Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Почему мы бываем навязчивыми (продолжение). От accion_positiva



Зависть и инстинктивная сфера.

Традиционно в Протоанализе характер рассматривается в действии через призму трех инстинктивных аспектов: самосохранения, социального и сексуального. Считается, что под воздействием ведущей страсти инстинкт проявляется в соответствующих паттернах поведения. В случае зависти

а) инстинкт самосохранения выражается в упорстве (или ранее упомянутой "упёртости"). Упорство предполагает коллекционирование персональных заслуг. Заслуги понимаются как усилия и пожертвования, которые превращают нас в людей, достойных любви и признания. Способ "быть особенным" - это жертвенное старание, сознательно избранное, такое, которое позволит нам "стать лучше", искупить внутренний дефективный, неподобающий образ. От усилий и жертв, которые делают нас особенными, буквально невозможно отказаться, особенно если принять во внимание будущие их плоды, которые нам всё компенсируют.

б) социальный инстинкт выражается в стыде. "Быть особенным" предполагает для завистника постоянные поиски оригинальности. Но это не столько оригинальность, сколько имидж оригинальности, и старания казаться особенным, не таким, как все, утонченным (непременно от природы!!), чувствительным, художественно одаренным и пр. и вызывают в нем острое чувство стыда. Если имидж оригинальности удался, то завистник обычно смущен и горд собой. Если не удалось создать или поддержать такой имидж на должном уровне, то завистник остается один на один с собственным катастрофическим несоответствием идеалу. Это опять неудовлетворенное тщеславие, трансформирующееся во вспышки ненависти к другим за то, что не оценили по достоинству, и к самому себе за то, что не добился адекватной оценки.

в) сексуальный инстинкт чаще всего выражается в одиозной амбивалентности и пигмалионстве. Вызвать интерес человека с завистливым характером может только то, что кажется недостижимым. Эмоциональные связи обычно начинаются с интенсивного фантазирования завистником на тему: "Наконец-то! Это мой человек! Теперь всё будет замечательно. Мы будем вместе навсегда." Желаемый партнер представляется скорее не таковым, а панацеей от всех бед; завистник наделяет его всеми положительными качествами, раздувает их в своем воображении до исполинских размеров и искренне восхищается собственным творением. Если к тому же "объект" оказывается женат/замужем - это еще лучше, появляется возможность не только купаться в лучах славы идеализированного объекта, но и конкурировать, утвердить собственное превосходство, "посмеяться последним". Обычный сценарий отношений: буря чувств и следующее за этим горькое разочарование, главная причина которого - развенчание идеала. То, что возможно достичь, не стоит затраченных усилий, и вообще ничего не стоит, а значит, завистника обманули, представились не тем, что есть на самом деле. Люди с завистливым характером крайне трудно выходят из отношений, особенно из деструктивных, потому что отказ от провального сценария отношений означает личный провал и отказ от получения будущей компенсации за старания и заслуги. Завистникам гораздо легче принять неудовлетворительные отношения, в которых можно тайно и явно презирать и обесценивать оказавшегося не на высоте партнера, - главное, чтобы партнер был. Если партнер становится отвергающим, пунитивным, завистник впадает в обсессивный цикл усилий по возвращению его расположения, которые никогда не оказываются ни достаточно глупыми, ни достаточно унизительными, ни достаточно деструктивными для самого завистника.

В поведении завистливого характера наблюдается самодисциплина, упорство, зависимость, жертвенность, пессимизм, депрессивный фон, неудовлетворенность (стакан всегда наполовину пустой), ностальгия и прошлое как референт, особенно если речь идет о пережитых трудностях или несчастьях (которые автоматически сублимируются до подвига/славы/достоинства). Ориентированное на прошлое выражается или в жалобах, сожалении и упрёках (чаще женщины), или в циничности, соревновательности и мстительности (чаще мужчины). Боль здесь одновременно манипулирует и манипулируема, используется для оправдания "взятия реванша" или как неосознаваемое таковым средство "добиться любви". В многочисленных в литературе описаниях и в столь же многочисленных в жизни примерах любовных зависимостей, компульсивных поисков и быстрой смены эмоциональных партнеров, создающих и помогающих поддерживать постоянный фон фрустрации и психических страданий, речь идет именно о типичном поведении характера зависти. Зависть не только способна, как никакая другая страсть, унижаться и жертвовать собой ради установления и поддержания отношений, с особым упором на деструктивных отношениях, но и на особого рода "прилипание" к партнеру (родителю, начальству, вообще любого рода фигуре, представляющейся возможным "покровителем"), которое безошибочно можно узнать в столь характерном "навязывании контакта" (например, постоянное "вызванивание" другого с тем, чтобы спросить "где ты?"), а также по бессознательным попыткам манипуляции, используя фиктивную "неспособность позаботиться о самом себе" (мужчины неспособны купить себе одежду и обувь, а женщины неспособны забить гвоздь, ах). Основное противоречие зависти - противоречие между необходимостью в другом, воспринимаемой как крайняя, и отрицание и обесценивание этой необходимости.

Когнитивный стиль завистливого характера: в мышлении постоянно присутствует сравнение, видение в ключе "больше/меньше". Само мышление очень эмоционально. Эмоциональная инвазия в мышление часто выражается в неспособности к объективной оценке происходящего, приводит к эмоциональной вовлеченности во все события. В мышлении завистливого типа, как и в его чувствах, присутствует амбивалентность, противоречие между желательным и мыслимым как необходимое эмоциональным сдерживанием и одновременный отказ от него, так как "накал страстей" оценивается как позитивная черта характера - то самое стремление подтвердить собственное фундаментальное отличие от других, которое заставляет развивать художественное воображение, культивировать глубину восприятия и пр. как способ добиться внимания и восхищения со стороны других.

Самовосприятие. На сознательном уровне зависть чаще всего воспринимается как стыд. Неконтролируемое переживание стыда создает негативное самовосприятие: присутствуют чувства собственной неуместности, неадаптированности, неадекватности, самообесценивание, боязнь показаться смешным. Негативное самовосприятие похоже на внутреннюю чёрную дыру, обратной стороной которой становится та самая эмоциональная "прожорливость", ненасытность, выражающаяся как меланхолия, вечная неудовлетворенность, зависимость, чрезмерная привязанность, слезливые или гневные требования, тотальная критика (обесценивание) и недоверие. Страдания неосознанно воспринимаются как освобождение от стыда (зависти), как если бы собственные страдания могли поднимать самооценку. Ригидное и требовательное супер-эго действует в том же направлении культивирования и идеализации страданий и жертвенности, упорствования в следовании "идеалу" (на деле - это неспособность отказаться от него, какими бы негативными не были последствия). Опасность в том, что "идеалом" не только может оказаться всё, что угодно, но и обычно оказывается всё самое деструктивное, нефункциональное. Уничижительное самовосприятие интегрируется в сознание в виде своеобразного "геройского" дискурса самоотречения, в котором способность страдать и переживать невзгоды являются гарантами собственного превосходства над другими (вернее, над всеми).

Объектные репрезентации. Восприятие других полностью подчинено чувству зависти (другие имеют нечто, что необходимо мне). Сравнение с другими постоянно присутствует в отношении внешнего вида, сексуальных успехов, интеллекта, социального статуса и ведет сперва к идеализации других, а затем к их развенчанию. На деле, идеализация/развенчание совпадают во времени, это одновременные процессы в восприятии завистника, поэтому попеременно выражаются то в выслуживании перед другими, то в высокомерном к ним отношении. Как только "накал" идеализации спадает, и восприятие завистника сталкивается с "реальностью" других, как обычных живых людей, возникает обозленность и желание реванша в отношении ранее идеализированного "объекта" (в публичном дискурсе завистника это звучит как "я имею право на счастье"/"я борюсь за собственное счастье". Интересным моментом в этой "борьбе" является попытка - обычно жалкая и заканчивающаяся плачевно - унизить и заставить выслуживаться того, перед кем сам выслуживался раньше. На мой взгляд в этом моменте особенно ярко проявляется истинный "идеал", общий для всех завистников, - садистический характер 8-го энеатипа, в его дисфункциональном оформлении: "яркий", "сильный", порочный, асоциальный, беспринципный, жестокий, тиранический, до которого завистник и желал бы "дотянуться", но увы*).

Основной защитный механизм: интроекция, некритичное интегрирование конфликта между идеализированным и уничижительным образом "Другого", у которого есть всё то, что хочу я (поэтому он хороший), но который не желает отдать мне это "всё" (поэтому он плохой). Обычно говорят о том, что в основе этого конфликта лежит недополученная материнская любовь, но я думаю, это не совсем так/совсем не так. Мне кажется, что базовым конфликтом завистливого характера является статусный конфликт, в патриархальном контексте - это конфликт именно с отцовской фигурой, который мать резонирует и в котором становится ложным протагонистом. Не случайно в анамнезе большинства людей 4-го энеатипа отцовская фигура или значимо отсутствует (такое отсутствие подчеркивается и постоянно напоминается ребенку со стороны окружения), или устанавливает непреодолимую дистанцию между собой и ребенком путем высмеивания, огульной критики, доведения до отчаяния, эмоциональным отчуждением, то есть показательным осуществлением личной власти. Такие родители посылают детям мессидж о том, что нехорошо быть слишком практичным и слишком счастливым, и о том, что личная доступность для отношений должна быть презираема ("немногого стоит").

Темперамент/настроение. У людей зависти постоянно присутствует депрессивный фон, доминируют пессимизм и отчаяние, преувеличенная склонность к жертвенности и частенько показные (но отнюдь не ложные) страдания, в которых очень заметно требование внимания, признания, принятия и "любви". Фрустрации преодолеваются крайне трудно, если вообще преодолеваются. Интенсивная эмоциональность присутствует в романтических чувствах, драмах страданий и взрывных приступах ненависти.

Управление агрессией. Завистливый характер, с его добротой и заботой о других является вместе с тем, вероятно, самым агрессивным в энеаграмме. На сознательном уровне агрессия может переживаться как идентификация с жертвами несправедливости и эксплуатации (Наранхо говорит, что среди левых, феминисток и сочувствующих и участников освободительных движений большинство составляют именно люди завистливого характера). Агрессия у этого характера обычно носит характер взрывов, всплесков гнева, ярости, ненависти. Такие "приступы" трудно интегрируются в сознание, так как вступают в конфликт с идеалом (я уже говорила выше, что завистливый человек полагает, что может выбирать те черты характера, с которыми он будет идентифицироваться, а с которыми - нет). Взрывные приступы ведут к обостренному переживанию вины, и поэтому жестко купируются. Словесное выражение агрессии обычно контролируется слабее, чувства стыда и вины не переживаются так сильно по той причине, что человек бывает убежден, что он "наконец-то решился высказать всю правду", и эта правда и собственные страдания (обычно прошлые) дают право на жестокое обращение с другими людьми.

Сексуальность (понимается самим завистливым человеком как чрезвычайно важный аспект в его жизни). Для людей 4-го энеатипа обычно это синоним неудовлетворенности. Соревновательность, постоянные сравнения, ревность, переживания по поводу "быть на высоте" и старания стать незаменимым, удивить, поразить воображение, доказать собственное превосходство (особенно над бывшими партнерами другого) выхолащивают непосредственные ощущения. Компульсивное стремление получить удовлетворение в результате оказывается невозможностью удовлетворения. Я думаю, что вся триада чувства (характеры гордости, тщеславия и особенно зависти) на самом деле через "любовь" выражают собственную враждебность к другим, поэтому и стремление к романтическому скоморошничанью, преувеличениям, парадной сентиментальной показухе, в основе которого мессидж другому: "Меня не интересует, кто ты, мне важно, насколько хорошим я могу представляться тебе. Попробуй только не поверить мне" (и это вновь наводит меня на мысль о том, что детский ядерный конфликт завистливого характера - это конфликт с отцовской отторгающей, и поэтому положительно или отрицательно идеализируемой фигурой, защитой от конфликта будет интроекция амбивалентного образа отца, а критичность восприятия и последующих (о)суждений будет направлена на мать, как на кого-то слишком конкретного, слишком приземленного и слишком далекого от какого-то ни было "идеала". В традиционном трансверсально-иерархическом обществе культурно обусловлено попадание "под раздачу" именно материнской фигуры. 4-ый энеатип одинаково негативно относится к обоим родителям, но враждебность в отношении матери обычно осознается и рационализируется в виде "списка провинностей").

Сосредоточенность на собственном имидже, вернее, на преодолении негативного внутреннего имиджа за счет "любви" частенько придает вампирический аспект чувствам завистливого человека. Очень важный момент взаимоотношений с завистливым характером является его навязчивый страх быть покинутым, брошенным. Обычно он трансформируется в стремление "если что, то бросить первым", попытка "обеспечить тыл" ("постоянная готовность к предательству", по словам Газданова), поэтому завистливый человек, как правило, "предусмотрительно" стремится иметь несколько параллельных связей (муж/жена и любовник/любовница), запутывается во всем этом (воображает, что может контролировать события, и одновременно боится "возмездия" со стороны мироздания) и вновь приходит к переживанию стыда за собственный "глупый вид", за "бездарно потраченные время/деньги".


Многоуровневая модель функционирования характера.

Человеческая психика и ее адаптативная структура - характер - не являются статичными, это динамически организованные структуры. Протоанализ основывается именно на идее постоянных и непрерывных внутри-психических процессов, что лично мне кажется настоящим освобождением от связанности "диагнозом" в традиционных психологии и психиатрии. "Диагноз" не может быть поставлен человеку в целом (в терапевтической практике это делается сплошь и рядом), а только его настоящему состоянию, которое было иным в прошлом и станет иным в будущем. Протоанализ может определить доминирующую страсть/эмоцию, на котором выстроена харáктерная структура, и спрогнозировать ее дальнейшее развитие - как в сторону интеграции личности и преодоления Базового Страха, так и в сторону дезинтеграции личности и подчинения ее Базовому Страху. Но не больше. На мой взгляд, это настоящая панацея скромности, так необходимая для вливания лошадиными дозами большинству современных терапевтов: вылечить характер нельзя, можно отчасти помочь человеку 1) понять логику собственных взаимодействий со средой (при этом работа должна вестись самим заинтересованным лицом, а не терапевтом) и 2) не идентифицироваться со своим типом характера, так как большинство бед человека происходит от такой самоидентификации.
Под Базовым Страхом имеется в виду основное адаптативное расстройство, возникающее на ранних стадиях развития человека в результате более или менее патологических парентальных отношений. В настоящее время (и в течение достаточно долгого периода времени, в историческом плане начало которого можно отнести к 18-му веку, когда было положено основание современной общественной организации) врядли возможны не-патологические парентальные отношения, и термин "невроз характера" говорит сам за себя: чтобы выжить физически, ребенок вынужден адаптироваться к патологии.

Завистливый характер организован вокруг базового страха быть воспринятым как дефективный (и быть дефективным, так как в триаде чувства - характеры гордости, тщеславия и зависти - существует постоянное смешение имиджа и чувства собственного "я"), базового желания понять себя (или определить собственные границы) и базовой слабости предаваться фантазиям (компенсировать внутреннее чувство ничтожности).

Если развитие такого характера идет в сторону интеграции, то человеку удается сдержать "напор чувств", он учится "считать до десяти", прежде чем начать фантазировать и навязывать событиям собственный сценарий. Человек учится эмоциональной самодисциплине, приучая себя обращать внимание в первую очередь на объективную информацию, а не на "понравилось/не понравилось". Вместе с этим перенаправлением внимания, человек всё меньше чувствует себя непонятым и особенным, а вследствие этого у него всё чаще следуют успехи в работе (или учебе, или другой общественно оцениваемой деятельности), так как стремления втихую навязать свой сценарий, которое выдается за креативность и глубину собственного проникновения в "суть вещей", становится всё меньше (= всё чаще удаётся правильно определить границы взаимодействия с внешним миром). Навязчивость и влезание-везде-собственной-неординарностью уступает место именно креативности и эмоциональному равновесию. Человек учится извлекать позитивный опыт из событий жизни, контролировать депрессивные склонности (это достигается за счет приучения себя адекватно относиться к мнению о себе остальных) и не кричать по любому поводу: "Карету мне, карету!" Агрессия уже не обращается внутрь, а находит выход вовне в трансформации в способность к сотрудничеству (одновременно, уровень нытья, занудства и требования внимания снижается, замещаясь интересом к внешним событиям и собственному участию в них. Тут как раз то, о чем говорил К. Наранхо, когда упоминал о преобладании людей 4-го энеатипа в освободительных движениях). В целом, направлением интеграции для завистливого характера будет движение от субъективности к объективности, от зависти к самовыражению.

Тревожным звонком для 4-го энеатипа является использование фантазии для активации и поддержания чувств в возбужденном состоянии. Разумеется, это процесс не происходит осознанно, но он неизменно намечает курс на дезинтеграцию. Всё начинается с романтического настроя и подпирания собственной индивидуальности каким-нибудь оригинальным стилем и неординарностью. Затем начинаются более или менее осознанные поиски спасителя-покровителя-хорошего родителя, но с условием, что на роль такового может быть пригоден только тот, кто по достоинству оценит и самого завистника и его уникальность. Этот этап может длиться столько, сколько это вообще возможно, характеризуется амбивалентностью между саморепрезентацией как утонченного эстета/мыслителя, недоступного для вульгарного персонала, и саморепрезентацией как меланхолического бедняжки, неспособного позаботиться о себе. Если не остановиться вовремя, обязательно наступает момент, когда при переживании очередного разочарования, завистливый характер "понимает", что никто никогда его не спасет, потому что этот мир полон бездарностей, приземленных интересантов, - такова правда жизни. Завистник чувствует, что "возможно, жизнь прожита зря" и завидует якобы "стабильности и реализованности" других. Начинаются новые мечтания о том, как замечательно было бы не преследовать пустые идеалы, а завести "дом и семью", детей. Отказ от идеалов и "согласие" на обыденность и ординарность воспринимается завистником как самопожертвование и ведет к выдаче себе всяких индульгенций: дом, семья и дети, достаток и положение правоверного бюргера должны быть даны сами по себе ("чего вам еще?! я же женился! / я же родила! ну и где семейное счастье?!"). В реальности (это, как правило, соответствует "среднему возрасту") мы имеем человека с небольшим рабочим стажем, более чем скромными персональными данными/достижениями и отсутствием social skills, равно как и вожделенного статуса. Тогда на первый план выходят усилия по спасению собственного имиджа: завистник отвергает всех, кто не разделяет с каждым разом его всё более раздутое идеальное "я", или тех, кто отказывается выполнять его эмоциональные требования (Великой и Бескорыстной Романтической Любви). Подавляемая ярость трансформируется в хроническую депрессию, апатию и постоянную усталость. Следующим шагом будет отвращение ко всему, что не соответствует идеалу, стадия отчуждения. Завистник ненавидит себя за это несоответствие и других за то, что те "сбежали, как крысы с тонущего корабля" и не спасают его: это обычно соответствует большому депрессивному эпизоду, когда приходится прибегать к медикализации. Впрочем, обычным выходом является алкоголизм/токсикологическая зависимость и/или компульсивное метание из одних деструктивных отношений в другие. Заключительным этапом в процессе дезинтеграции 4-го энеатипа является суицидальное поведение.

Схематически уровни развития характера зависти можно представить следующим образом (от высшего к низшему, по Р. Ризо):

1. Вдохновение, креативность
2. Интуитивное осознание себя
3. Индивидуальное самовыражение и сотрудничество с другими
4. Фантазирующий артист - - - тревожный звонок
5. Самоограничивающий интроверт - - - личностное расстройство по типу избегания
6. Эстетствующая ауто-индульгенция - - - возведение собственной никчемности в добротель
7. Отчуждающая депрессия - - - подавление гнева и агрессии
8. Эмоциональное страдание - - - большой депрессивный эпизод
9. Аутодеструктивное/суицидальное поведение

Ризо и Хадсон предлагают для определения присутствия черт завистливого характера небольшой тест (оценка по пятибалльной шкале, где 1 - совершенно неверно, 2 - иногда это так, 3 - довольно верно, 4 - практически всегда это так, 5 - совершенно верно):

1. Многие считают меня загадочной, трудной и противоречивой личностью, - и мне это нравится!
2. У меня есть тенденция зацикливаться на отрицательных эмоциях, переживаниях и воспоминаниях
3. Я часто чувствую себя одиноко, даже в кругу друзей
4. Если меня критикуют или неправильно понимают, я раздражаюсь, злюсь и замыкаюсь в себе
5. Если я не лидирую какой-то креативный проект, мне будет трудно принять в нем участие
6. У меня есть тенденция не соблюдать правила и не оправдывать ожидания, так как я хочу делать то, что хочу, как хочу и когда хочу. Это мой персональный стиль
7. Мне кажется, что во мне много темпераментальности и драматизма
8. У меня есть тенденция фантазировать в течение достаточно долгого времени на предмет ситуаций и разговоров, которые или никогда не имели место, или никогда не состоятся
9. Я очень хочу, чтобы кто-нибудь избавил меня от этого монотонного беспросветного существования
10. Встречая трудности, я чувствую эмоциональный обвал и отказываюсь от действия. Возможно слишком легко
11. Я могу простить себе всё, кроме дурного вкуса
12. Обычно мне не нравится работать слишком тесно с другими
13. Узнать самого себя и быть верным собственным чувствам всегда много значило для меня
14. Мне не нравится ни командовать, ни подчиняться
15. Я отдаю себе отчет и осознаю собственные интуитивные восприятия, независимо от того, имею ли силы следовать им или нет.
Результаты по баллам:

15 - скорее всего ты не принадлежишь ни к 4-му, ни к 5-му, ни к 9-му энеатипу
15-30 - скорее всего ты не принадлежишь к 4-му энеатипу
30-45 - возможно, у тебя имеются отдельные проблемы/черты характера 4-го энеатипа или один из твоих родителей принадлежит к этому типу
45-60 - очень возможно, что в твоем характере силен компонент зависти
60-75 - очень возможно, что твой тип характера - завистливый характер, но это только возможность


Gender gap терапии.

Существует феномен феминизации психических расстройств. Он состоит в том, что психические трудности/расстройства негласно понимаются как присущие женщинам, нормальные в них и обусловленные женской физиологией. С другой стороны, считается, что женщины чаще симулируют психические расстройства и используют их для манипуляций, в то время как мужчины неподдельно страдают при наличии психического расстройства. Также присутствует тенденция считать, что психические расстройства в женщинах эндогенны (см. выше "обусловленные физиологией"), а в мужчинах экзогенны ("хто довел мужиков до невроза, а?").

В том же ключе, мужской завистливый характер представляется страдальцем-непонятым гением, которому мы сочувствуем, и понимаем, что если он ведет себя как-то не так, то это потому, что он много страдал (см. персонаж Ричарда Гира в "Красотке", его статутарный конфликт с папуччи и то, как, годы спустя, он вовлекает в этот неразрешенный конфликт совершенно постороннего человека), в то время как женский завистливый характер сочувствия вызывает мало: в нашем обычном восприятии такая женщина представляется манипулирующей, лживой, отвергающей, высокомерной, претензециозной, требовательной, "выматывающей душу" истеричкой. Повсеместно считается, что у мужчины завистливый характер развивается вследствие "жизненных невзгод", а у женщины - это выражение ее "сущности" (для контраста с реальностью: К. Наранхо указывает, что абсолютное большинство женщин, определяемых им как принадлежащих к завистливому характеру, имело в анамнезе инцестуальные эпизоды и физический и сексуальный детский абьюз, не говоря уже об эмоциональном абьюзе. Наранхо говорит о том, что пережитый детский негативный опыт у людей завистливого характера действительно травматичен). Как бы то ни было, завистливый характер редко получает действенную помощь и редко ей пользуется, хотя часто о ней просит в рамках реализации собственной программы "привлечения внимания к собственной персоне".

У Р.Ризо я нашла рекомендации каждому из энеатипов для преодоления дезинтеграционных тенденций. Ниже приводятся рекомендации характеру зависти:

1. Обращайте меньше внимание на свои чувства: вы - не ваши чувства. Попытайтесь постепенно устанавливать дистанцию между собой и чувствами элементарным счетом до 10. Осторожно: пытаться обуздать чувства не означает их подавлять. Помните, ваши чувства просто сообщают вам о том, каково ваше состояние в данный момент, но не более. Они никак вас не характеризуют.

2. Не откладывайте что-то на потом, в ожидании "вдохновения". Если вы работаете, приучите себя посвящать рабочее время рабочим задачам. Если вы не работаете продуктивно, постарайтесь найти себе любую работу, пусть даже она будет самой не-креативной и не-перспективной. Рутина и самодисциплина при постоянном самонаблюдении поможет отслеживать приступы фантазийности и обезвреживать их.

3. Если вы думаете, что принадлежите к 4-му энеатипу, то вам необходимо помнить, что для вашей психофизиологической организации крайне опасны эксцессы, особенно принятие алкоголя, других токсикологических веществ, курение, несоблюдение режима сна. Здесь тоже необходимо тренировать само-дисциплину. Нет значит нет, а не "ну я сейчас немножечко и - всё!"

4. Отслеживайте собственную фантазию. Как только начинаются длинные мысленные беседы, особенно в романтическом или наоборот, негативном ключе, сразу скажите себе о том, что вы прекрасно знаете, что горазды только мысленно болтать, и что всё равно ничего из болтаемого не будет осуществлено. Нечего тогда терять время на разглагольствования, не позволяйте своему уму делать это, даже если придется для этого засадить его за решение арифметических задач, чтобы поостыл и успокоился.

5. Если у вас есть человек, которому вы доверяете, поговорите с ним откровенно. Перед этим дайте себе слово, что вы честно примите его мнение о вас и о "вашем случае". Скорее всего, вы откроете для себя, что вы довольно мало отличаетесь от остальных людей.

6. Не поддавайтесь на жалость окружающих, не принимайте сочувственных реплик: "ах, бедняжка! несчастный ребенок!". Во-первых, вы не ребенок, а во-вторых, сколько не жалуйся на плохих родителей, прошлого изменить нельзя.

7. Не поддавайтесь на внутренние попытки утешиться тем, что "вас никто не понимает". Это не так. Единственный человек, который что-то не понимает, - это вы сами.

8. Не поддавайтесь на искушение "переиграть неудачный спектакль", вовлекая в свои проблемы третьих лиц. Вы можете найти человека, который и во взрослом возрасте будет нянчиться с вами до собственного измождения, но для вас это ничего не изменит.

9. Не поддавайтесь на мысль о том, что пережитые боль и страдания дают вам особые права по сравнению с остальными людьми. Отслеживайте в себе такие мысли и говорите им "нет".

10. Не принимайте всё на свой счет. Если же кто-то действительно относится к вам враждебно или критически, то это не ваша, а его проблема. В определенном смысле, вам надо более критично относиться к критическим замечаниям в ваш адрес, чем к самому себе. Это поможет вам научить защищаться, более спонтанно выражать свою позицию и не разрешать другим использовать вас.

11. Пусть это покажется избитой фразой, но вам необходимо стать себе другом. Представьте себе, что вы заставляете кого-то чувствовать то, что заставляете чувствовать себя, говорите кому-то то, что говорите себе, - какова будет реакция другого человека? Вероятнее всего, он не только не позволит вам такое отношение к себе, но вполне возможно, даже ударит вас. За дело.

____________________________________

* понятно, откуда приходят к нам Вожди, Цари и Отцы

Оригинальный текст тут
Tags: Психология, ссылки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments