Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

Про сердце вообще и в Одесском мединституте в частности


В один из дней в Одессе мы встретились с Серёжей yangur и Ларисой terpkaya_osen, они повели меня по интересным парадным и дворикам старого города.
Когда мы проходили мимо серого здания мединститута, они предложили зайти на территорию.
Я же, не знающая правил, что можно, а что нельзя, по принципу "не запрещено, значит, разрешено", отправилась бродить по внутренним помещениям института.
Первое, что я увидела - аудитория, в которой были расставлены препараты из внутренних органов, хранящиеся в "рассоле" из формалина, и кучку студентов в белых халатах, сгрудившихся у препараторского стола: шел учебный процесс, как я поняла. Позже оказалось, что они изучали человеческое сердце. Фотографируя походя процесс, я не подозревала, что мне доведется принять в нем участие.

Все окна представляли собой витражи с латинскими надписями. На стене снаружи института было всего два слова на латыни: "VITA - MORS".
Всё, что составляет смысл существования человека.







Сначала я думала удовлетвориться этими фотографиями, но присмотревшись внимательнее, обнаружила, что все витражи разные, не повторяют друг друга. Идентифицировала только Ибн Сину (Авиценну) и Сеченова, в институт имени которого я когда-то поступала.

На одном витраже был изображен факел-роза-сердце_Данко, с "листочками" в виде зеленой мудрой змеи, убивающей и врачующей своим ядом в разных дозах, принесенный для альма матер.








Отправилась по пустующему зданию дальше (отчасти в поисках дамской комнаты :), если быть до конца откровенной, ибо бродили по городу мы довольно долго).

В старых зданиях сохранились старинные перила, сделанные по разным эскизам, подобная решетка вместо деревянных балясин и в мединституте.



Стекла в дверях обработаны по особой технологии, видимо, каким-то пескоструйным способом (специалисты лучше знают, как это называется), хотя возможно, это тоже витражи - ближе я не подходила.



Мраморный пол украшен символами.







На лестнице обнаружилась статуя: человек то ли указывал правильный путь, то ли призывал познавать высокий мир, то ли рассказывал что-то интересное.



Затем последовали окна с витражами, на которых я поначалу обнаружила жертв медицинских экспериментов, но уже дома, рассмотрев детально, поняла, что имелись в виду астрологические знаки зодиака: какое отношение они имеют к медицине, не очень поняла, разве что считается, что Раки болеют иначе, нежели Водолеи.







В учебной аудитории для лекций было пустынно, на потолке был ещё один витраж (красота!), из-под одного стола торчала нижняя часть технички, убиравшейся по окончании учебного дня.



Под ногами снова встретилась инкрустация из мраморной крошки, повторяющая рисунок при входе в здание, я стала фотографировать подобные вещи для Серёжи, который и обратил когда-то моё внимание на то, что в разных зданиях разные рисунки - в благодарность за открытие.



При ближайшем рассмотрении рука статуи похожа на учебное пособие, по которому можно изучать мышцы.



Фундаментальность и масштабность здания, в котором учатся будущие врачи, впечатляет и рождает надежду, что студенты с такой же тщательностью и уважением проектировщиков относятся к наукам, им преподаваемым, и врачами в итоге станут отличными. Я там в полной тишине и одиночестве только и вздыхала громким "вау!", открыв очередную прекрасную архитектурную деталь.






Интуиция меня не обманула, что показало дальнейшее, совершенно неожиданное и непредусмотренное сценарием событие.

На выходе меня ждали Сережа и Лариса, рядом сидела девушка в белом медицинском облачении со старинным зачитанным до дряхлости учебником на коленях и в медицинской перчатке, испачканной чем-то коричнево-несимпатичным. Левая рука без перчатки демонстрировала изящные пальчики с аккуратным французским маникюром.
Я попросила сфотографировать её учебник.



В кадр попало и милое лицо девушки.




Со смешком спросила, уж не в крови ли её руки, на что получила утвердительный ответ. Очаровательная барышня в окровавленных перчатках...

Я не преминула сказать, что в свое время поступала в медицинский и не прошла по конкурсу, балла не хватило, о чем не жалею, потому что, отработав год в больнице в надежде повторить поступление в мед и даже побывав на вскрытии, поняла, что медицина - это не моё.

После чего, явно сочувствуя пропащей моей жизни вне медицины, девушка спросила меня:
- Хотите посмотреть на сердце?
- Хочу, - почему-то сказала я, хотя спроси меня за минуту до этого, я бы ответила отрицательно.

Сережа с Ларисой остались на улице, а я отправилась в аудиторию, которую фотографировала минут 10 назад.

У дальнего стола стояли студенты. Девушка подвела меня к ним, взяла в руки разрезанное пополам настоящее сердце и стала рассказывать, где перикард, систолы и диастолы, куда поступает кровь, откуда выходит, показала желудочки и мышцы. Потом взяла в руки ещё одно сердце, целое, и спросила, хочу ли я его потрогать.

- Нет, - решительно ответила я. Это было уже слишком.
- А в перчатке? - спросил единственный мальчик-студент, внимательно смотря мне в глаза.
- Нет, спасибо, - ответила я и свела глаза к переносице, на что студенты-медики среагировали мгновенно, протянув ко мне руки - видимо, испугались, что я грохнусь в обморок.
Я засмеялась:
- Не волнуйтесь, я на секции в свое время была и в обморок не упала.

Девушка подвела меня к сосуду с формалином и сказала:
- Вот это - сердце ребенка.

Крошечное, светло-серого цвета.

Те сердца, которые держали в руках студенты, были явно мужские: я сжала руку в кулак, чтобы сравнить размеры, он оказался меньше сердца в руке девушки.
На внешней стороне сердца были темно-желтые жировые отложения.
Сердце было вовсе не красное, а мутно-коричневого цвета.
Совсем мертвое.

Глаза разъедал резкий запах формалина.
- Как вы выдерживаете? - спросила я, щурясь.
- Мы привыкли.

Второй курс. В пустом институте ребята без преподавателя копаются в чужих сердцах, поясняя чужеземной, случайно попавшей в здание тетеньке, что как работает в сердце, с интересом и энтузиазмом. Тетеньке, которую всю жизнь интересуют совсем другие сердечные процессы.

"Хорошие врачи из них получатся," - подумала я своей кадровой головой, которая так и не стала врачебной.

Я видела в юности мозг, только что вынутый при мне из распиленной круговой пилой черепушки 21-летней женщины, умершей от рака печени (её, в 9 раз увеличенную, я тогда тоже видела).
Теперь - мертвое сердце.

Трудно представить, что эти органы были полны чувств и мыслей. Что любовь живет именно тут.

Душа - то, что бестелесно, уходит в никуда и приходит ниоткуда, как и чувства, - наполняет смыслом тело. Уносит что-то важное с собой, оставляя тем не менее незримый след в тех, кто продолжает помнить. Это единственно, что значимо остается после нас - любовь и память.

На выходе Лариса спросила:
- Какова вероятность того, что ты приехала из Москвы и ходишь по коридорам мединститута без халата в то время, как это в принципе невозможно?
- Выходит, что стопроцентная, - засмеялась я.

Дается очередной шанс задуматься о бренности жизни, важности любви и своевременности возможности проявить её, вынести наружу.
Tags: Одесса, Размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "ОБЛОМOFF", реж. Вячеслав Игнатов, ЦДР, Сокол

    Первый показ для зрителей вызвал противоречивые впечатления. Читала отзывы уже посмотревших и погружалась в недоумение: слишком много было разных…

  • Открытие 24-го сезона в ЦДР

    Лето закончилось, возвращается время театральных вечеров. Сегодня открыл сезон Центр Драматургии и Режиссуры. Небольшое фойе ЦДР на Соколе было…

  • Игра и жизнь

    В Москве сейчас проходит кинофестиваль "Будем жить", который открывает молодых кинематографистов. Вчера я попала в молодежную библиотеку Светловка на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

Recent Posts from This Journal

  • "ОБЛОМOFF", реж. Вячеслав Игнатов, ЦДР, Сокол

    Первый показ для зрителей вызвал противоречивые впечатления. Читала отзывы уже посмотревших и погружалась в недоумение: слишком много было разных…

  • Открытие 24-го сезона в ЦДР

    Лето закончилось, возвращается время театральных вечеров. Сегодня открыл сезон Центр Драматургии и Режиссуры. Небольшое фойе ЦДР на Соколе было…

  • Игра и жизнь

    В Москве сейчас проходит кинофестиваль "Будем жить", который открывает молодых кинематографистов. Вчера я попала в молодежную библиотеку Светловка на…