Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

О подростках.

Посмотрела "Закрытый показ" с "Все умрут, а я останусь". Фильм колючий, неудобный. Насколько он художественный, не знаю. Шедевром трудно назвать. Он говорит о шорах взрослых, и как обычно те, кто в шорах, активно отрицают это, а тех, кто видит иначе, осуждают, недовольно поджимая губы.
Показалось, что в отличие от "Школы" в этом фильме есть драматургия, выстроенность, позиция: за всеми этими внешними "гадостями" так остро проглядывает одиночество в семье, отсутствие понимания и давящее бессильное насилие. Муж, который обычно смотрит только то, что хочет сам, раздражился и фильмом, и тем, что я не стала переключать на что-то его, и демонстративно лег спать, не желая смотреть "эту чернуху". Его тоже били в детстве. Он не смог пропустить в себя этот фильм. Он живет по принципу "этого нет, потому что я не хочу это видеть."
А я вдруг вспомнила жуткую историю, которую увидела ещё в Лефортово, с балкона. Жестокие девичьи разборки.
Была темная ненастная ночь середины ноября. Шел долгий нудный бесконечный дождь, не сильный, каким бывают продолжительные дожди.

Муж тогда был офицером-воспитателем в Суворовском училище и периодически возвращался домой около полуночи, после отбоя. Когда мы с ним просто ходили по Москве и не думали, что поженимся, я как-то погадала ему по руке. И выходило, что в определенном возрасте у него линия жизни заканчивалась. Тогда этот возраст казался очень далеким. Он спросил, а что у меня по руке в этом возрасте. - "Второй брак."

И вот этот возраст наступил. Подспудно то предсказание сидело внутри. И я в тот период безумно нервничала, тем более, муж выпивал и попадал со своими <собутыльниками друзьями в разные места и разные ситуации. А среди друзей были и новоявленные бизнесмены с резко возросшими материальными возможностями, пистолетами в карманах и прочей... ерундой.

Короче:) Я никогда не ложилась спать, пока он не приходил. Сотовых тогда не было. Смотрела в окно, пытаясь хоть чуть раньше успокоиться, увидев его невредимым. Да и быть готовой к тому, трезвый ли он идет.

Со стороны, откуда он шел, был Лефортовский парк. На ту дорогу к дому выходило окно комнаты, в ней жил мой брат Саша, который не всегда ночевал дома - у него тоже многие друзья подались в бизнес, его жизнь и вовсе изобиловала разными приключениями, ибо он был в разводе и в бесконечном загуле.

Наш дом стоит на берегу верхнего пруда. Парк не освещается, на повороте стоит фонарь, свет которого теряется в ветвях старого дерева. Асфальт под ним был усыпан опавшей листвой, это желтое пятно отражало свет фонаря и было единственным светлым пятном в чернеющей практически космической темноте. Наш дом стоит особняком - с разных сторон есть парк, моя школа и академия с заросшими деревьями плацем, поэтому ночами вокруг нет светящихся окон.

Мое внимание привлекло какое-то движение на берегу пруда: берег довольно высокий, там есть небольшая лесенка. Всмотревшись внимательнее, я увидела несколько человек, которые явно выясняли отношения. Звуков слышно не было, но резкие движения подчеркивали напряженность обстановки.

От группы отделилась белеющая фигурка и побежала между школой и домом на другую сторону, к академии. Я глазам сначала не поверила: было похоже, что она одета только в брюки. Напомню: ноябрьская ночь и осенний холодный дождь.

Я перешла в нашу комнату, забыв о муже. В окно увидела, что девушка стоит в свете фонаря, обнимая себя за плечи. Она действительно, была одета только в брюки. Больше на ней ничего не было: ни обуви, ни куртки, даже бюстгалтера. Она сжалась, скукожилась, пытаясь спрятаться от дождя, холода и ненависти.
Её уже окружили несколько человек. Это были девушки и один парень. Они что-то кричали, одна из девушек подошла и дала ей пощечину.

Я вышла на балкон в кухне, не понимая, что происходит.
Стали слышны голоса. Агрессорша, видимо, продолжая начатый прежде разговор, кричала:
- Знаешь, что мне было за эту цепочку? Меня чуть не убили родители! Ты украла, а попало мне!

Остальные стояли полукругом, не вмешиваясь. И парень тоже. Хотя у него был какой-то виноватый вид. Словно он понимал, что воровать нехорошо, но жалел воровку. Девочки - две или три - наблюдали, но было ощущение, что им одновременно и жутко, и ... радостно, что это не с ними так расправляются. Для всех эта ситуация была явно новой и никто не понимал, как себя надо вести. Прививаемые извне нравственные правила ещё не стали своими, они требовали проверки, и эта проверка состоялась. Здесь не было правых и виноватых, по сути, виноваты были все.

И я тоже. Хотя бы потому, что не вмешалась. Я была таким же свидетелем, как остальные. Я так же продрогла на балконе, как наказываемая девочка, при этом у меня была возможность сходить за курткой, что я и сделала. И так же тряслась не только от холода, но и от какого-то животного страха при виде охотника и жертвы и животной же неосознаваемой радости, что это не меня поймали и сейчас сожрут.

Между тем мстительницы с парнем ушли "победителями". А девушка постояла под фонарем и неуверенно пошла в обратную сторону. Судя по всему, у пруда её раздели и выкинули одежду в пруд - девочка словно понимала, что даже мокрую одежду ей взять неоткуда. Я крикнула ей, нужна ли ей помощь, но она даже не подняла головы, словно не слышала. Тогда я крикнула, чтобы она шла домой - не могла она жить далеко.

Она переступала ногами, но никуда не уходила. Мимо прошел мужчина, оглядываясь на неё. Я хотела позвонить в милицию, но представила, что могут с ней там сделать, и не стала. Спуститься вниз с курткой не решилась. Почему-то мне не хотелось прикасаться к этой ситуации так близко.

К ней подошел молодой мужчина в светлом плаще. Что-то спросил. Она ему ответила. Он расстегнул плащ, обнял девушку и они пошли по направлению к жилым домам. Зачем-то я крикнула: "Не трогайте её!" Но никто даже не обернулся.

Я ушла домой, переживая эту ситуацию. Теперь думаю, что тот парень сделал более нравственный выбор, чем я. Он ей помог, спрятал под крыло.

Минут через 15 я услышала женский голос, который кого-то звал. Женщина ходила по школьному саду и звала кого-то. Я накинула куртку и вышла на балкон, выходивший на школу. "Света, Света", - жалобно выкрикивала женщина.

Вероятно, кто-то из девочек все-таки рассказал маме, что случилось.
Я крикнула, что девушку увел какой-то парень. Женщина пошла в ту же сторону, значит, домой.


___

На обсуждении фильма выступали девочки, говорящие, что им повезло с семьями, с воспитанием, со школой, не было того, что в фильме. У каждого - своя судьба, свои обстоятельства, свой опыт, и взросления в том числе.

У нас в школе не было уж такого, как в фильме "Все умрут, а я останусь". Хотя допускаю, что многого я не знала. Не видела. Не замечала.

Наверно, надо показывать разное, чтобы была возможность выбора.
Порой нужны такие вот крайности - как матом послать, чтобы поняли, насколько больно.
Чтобы вывести из состояния безразличия.

А Сандрик Родионов на обсуждении вызвал теплую улыбку:)))
Tags: Наблюдения, Размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "ОБЛОМOFF", реж. Вячеслав Игнатов, ЦДР, Сокол

    Первый показ для зрителей вызвал противоречивые впечатления. Читала отзывы уже посмотревших и погружалась в недоумение: слишком много было разных…

  • Открытие 24-го сезона в ЦДР

    Лето закончилось, возвращается время театральных вечеров. Сегодня открыл сезон Центр Драматургии и Режиссуры. Небольшое фойе ЦДР на Соколе было…

  • Игра и жизнь

    В Москве сейчас проходит кинофестиваль "Будем жить", который открывает молодых кинематографистов. Вчера я попала в молодежную библиотеку Светловка на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Recent Posts from This Journal

  • "ОБЛОМOFF", реж. Вячеслав Игнатов, ЦДР, Сокол

    Первый показ для зрителей вызвал противоречивые впечатления. Читала отзывы уже посмотревших и погружалась в недоумение: слишком много было разных…

  • Открытие 24-го сезона в ЦДР

    Лето закончилось, возвращается время театральных вечеров. Сегодня открыл сезон Центр Драматургии и Режиссуры. Небольшое фойе ЦДР на Соколе было…

  • Игра и жизнь

    В Москве сейчас проходит кинофестиваль "Будем жить", который открывает молодых кинематографистов. Вчера я попала в молодежную библиотеку Светловка на…