Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

О защитниках Отечества.

Не хотела ничего писать на эту тему, хотя отец защищал Отечество в Отечественную, а муж служил в Афганистане, и сама вышла замуж за него в Кушку, 8 лет гарнизонов и работа в воинских частях. Но напишу о мальчиках. Потому что все мужчины - мальчики в душе.

Мы вернулись из гарнизонов в Москву, когда Жене было 2. Я была готова ехать дальше, не застревая в Москве, ибо жить надо было у мамы с братом, а они за 8 лет отвыкли от нас. Брат, тем более, и вовсе не ждал нас, говорил потом недовольно друзьям: "Уехала одна, приехала втроем". Мы мешали.

Я говорила: "А чем Горький плох?"
Но муж сказал: "Я хочу служить дома, рядом со своими родными." А что жить у моих - его не волновало. Он не обращал внимания на недовольство моих родных - не ощущал его.

Короче, как и всё в нашей жизни, вышло по его.
Он остался в Москве. Хотя именно благодаря тому, что мой брат скрепя сердце дал разрешение прописать его к нам: квартира была от Министерства Обороны (мой отец был офицером), поэтому мужа и оставили в Москве.

Служил он тогда в Суворовском училище. Оно тогда в Филях было.
В его роте были дети Руцкого и Грачева. Грачевский сын, говорит, был хорошим парнишкой.
Там вообще в то время было много "детей" - прокуроров всяких, генералов.
Меня удивляло, почему в этих семьях так охотно расставались с сыновьями. Я своего грудью отстояла: муж предлагал ему тоже туда же, когда время подошло. Но мы с Женькой стояли насмерть: творчество, и всё тут:)

Папки зато беспокоились, чтобы с "гуманитарной помощью", потоком хлынувшей в страну, у детей проблем не было. Муж говорит, ребята не доедали полукруглые печенья с зефиром, забыла, как называется. А мы дома удивлялись: купить такое мы не могли себе позволить.
Правда, однажды ротный выдал офицерам-воспитателям по банке американского арахисового масла из гуманитарки. Видимо, совсем излишки были. Мы ели и дивились - в продаже его не было вовсе, вкус был незнакомый.
Правда, вообще все тогда было дефицитом и по карточкам.

Как-то ребята-новички должны были давать присягу. Женьке моему было года 3-4.
Один из пап предложил мужу: "Я буду снимать своего сына на видео, хотите, приводите своего, я его тоже сниму и дам потом кассету с сынишкой на память".

Точно, это был август 93-го. Жене 4,5.
А папу того тогда срочно вызвали в Кремль - путч был в тот день. Камеру он мужу доверил на время, раз уж обещал.

Мы с Женей не знали ничего про путч и отправились в Фили, сниматься на видео.

Приехали мы к концу присяги. Выйдя из метро, медленно шли к училищу, там такая заросшая зеленью аллея была.

Навстречу нам шли родители с суворовцами. Толпа, видать, уже схлынула, оставались те, кто расстаться никак не мог.

Среди них была одна пара.
Мама была постарше остальных мам. Те были большей частью ухоженные, уверенные в себе, красивые женщины из разряда бизнесвумен или женщин бизнесменов.
Эта была другая.

Ей было за 50, видимо, поздний ребенок, возможно, без мужа рожденный. С лицом несчастливой женщины. Может быть, вдова.

Это была довольно полная женщина, спрятанная в неброские юбку с кофтой, простые туфли, с короткой прической неопределенной формы и эпохи.
Сын был невысокого роста, рыхлый, немного сутулый, словно желающий спрятаться. Из тех ребят, над которыми более сильные ровесники обычно издеваются.

Они шли очень не спеша, о чем-то разговаривая, было им вместе очень хорошо - это бросалось в глаза. Какая-то удивительная близость родных людей. Может быть, именно потому и бросалось, что редкая в возрасте этого мальчика, скорее, привычная лет для 6-7.

Под мышкой мальчик нес арбуз. Второй рукой он держался за мамину.

Мы не спеша миновали друг друга.

Но так щемяще выглядела эта пара, так жалко было обоих - немолодую маму, которая явно страдала от разлуки с сыном, но видимо, считала, что мальчику тут дадут мужское воспитание, да и по деньгам было легче, ведь он переходил на гособеспечение, да мальчика, не уверенного в себе, домашнего очень, что я оглянулась.

Женщина остановилась у лестницы, ведущей вниз к метро. Отдала мальчику прозрачный целлофановый пакетик с шоколадкой. Он взял его в свободную руку, мама поцеловала сына, он направился к училищу, вслед за нами.

Женщина стояла на ступеньках и смотрела ему вслед, чуть не плача.

Мальчик не спешил, не бежал вприпрыжку. Казалось, что тут он уже столкнулся с тем самым "мужским воспитанием", и ему совсем не хотелось возвращаться. Разве что ради мамы - ведь она считает, что так лучше.

Он оглянулся. Увидел, что мама стоит и смотрит на него.
И решил помахать рукой на прощанье.

Но под мышкой одной руки у него был арбуз.
А во второй - пакет с шоколадкой.
Он было хотел переложить пакет в левую руку с арбузом.
Но видимо побоялся его уронить.
И помахал рукой с шоколадкой. Пакет болтался, ударяя его легонько по запястью.

У меня ком в горле встал.
Я сжала ладошку сына в руке.

Мне и по сию пору не хочется с ним расставаться.

Мой муж стал военным, чтобы уйти из дома.
Я вышла замуж за военного, чтобы уйти из дома.

И всю Женькину жизнь делаю всё, чтобы ему дома нравилось и не хотелось строить свою жизнь по принципу "абы куда, лишь бы от родителей".
Subscribe

  • Благо_Дар

    С момента смерти моего брата прошло почти 5 месяцев. Столько всего узнала про его жизнь, отношения с другими людьми, выслушала рассказы незнакомых…

  • Про любовь

    После ухода брата я слушаю разных людей, которых не знала прежде. Истории их отношений с братом. Их личные истории. Люди из другого среза жизни. Не…

  • Про светлую память

    Сегодня поехали с мужем на кладбище, 9 дней его старшему брату. Пока ждали сына, поднялись в кафе у входа попить чаю. За ширмой поминали некую Лиду.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments