сейчас не уснуть, так хотя бы дело будет. Ты поезжай, родная. Приедешь, позвони. Сейчас я тебе гостинцы сложу.

Ирина Петровна уходит, возвращается с пакетом.

ТАИСИЯ. Ну всё, мамочка, я поехала. Спасибо тебе. Ещё раз с днем рождения, будь здорова и счастлива.

Ирина Петровна остается одна. Садится у стола, опускает руки на колени, к ней подходит кошка, толкает мордой руку.
Ирина Петровна наклоняется.
Гладит кошку, берет на руки, целует в нос.


ИРИНА ПЕТРОВНА, Ну что, Джуля, вот и отпраздновали. Пойдем я тебя покормлю.

Уходят в кухню. Слышно, как в кране зашумела вода.


ЗАНАВЕС

7 апреля 2011 г.

PS. Знаю, что в театре кошку нельзя заставить сыграть свою роль:)
Но прекрасно понимала, когда писала, что пьесу в театре никто не поставит:)
В конце концов, режиссер может использовать клетку с попугаем, а если тот ещё и говорящий, то ваще:)))
Tags: Наблюдения, Пьеса, Размышления
Subscribe

  • Белые мухи за окном. Пришла зима

    Стебельки лука, Схваченные первым морозцем, Сияют чистотой. Мацуо Басё *** Отвердел помёт Белоглазки - стало быть, Близится зима. Муро Сайсэй…

  • Японская любовь

    Не то, чтобы познать, попробуй начертать кисточкой - сколько терпения? А сколько значений любви? Любимый - обычно пользоваться - зависимость от…

  • Исикава Такубоку

    Я зеркало взял, Стал строить Гримасы на сто ладов - Какие только умел... Когда устал я от слез. Посмотреть на Яндекс.Фотках</a>

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Белые мухи за окном. Пришла зима

    Стебельки лука, Схваченные первым морозцем, Сияют чистотой. Мацуо Басё *** Отвердел помёт Белоглазки - стало быть, Близится зима. Муро Сайсэй…

  • Японская любовь

    Не то, чтобы познать, попробуй начертать кисточкой - сколько терпения? А сколько значений любви? Любимый - обычно пользоваться - зависимость от…

  • Исикава Такубоку

    Я зеркало взял, Стал строить Гримасы на сто ладов - Какие только умел... Когда устал я от слез. Посмотреть на Яндекс.Фотках</a>