Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

Хатынь.

Всевидящее ОкоУже по дороге в Хатынь, она на 55-ом км от Минска, я подумала, что в понедельник там может быть выходной. Но решила, что даже если пройти нельзя, упрошу охранников, неужели не пустят, узнав какой путь проделала.

Водитель высадил меня у поворота на Хатынь, я отправилась по дороге среди леса, отсчитывая километры по камням, отмечающим, сколько пройдено и сколько осталось.

На дороге, кроме меня, не было никого, если не считать рабочих, косивших траву вдоль дороги, скорее полеживая на ней, нежели состригая. Они с удивлением наблюдали за моим уверенным продвижением. В сторону Хатыни проезжали редкие машины, дай Бог, чтобы с десяток за 50 минут, что я шла. Их них примерно половина была с московскими номерами.

Зато на глаза попадались:

Лес с обеих сторон. При покупке билета мне сказали: а там 5 км по лесу. Спросила, не страшно ли идти, женщина удивилась? "Так вы одна? Ну не знаю тогда." Но я решила, что не страшно даже одной - так и оказалось:)


Бабочка


Погибшая под колесом машины лягушка с лопнувшими глазами:



Яичная скорлупа - видимо, кто-то подкреплялся в дороге. Так и виделась бабушка в платочке и с котомкой на палке за плечами. Всё думалось: и не лень было немцам тащиться в Хатынь, чтобы спалить её. Ведь далеко от "тракта".



Паутинки:





Рядом со мной к памятнику неспеша подходили два ветерана, один с палочкой, которые вспоминали что-то об автоматах, говорили о том, что Сталин сейчас стал козлом отпущения, что журналисты называют Рокоссовского и Ворошилова трусами - в тишине было хорошо слышно, о чем они говорят.

23 марта 1943 года Хатынь сожгли фашисты. 26 домов, почти в каждом были дети.



Площадь у этого памятника выложена огромными булыжниками, идти по которым очень неудобно: сделали это для того, чтобы люди смотрели себе под ноги, опуская голову как бы в память сгоревших заживо людей.





В Белоруссии сожжено было 186 деревень.



В Хатыни есть кладбище этих деревень.







Странное сочетание традиций: на березе у памятника с погибшими деревнями и вечного огня на ветках завязаны георгиевские ленточки.







На месте каждого из 26 домов стоят памятники - фундамент дома, торчащая в небо печная труба с колоколом наверху, калитка. Каждые 30 секунд колокола издают нежный звон, словно перекликаясь друг с другом жалобными голосами.





На каждом памятнике - скорбный список сгоревшей семьи. Где-то одна фамилия, но почти во всех домах были дети, от 2 до 8 человек, были и близнецы либо погодки.



Экскурсий не было, голосов гидов не было слышно, по всей территории деревни-памятника ходили небольшие группы семей, приехавших на своих машинах.





Стояла природная звенящая тишина, живая, стрекочущая тысячами голосов кузнечиков и звучащим дважды в минуту эхом колоколов, разносящимся округ, словно вторящим друг за другом. Всюду летали стрекозы, бабочки, присаживаясь на гранитные памятники и ступени. Светило яркое солнце. У одного из "домов" был привязана откормленная лошадь.













В ямах стилизованных колодцев лежали деньги - металлические российские и бумажные белорусские, у них мелочи нет, их 10 рублей - наши 10 копеек.




У одного их памятников с большим списком погибших детей в мелкий гравий были притоптаны три сторублевые купюры и стояла церковная свечка.



Я подошла к каждому сгоревшему дому. На дальней окраине, на приличном расстоянии от "колодца", которые обозначены приземистыми крышами, стояли два дома. Подумалось: как далеко они носили воду. Вот тут были слышны звуки жлектропилы и сухой треск ломающихся дереьвев. Жизнь и время давали о себе знать.







Я ходила посреди этой звенящей тишины, ароматов луговых трав, кузнечиков и стрекоз - посреди Жизни, и думала, глядя на списки погибших некогда людей, о том, что было бы сейчас на этом месте, кто жил бы, что делал.



И ещё о том, что мы порой совсем не ценим эту жизнь, мгновение, которое дает нам возможность радоваться тому, что мы видим здесь и сейчас.

Надо мной проплывал самолет.



На стоянке у касс росла яблоня.



На солнце светились наливные яблочки - время яблочного спаса.




Мне же надо было начинать обратный отсчет от Хатыни к трассе на Минск.



5 км пешком. Ведь автобусов с экскурсиями не было.

Прикинула, что километр проходила за 10 минут. За час добраться до трассы, поймать маршрутку до Минска, ещё 50 минут-час, к шести буду, решила я.

Но человек предполагает, а Бог располагает. Всё оказалось не так просто.

________________________________



Спасибо escritora за ссылку:

Tags: Минск, Хатынь
Subscribe

  • Про человеческие совпадения

    Чем дольше живешь, тем тоньше восприятие тех, кто оказывается близким. Иногда до удивления. Все мои массажисты и косметологи, с которыми всегда есть…

  • Взгляд со стороны

    Много лет назад жила я в Лефортово, шла с работы. Работала я тогда уборщицей. Садики тогдашний мэр Москвы Гавриил Попов большей частью упразднил,…

  • Причудливое

    Возвращалась сегодня из театра. Скользко. Темно. Неуютно. Новым годом и не пахнет. Мужа дома нет, окна темные, никто не ждет. По дороге из метро…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Про человеческие совпадения

    Чем дольше живешь, тем тоньше восприятие тех, кто оказывается близким. Иногда до удивления. Все мои массажисты и косметологи, с которыми всегда есть…

  • Взгляд со стороны

    Много лет назад жила я в Лефортово, шла с работы. Работала я тогда уборщицей. Садики тогдашний мэр Москвы Гавриил Попов большей частью упразднил,…

  • Причудливое

    Возвращалась сегодня из театра. Скользко. Темно. Неуютно. Новым годом и не пахнет. Мужа дома нет, окна темные, никто не ждет. По дороге из метро…