Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Category:

Андрей Егоров



***
— Как будто я вернулся в дом моего отца,
и нашел его превратившимся в душный клоповник,
прибежище дикарей, дьяволов с грязной кровью,
копошащихся в грязи,
той самой, что их породила.

Как будто я вернулся, а дом моего отца
утонул в тысячелетних аравийских песках,
и к балконной ограде
за которой когда-то начиналось небо
бедуины привязывают верблюдов.

Нужно быть камнем, чтоб не заплакать, увидев это —
камнем или британцем.

*
капитан Ричард Север, Королевский космический флот,
командир и единственный член экипажа
(те, что заперты в трюме не в счет,
подёнщики на дьявольских мельницах)
заканчивает прокладывать курс

отдирает от виска нейрошунт;
хочется встать за штурвал
усмехнувшись, Север командует автоматам: «Так держать»;
перемигивание огоньков,
модулированный писк

«Есть так держать»

*
— Дикари, говорил мне отец,
верят, что человек, идущий через пустыню,
оглядываясь, подле своих следов
видит другие следы, словно ангел-хранитель идёт рядом.

Но британцам
Господь не даёт провожатых
и делает трудными их стези —
чтоб стали мужчинами!

И всё же мне теперь так легко,
будто это не ангел рядом, а сам Всевышний несет меня на руках,
будто в этот песок, похоронивший дом моего отца,
в этот песок в следах верблюжьих, а может, чертовых копыт

я сбросил с плеч
груз, тяготивший меня от рожденья —
бремя белого человека

*
стоя напротив хромированной стенной панели,
капитан Север поправляет галстук, одергивает белоснежный китель
«Человека делает одежда, сын;
одежда, и то, как он умирает»

— Милая Британия, — произносит он;
автоматический секретарь ловит каждое слово;
всё, что прозвучит здесь, будет записано и прочитано —
машины англичан надежны, как сами англичане.

— Милая Британия! Никогда прежде
ты не была такой великой,
как теперь, когда над Темзой
дьявольским пением перекликаются минареты;

рассеянная по Солнечной системе,
тут и там, среди астероидов и в лунной пыли,
империя, над которой воистину
теперь не заходит солнце,

правь, Британия, морями —
бездонными, безбрежными морями космического мрака!

*
Полгода тому назад, в бункере посреди Моря Ясности
Север водит пальцем по корешкам книг
и, не найдя нужной, цитирует по памяти:

— Не Всевышний ли
подарил нам зеленые холмы и тучные пастбища
чтобы мы возвели среди них новый Иерусалим?

Не Всевышний ли
отнял у нас эту землю и отдал дикарям,
рассеяв нас в космическом мраке?

Недобро усмехнувшись, капитан говорит:
Так рассуждают за кружкой пива
слизняки, смеющие называть себя британцами,
в кабаках Лондона-что-на-Луне.

Набравшись по самые брови,
они орут: правь, Британия, морями
с ночного светила, владычицы приливов!

Гости капитана Севера,
британцы до кончиков ногтей,
сдержанно кивают, разделяя его негодование

— За шафран, сандаловое дерево и слоновую кость, —
продолжает Ричард, —
за золото, алмазы и львиные шкуры

наши прадеды сделались слугами дикарей
пустили их в свой дом, как хозяев,
и отдали дьяволу то, что принадлежало Творцу!

Гости
сдержанно кивают

*
Капитан неторопливо прохаживается по мостику,
заложив руки за спину, собираясь с мыслями,
останавливается у иллюминатора
и, глядя на голубую с белым планету прямо по курсу,
на редкие облака над Атлантикой,
задумчиво произносит:

— Да, милая Британия, никогда прежде ты не была столь великой:
минареты над Темзой, всё, что делалось по обе стороны от Суэца,
будет исправлено, когда четыреста мегатонн ярости Божьей
падут в океан, и небо вспыхнет, и гром пропоёт:
«Правь, Британия, морями!»

И огромная волна сметет острова
и начертит заново контуры материков;
тогда уцелевшие дьяволы
позавидуют тем, кто отправился в преисподнюю,
и проклянут полумесяц на своих знамёнах.

Полумесяц
и звезду.

*
месяц назад

— ... и пусть Британия проклянет нас, — говорит капитан Север соратникам. —
полновластная хозяйка
разбросанных в пустоте булыжников,
которой я отдал четверых сыновей:

дрянная еда, космическая радиация —
плата за руду для дьявольских мельниц;
клешни опухолей, боль сквозь морфиновую пелену,
терзавшая их, терзающая сейчас меня.

Если это нужно Британии,
пускай проклянет меня за то
что, умирая, я не хочу простить своих убийц;

отец говорил: «Смерть недостойна человека,
но в человеческих силах сохранить достоинство даже в смерти»;

говоря «человек»,
я имею в виду «англосакс».

*
Грохот и тряска.
Единственное движение, на которое способен человек,
туго спеленутый в амортизационном ложе —
улыбнуться.
И капитан улыбается.

*
Чуть за полдень. Босоногий смуглый кудрявый мальчонка
толкает приятеля в плечо, тычет рукой в небо.

Бледный среди густой синевы серп
тусклая звездочка между его рогов

Над Темзой
напоследок перекликаются минареты.


Отсюда
Tags: Егоров
Subscribe

  • Прекрасное

    В фб Николая Коляды появилась ссылка на ЖЖ нового министра культуры. Она не ведет его с 2010 года, но читать его интересно: девушка явно с высоким…

  • Выставка Прокудина-Горского

    В Музее Современной истории сейчас проходит выставка известного русского фотографа начала прошлого века, который оставил богатое наследие цветных,…

  • Творческий снимок кэнона, цветочки

    На день свадьбы муж подарил розы, сын - мои любимыые тюльпаны. По традиции, я их сфотографировала на память, испробовала впервые функцию "Творческий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments