Olga (ajushka) wrote,
Olga
ajushka

Categories:

"Тангенс", "Компания руки, ноги и голова тоже", Франция. Цирковая пьеса для 4 акробатов. ЦИМ.

Всевидящее ОкоУдивительная постановка, ничего подобного я не видела. Акробатический театр. Девушка и трое мужчин рассказали - лично мне, ибо каждый видит, что важно для него в данный момент, какую болевую точку затронули артисты в его душе, на каких струнах сыграли - историю жизни человека и человечества, показали эволюцию человека от обезьянки до homo sapiens, у которого не только ноги-руки работают, но и голова тоже. И голова начинает работать, чтобы помочь рукам-ногам не уставать.
Разговор ведется на языке движений, который понятен всем. Но тут он настолько сложный, что кажется иностранным.
Жизнь, эволюция - вечное движение. Остановишься - рухнешь, и чтобы этого не произошло, нужно думать, думать, изобретать, что лучше именно для тебя, чтобы не стоять на месте, а значит, отползать назад.
Ощущение полета, невесомости, плавности, неторопливости, скольжения, перетекания из одного состояния в другое.

Ленты транспортера, подобные тренажерам для бегунов, идущие в противоположных направлениях, узкая полоса неподвижности между ними для коротких пауз между туда-сюда. Артисты словно плывут в воздухе, обтекая друг друга, меняясь местами, создавая причудливые комбинации, завораживая этим плавным движением. Вдруг падение на батут, отскок и полет то высоко вверх на ступени-этажи, то в немыслимые, точно просчитанные позы, когда баланс кажется таким неустойчивым, невозможным, но всё получается - человек сохраняет себя в самых непостижимых ситуациях. Мозг и инстинкт самосохранения как оберег самого себя.

Крутящееся колесо, люди в нем, то замирающие, словно уставшие и спотыкающиеся, то набравшиеся сил, открывшие второе дыхание, ибо остановка подобна смерти, и бегущие, бегущие подобно белке в колесе.

Шест, по которому, причудливо извиваясь и непонятно, как удерживаясь, двигается девушка, то забираясь обезьянкой наверх, то соскальзывая рывками вниз. Свет падает так, что видишь полет в невесомости. Сначала девушка одна, потом у неё на талии повисает, "держась" обеими руками, обвитыми вокруг её талии, "мужчина" - чучелко, которое перед этим, управляемое мужчинами-актерами, безвольно бегало с ними, получало подзатыльники, а потом досталось женщине, которая подняла его на вершину шеста, да там и оставила, отдав ему себя - актриса обнажилась на вершине - любви? - и исчезла в погасшем луче тусклого света.

Человек вытаскивает из люка, из-под земли неподвижные тела, уплывающие в другой люк, снова под землю. Без движения нет жизни.

Финал. По транспортеру бежит обнаженный мужчина, освещаемый лишь со спины узконаправленным лучом софита. Сначала мы видим животное, орангутанга, которому нельзя останавливаться, иначе он будет отнесен движением ленты-жизни назад. Он бежит, бежит, его накачанное тело прекрасно в свете, который подчеркивает рельеф его мышц, красивые ноги, ягодицы, спина постепенно начинает блестеть от пота, человек выпрямляется, приобретает гордую осанку с плавными красивыми движениями - Человек создан. Его ноги движутся так быстро, что из зала кажется, будто к ним прикреплены крылышки, что это Гермес куда-то летит-торопится, хочет успеть.

Вспоминая школьный курс тригонометрии и график тангенса, задумываешься, куда человеку двигаться от нуля, исходной точки: бесконечно вниз или бесконечно вверх. Выбор - за человеком.

Матюрен Болз, создатель этого акробатического спектакля, выбрал путь вверх, полет. 7 лет назад (я осталась послушать его интервью для канала "Культура") он побывал в Звездном городке и испытал состояние невесомости, которое его потрясло. Он попытался передать его в этом спектакле. На мой взгляд, ему это удалось.

Они с артистами, уважая русскую школу акробатики, побывали в цирковом училище, восхитились подготовкой акробатов. На вопрос, предлагали ли ему поставить что-то в России, с нашими гимнастами, он засмеялся, развел сцепленные до тех пор на груди руки: нет, не предлагали.

Мне кажется, это не совсем цирковая пьеса, скорее, акробатическая. В цирке - восхищение, восторг, рефлекторный, на уровне подсознания. Здесь же движения умные, пробуждающие не столько мышечные восторги, сколько мыслительные. На сцене - простые люди в цивильной одежде, без ярких цирковых костюмов, подчеркивающих красоту тела. И музыка не цирковая, а странная, ритмичная, будто африканская или арабская, вводящая в транс, гипнотизирующая, побуждающая уйти вовнутрь себя, своих мыслеобразов, а не выплеснуть наружу эмоции.

Путь от тела к мозгу. Снизу вверх. В полет.





Качество неважное, но выбора нет.





Tags: Чеховский фестиваль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments