Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Лефортово (1).

Всевидящее ОкоВ Лефортово наша семья приехала, когда мне было 7 лет. Отец, военный, приехал в Москву преподавать в Академии Бронетанковых войск почти за полгода до нас и ждал, когда дадут квартиру, мы приехали в начале января, во время школьных каникул. В кухне стояла зеленая табуретка, на белом полотенце - круглая буханка черного хлеба и солонка сверху - хлеб-соль:) В маленькой дальней комнате стояла раскладушка, в углу самой большой лежали матрасы из воинской части. Квартира показалась ужасно огромной: мы со старшим братом Сашей бегали по квартире - целых 3 комнаты!! - и кричали от радости. В квартире жило эхо:) Одна комната была изолирована полностью, за большой проходной комнатой была ещё комната поменьше, "тупичок" с окном в Лефортовский парк. Сколько закатов я потом в этой комнате наблюдала, очарованная красотой и непохожестью одного вечернего неба на другое. Мы с Сашей выбирали, кто в какой комнате будет жить: "Это моя комната!" - "Нет, моя!" Но получилась на многие годы "наша" - оба мы жили в отдельной комнате с бабушкой, втроем. Взрослея, стесняли друг друга. Мама жила в проходной, а папа - в маленькой. Сразу после приезда заболела корью с высокой температурой и бредом, запомнившимся на всю жизнь. И с подсознательной обидой на маму, которая внезапно всплыла при чтении стихотворения Гумилева.


Один письменный стол на двоих, но я уроки делала у мамы в комнате: Сашка, как старший и сильный, побеждал:)

В той квартире мне были знакомы все щербинки, отметины на дверном косяке нашего с Сашкой физического роста. На окошке комнаты, в которой жил отец,- а после развода родителей и отъезда отца туда пересился Саша, мужская такая комната получилась, - будучи маленькой, я решила опробовать на практике теорию, что алмаз режет стекло: у мамы было колечко с небольшим бриллиантом, очень старое, ободок полуистерся, погнулся, мама это кольцо не носила, оно лежало в маленькой палехской подаренной подругой мамы Ниной шкатулке вместе с недорогой бижутерией, коей тоже было немного - мама не носила украшения, не пользовалась духами, не красила даже губы. Бабушка была очень строга к дочерям. И к своей сестре Ирине, жившей с другой дочерью. У Ирины своих детей не было, замужем она не была, и на мой взгляд, вполне оправданно: была она совсем не красавицей, в отличие от моей бабушки.

Моя мама жила со своей мамой, а моя тетя жила со своей тетей - так распределились две моих бабушки по маме. Лида, "моя" бабушка, всю жизнь как-то не жаловала Ирину. Даже когда та умерла, я не увидела особой скорби. И никогда не задумывалась о возможных причинах, принимала это как есть, как естественные отношения.

Только взрослой узнала тайну. Тетушка моя рассказала.

Оказывается, тётя Ира всегда была рядом с Лидой. Из 12 детей их семьи только они оставались вместе, остальные растерялись по жизни, за годы войны всех разбросало.

Лида вышла замуж за моего деда Ивана в Курской области, его сначали послали в Бузулук, где родилась моя мама, а оттуда - в Таджикистан, в Душанбе (почему-то в семье всегда произносили Дюшанбе). Дедушка был заместителем министра соцобеспечения Таджикистана. Им дали сначала дом выселенного бая, бабушка рассказывала, что была потрясена коврами: они спускались по стене, покрывали что-то вроде тахты и стелились дальше по полу. Но муж ей сказал: "Не хватало, чтобы нас за эти ковры вырезали", и велел ковры снять и вынести на улицу. Потом там построили новый жилой Дом Специалистов, и они переехали туда. В этом же доме жили певцы из Оперного театра, рядом с которым дом и стоял. Один из оперных певцов учил мамину младшую сестру Лену музыке, говорил, что у неё потрясающий голос, которым нужно заниматься. Но бабушка сказала, как отрезала: "В нашей семье проституток не было и не будет". А тетка моя всю жизнь пела в производственном хоре, да застольные песни и, подпив прилично, плакала под них, очевидно, в душе горюя, что не стала певицей.

У бабушки было четверо детей: два сына и две дочери. Она никогда не работала. У неё было 4 класса церковно-приходской школы, писать она умела, всю жизнь очень много читала, но образования другого не получила, занималась семьей, воспитывала детей. Мальчики в войну умерли. Вскоре после гибели деда. Дед получил бронь, как правительственный чиновник. Но посчитал нечестным сидеть дома, когда страна воюет. И вскоре после начала войны подал рапорт в действующую армию, прослужил несколько месяцев и был убит под Харьковом возле села с красивым названием Соловьи. Похоронка в нашей семье не сохранилась, я знала об этом только по рассказам бабушки, которая почему-то назвала это село "Соловри" - видимо, от горя прочитала не так, либо забылось. Помню, что сама, ребенком, записала это название на бумажке, чтобы - вдруг когда - что-то узнать, а то и съездить. Название казалось очень странным.

Однако съездила туда только мамина сестра Лена. Будучи уже очень взрослой женщиной.

В 48 лет она вышла замуж в третий раз. Первый муж был военный летчик, что поначалу не мешало ему быть пьяницей и картежником, за что из армии все-таки потом вылетел. Второй муж - инвалид войны, тихий, очень больной человек, умерший через 5 лет после свадьбы, любивший мою тетку, ибо она сделала его жизнь радостной и светлой. Женился он, больной раком, обещали ему 8-9 месяцев жизни, а прожил он с теткой почти 6 лет - ожил, потому что всегда они была заботливым, хлебосольным и веселым человеком, гостей привечала с радостью, за мужем ухаживала тщательно, хотя потом признавалась, что боялась, что рак - заразный, потому мыла его посуду особенно тщательно. Спустя года полтора после похорон (сын его от первого брака, взрослый мужчина, прочитал его дневники и отдал Лене, сказав, что они принадлежат ей, настолько много добрых слов, любви, благодарности было в этих записях в её адрес) Лена вышла замуж в третий раз за Василия - доброго человека, выпивающего, не очень красивого, с большим рыхлым носом, пронизанным сеткой малиновых капилляров, тоже бывшего военного летчика-испытателя, который некогда участвовал в исследовании атомных или каких-то других бомб, а потому болел, и прожили они вместе не долго. После Васи тетка уже замуж не вышла, сказала, что лучше него не бывает.

И вот Вася этот как раз и вдохновил тетушку на поездку к месту гибели её отца. В отпуск как-то они сели в машину Васину, да отправились под Харьков. Остались фотографии памятника - бабушка была жива и успела посмотреть хотя бы так фамилию деда на памятнике - Некипелов И.А. - как Крылов, Андреич. Вся деревня собралась на это событие посмотреть - дочь погибшего за село приехала на могилу отца, братскую.

Что теперь с тем памятником на Украине?

Продолжу в следующем посте.















Tags: Воспоминания, Лефортово
Subscribe

  • Серпуховский Кремль

    Приехав с Олечкой в Серпухов, в разных точках города за стенами домов мы постоянно натыкались взглядом на собрание куполов. Казалось, где-то…

  • Серпухов, мужской монастырь

    Из женского Владычного монастыря мы с Олей отправились в мужской Высоцкий монастырь, получивший такое название по причине нахождения на высоком…

  • Серпухов, женский монастырь

    Задумали мы с Олечкой в воскресенье отправиться в монастырь. Обе не паломницы, но потянуло в святые места, да и погода располагала к поездке за…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments